Должность: профессор
Степень: доктор исторических наук
Звание: профессор
  b.mironov@spbu.ru

Родился 21 сентября 1942 года в городе Маркс Саратовской области. В 1959 году окончил среднюю школу № 6 города Ставрополя с золотой медалью. В 1959 году поступил на экономический факультет Ленинградского государственного университета (ЛГУ), на отделение политической экономии. В 1961 году после второго курса был отчислен за антимарксистские взгляды. В том же году ректором ЛГУ А.Д. Александровым был восстановлен студентом исторического факультета ЛГУ, который окончил в 1965 году с отличием. В 1965–1966 годы проходил службу в рядах Вооруженных Сил СССР.

В 1966–1969 годы – учеба в аспирантуре Ленинградского отделения Института истории (ЛОИИ) АН СССР. 26 декабря 1969 года защитил кандидатскую диссертацию «Хлебные цены в России XVIII века» (научные руководители – А.Г. Маньков и А.Л. Шапиро). 15 июня 1983 года защитил докторскую диссертацию «Внутренний рынок России во второй половине XVIII – первой половине XIX века». В 1987 году присвоено ученое звание старшего научного сотрудника, а в 1990 году – профессора.

С 1970 по 2016 годы – работа в ЛОИИ АН СССР (с 2000 года – СПбИИ РАН): младший научный сотрудник (1970–1983), старший научный сотрудник (1983–1986), ведущий научный сотрудник (1986–2009), главный научный сотрудник (2009–2017). В 1972–1977 годах и в 1981–1993 годах – работа (по совместительству) на историческом факультете ЛГУ (СПбГУ): ассистент (1974–1983), доцент (1983–1989), профессор (1990–1993). С 1978 по 1981 год – работа (по совместительству) на историческом факультете РГПУ им. А.И. Герцена. В период 1993–2003 годов преподавал в университетах Канады, США, Франции, Германии и Японии. С 2000 по 2017 год – профессор (по совместительству) кафедры социологии культуры и коммуникации факультета социологии СПбГУ. С 2000 по 2013 год – профессор (по совместительству) Европейского университета в Санкт-Петербурге.

С 2017 года – профессор (штатный) кафедры источниковедения истории России института истории СПбГУ.

Область научных интересов – клиометрия, социальная, экономическая, демографическая и антропометрическая история России, методология исторических исследований. Результаты его научных исследований нашли отражение в многочисленных публикациях - на 15 августа 2018 г. их насчитывалось 380. В том числе книг (монографий, учебных пособий, включая повторные испр. и доп. издания на русском, английском и китайском языках) – 22; статей – 334, рецензий и пр. – 24. Из них зарубежных публикаций – более 140, в том числе 6 книг, переведенных с русского языка.

Б.Н. Миронов стоял у истоков российской клиометрической школы. В 1975 г. он опубликовал (в соавторстве) первую в России книгу по клиометрии – «Историк и математика», в которой показано, как можно применять количественные методы в исследованиях по экономической, социальной и политической истории. В работе 1991 года «История в цифрах: (Математика в исторических исследованиях) применение математико-статистических методов поднимается на более высокий уровень благодаря расширению их арсенала и сфер их применения. В «Истории в цифрах» проведен количественный анализ интересных и актуальных проблем имперского периода истории России: двоеверия русского крестьянства, русификации, урбанизации и некоторых других. Самой ценной в аналитической части книги является разработка и применение метода ретросказания с помощью когортного анализа. Опираясь на этот метод, автор получил картину изменения грамотности в Российской империи за 120 лет – 1797—1917 гг.

Монография «Историк и социология» (1984) стала одним из первых исследований по исторической социологии в отечественной историографии. В ней рассматриваются возможности применения в историческом исследовании социологических методов, понятий и концепций для более глубокого проникновения в сущность изучаемых процессов и явлений. Анализируются наиболее существенные проблемы, стоящие перед историками междисциплинарной ориентации, – формализация исследовательских процедур, использование социологических понятий в историческом анализе, сочетание конкретно-исторического и социологического подходов, выявление скрытой информации в исторических источниках с помощью специальных процедур. Все эти проблемы изучаются на конкретном материале социально-экономической истории России XIX–начала ХХ в.

Монография «Внутренний рынок России во второй половине XVIII-первой половине XIX в.» (1981) посвящена истории торговли под углом зрения формирования всероссийского аграрного рынка. На основе большого эмпирического материала, впервые введенного в научный оборот, и применения специально разработанной методики проанализированы структура и функционировании российского внутреннего рынка. Автору удалось оценить объем товарооборота, выявлены направления товаропотоков в масштабе страны. Обнаружено интересное явление – ярмарочные круги или цепи, аналогичные тем, которые наблюдались в средневековой Европе. Почти одни и те же купцы и товары в течение года переходили с ярмарки на ярмарку, превращая их таким образом в подвижной ходячий рынок, обслуживавший круглый год определенную территорию. Исследование позволило сделать принципиального значения вывод: единый всероссийский хлебный рынок сложился в России во второй половине XVIII в.

В монографии «Хлебные цены в России за два столетия (XVIII-XIX вв.) (1985) впервые в историографии на основе преимущественно архивных материалов и периодики получена общая картина движения хлебных и других продовольственных цен в России за 1708–1914 гг. (по губерниям, регионам и стране в целом) и объяснена их динамика социально-экономическими процессами, происходившими в стране. Б.Н. Миронов открыл в России XVIII–начала XIX в. революцию цен, аналогичную той, которая случилась в остальной Европе на полтора–два столетия ранее, и объяснил причины ее запаздывания. Революция стала закономерным следствием включения России в мировой рынок и в мировое разделение труда. В монографии проанализировано огромное влияние революции цен на экономические и социальные процессы, финансы, жизненный уровень, положение отдельных сословий, развитие крепостного права, европеизацию страны. Автор идентифицировал факторы динамики и географии цен, оценил степень зависимости российских цен от мировых и меру включения России в мировой хлебный рынок, построил модели ценообразования.

В монографии «Русский город в 1740–1860-е годы: демографическое, социальное и экономическое развитие» (1990) впервые осуществлен комплексный анализ развития городов России за 130-летний период времени. Как и в предыдущих работах, исследование проведено на основе массовых архивных данных, как правило, впервые вводимых в научный оборот и проанализированных с помощью математико-статистических методов. Б.Н. Миронов показал, что в России XVIII—первой половине XIX в. наблюдалась деурбанизация из-за низкого естественного прироста городского населения и слабой миграции крестьян. Функциональная структура городов претерпела радикальные изменения: снижалась доля аграрных городов, возрастал процент – промышленных и торговых. При этом, несмотря на сословный характер общества, в социальную мобильность были вовлечены все сословия и мобильность со временем росла.

В 1999 г. Б.Н. Миронов опубликовал 2-х томную фундаментальную книгу «Социальная история России периода империи (XVIII–начало XX в.): Генезис личности, демократической семьи, гражданского общества и правового государства». Книга стала вехой в мировой историографии, была трижды издана в России и переведена на английский и китайский языки. Автор выполнил оригинальное исследование в каждой из областей, затронутых в книге: демография, урбанизация, семейная организация, социальная стратификация и социальная мобильность, сельская и городская община, право, суд и государственность. В работе предложен анализ фундаментальных процессов, моделей российской социальной истории и закономерностей ее динамики, который учитывал все существенные достижения исторической науки. До настоящего времени это наиболее цитируемое историческое сочинение, когда-либо созданное российским ученым.

В 2010 г. выходит монография «Благосостояние населения и революции в имперской России: XVIII-начало ХХ века». Она стала первой в мировой историографии фундаментальным исследованием по исторической антропометрии России за 1700–1917 гг. Автор впервые показал, как изменялся биологический статус россиян за 217 лет. Полученная картина была проверена на данных о валовом внутреннем продукте и сельскохозяйственном производстве, о налогах и повинностях, ценах и зарплате, потреблении и питании, демографии и вкладах в банках, и сделан вывод о динамике уровня жизни за весь период империи: в 1701–1795 гг. его динамика имела отрицательный тренд, а в 1796–1914 гг. – положительный. Опираясь на полученные результаты, Б.Н. Миронов пересматривает господствующие в историографии и коллективной памяти представления о внутренней политике государства, эффективности российских реформ и о происхождении российских революций начала ХХ в. и создает позитивный образ имперской России как успешно развивавшейся страны. В книге сформулирована и обоснована принципиально новая концепция Русской революции 1917 года. Причины революции заключались в быстрой модернизации, относительной депривации и политическом пиаре. Именно высокие темпы и успехи модернизации создавали новые противоречия, порождали неведанные прежде проблемы, вызывали временные и локальные кризисы. Революция предстает как издержки, или побочный продукт, успешной модернизации. Кризис российского социума был болезнью роста, свидетельствовал о его развитии, а не о приближении его конца.

В 2015–2016 гг. Б.Н. Миронов опубликовал третье обобщающее исследование по истории России периода империи «Российская империя: от традиции к модерну». В 2018 г.  было опубликовано 2-е испр. издание.  Формально это – результат капитальной переработки книги «Социальная история России». Фактически в этом монументальном трехтомном труде объемом 208 авторских листов автор подвел итоги не только своим 50-летним исследованиям периода империи, но также обобщил результаты, полученные российской и зарубежной историографией по истории имперской России. Б.Н. Миронов оценивает развитие страны в период империи в целом успешным, политику правительства – прагматичной, достижения страны – весьма значительными, учитывая обстоятельства, в которых ей приходилось жить и бороться за свое существование, вектор движения – как модернизация, вестернизация и конвергенция. Он отстаивает точку зрения, согласно которой Россия по большому счету является нормальной великой европейской державой с объясняемым прошлым, развивающаяся по европейскому сценарию, хотя и с большими национальными особенностями. Концепция европейскости обосновывается на огромном эмпирическом материале, касающимся главных аспектов общественной и политической жизни и подтверждается сравнительно-историческим анализом. Вековые антироссийские стереотипы и негативный международный имидж России в западноевропейских странах искажают фактический ход ее истории и не соответствуют ее огромным достижениям и заслугам перед мировым сообществом. Они являются виртуальными конструктами, созданными с политическими целями.

Исключительную ценность для историографии представляют построенные Б.Н. Мироновым динамические ряды данных, касающихся важных сфер общественной жизни и охватывающих имперский период и всю Европейскую Россию или империю, – цены, заработная плата рабочих, жалованье чиновников и офицеров, доходы духовенства, грамотность населения, численность бюрократии, рост (длина тела) мужского населения, экспорт русского хлеба, уровень урбанизации, социальный состав, также брачность, рождаемость, смертность и естественный прирост населения. Для XIX–начала ХХ в. Б.Н. Миронов оценил динамику преступности, веса и массы тела населения, посещения исповеди и причастия во время Великого поста. А для пореформенной России рассчитал такие важные показатели, как индекс человеческого развития, децильный коэффициент неравенства, годовой бюджет времени крестьянина-работника и лаг в уровне развития между Россией и великими державами к 1913 году. Эти данные позволяют в полной мере использовать исторический метод в анализе, оценить направление и степень изменений.

В 2017 г. увидела свет еще одна монография: «Управление этническим многообразием Российской империи». На основе обобщения обширного материала автор пришел к выводам, которые обогащают современную историографию этноконфессиональной проблематики новыми идеями. Стремительно расширяясь на протяжении многих десятилетий, Россия превратилась в громадную полиэтническую империю с чрезвычайно сложным в этно-религиозном и цивилизационном отношениях населением. Однако ввиду дефицита административного ресурса, слабого развития транспортно-коммуникационной, административной и информационной инфраструктуры, империя недоуправлялась. Имперский центр не имел возможности быстро и единообразно, в рамках единой модели унифицировать в административном, правовом, экономическом и культурном отношениях присоединяемые территории и проживавшие на них народы и интегрировать их в единое имперское пространство. Чтобы в подобных обстоятельствах империя сохраняла жизнеспособность и при этом модернизировалась, правительство должно было проводить достаточно эффективную этноконфессиональную политику. И действительно Центру это удавалось. Правительство разработало такие принципы и технологии управления, которые способствовали интеграции этноконфессиональных групп в единую империю и одновременно модернизировали традиционные социумы с их спецификой в хозяйстве, праве, социальных структурах.

Работы Б. Н. Миронова пользуются признанием и широко используются в российской и зарубежной историографии. На 08.2018 в Национальной библиографической базе данных научного цитирования (РИНЦ) у него зафиксировано 357 публикаций, 8211 цитирований, индекс Хирша – 36; в журналах, индексируемых в базе данных Web of Science и Scopus, зафиксировано 116 публикации, в обеих базах индекс Хирша – 6. В РИНЦ по индексу Хирша и по числу цитирований автор находится в первой десятке российских историков, а среди исследователей истории России периода империи занимает первую строчку.


Кафедра источниковедения истории России