«Полоцкая земля как контактная зона при Иване Грозном, 1563-1579 гг.», экспедиция 18-25 июля 2015 г.


Полевые исследования в Полоцком районе. 19-23 июля 2015
г.

19-23 июля 2015 г. исполнители гранта — А. И. Филюшкин, А. Н. Лобин, А. В. Кузьмин, И. А. Прохоренков, П. А. Толмачев, Д. А. Бессуднов, К. С. Жарикова при участии белорусских коллег И. А. Марзалюка, Я. Г. Риера и Р. В. Соловьева и магистрантки СПбГУ Е. Лисиченок — провели выездной полевой workshop-семинар в Полоцком районе Витебской области Белоруссии. Целью было ознакомление на местности с системой пограничных крепостей ХVI в., построенных при Иване Грозном и обеспечивавших оборону пограничья России и Великого княжества Литовского (Речи Посполитой) в 1560-70-е гг., и проверка ряда рабочих гипотез.

«Полоцкие пригороды» Ивана Грозного – Сокол, Суша, Козьян, Ситна, Туровля, Красный – практически не изучались. До сих пор остается актуальной брошюра Б. Брежго «Замки Витебщины», выпущенная в Вильно еще в 1933 г. (Брэжго Б. Замкi Вiцебшчыны. Вильно, 1933). Последующие работы (см., например: Иванов В. А. Замки Витебской земли. Витебск, 2003) основаны по-прежнему на труде Б. Брежго, с некоторыми дополнениями.

В 1948 г. на объектах проводилась археологическая разведка экспедиции М. Г. Рабиновича (Отчет об археологических разведках в Полоцкой земле в 1948 г. Ф-1. Р-1. № 215. 14 л., 9 ил., 2 черт. б.ф. 3. АЭ МГПИ им. В.П. Потемкина и ИИМК им. Н.Я. Марра АН СССР. Белорусская ССР (см. Республика Беларусь), Витебская, Полоцкая обл., г. Полоцк, Витебск, д. Долга, Суша, Малая Ситно, Козьяны, Красомая, пос. Красный, с. Туровля, Соколище. Разведки. ОЛ № 82. Крепости Сокол, Касьянов, Туровля, Суша (и курганные мог.), Ситна, Красная, Соколище (и городище), Красомая; курганные могильники Долга. Позднее средневековье. XVI в. Сведений о коллекции нет // Научно-отраслевой архив Института археологии РАН. Отчеты о полевых исследованиях. Каталог. 1945–1954 гг. / Отв. ред. Н.А. Ма- каров, П.Г. Гайдуков; Составители: С.И. Болдырев, А.В. Ковальчук, У.Ю. Кочкаров, Е.Ю. Лебедева, О.А. Роянова, И.М. Умарова. М, 2009. С. 73. № 194). Белорусские археологи интересовались преимущественно самим Полоцком, чем его пригородами, на которых также проводились только разведки и шурфование (Дук. Д. У. Полацк i палачане (IX-XVIII стст.).Новаполацк, 2010).

Между тем, в истории этих пригородов много неясностей. Вызывает вопросы топография крепостей ― они расположены в основном между Россией и Полоцком. Если бы они предназначались для обороны Полоцка от нападений из ВКЛ (по аналогии с Псковскими пригородами), то они располагались бы между Полоцком и границей с ВКЛ, но это не так. На этом пространстве, между Виленским воеводством и Полоцком нет ни одной крепости, зато они находятся или на территории «в тылу», за Полоцком (Ситна, Касьян), или в одну линию с ним (Сокол – Полоцк – Туровля – Красный – Суша).

Для сравнения можно привести «Псковские пригороды» они располагались между Ливонией и Псковом (Изборск, Владимирец) и между ВКл и Псковом (Опочка, Воронич, Выбор, Врев, Велье, Остров, Заволочье).

Крока-схема расположения «ПОЛОЦКИХ ПРИГОРОДОВ»

В связи с этим встает вопрос о предназначении крепостей. Можно предположить, что они охраняли коммуникации. Эта функция, судя по всему, у крепостей была. Однако они все расположены в труднодоступных местах, которые предполагают не сколько контроль над коммуникациями, столько изоляцию от возможностей противника для нападения, и операции на коммуникациях отрядами на вылазках. Но следует заметить, что все крепости небольшие, и отряды, высылаемые для охраны дорог, не могли бы быть многочисленными.

Более перспективной кажется версия, что крепости ставились как опорные пункты новой, российской власти в Полоцком повете. Тогда это объясняет, почему они располагались в основном в «тыловой» территории (именно ее надо было контролировать и оберегать), и труднодоступность замчищ (чтобы мятежникам было сложнее до них добираться), и малый масштаб (большого было и не нужно). Полностью принять эту гипотезу мешает то, что крепости, как правило, не были административными центрами, волостные центры были в крупных селах, но не в «замках Ивана Грозного».

Отдельно стоит вопрос об облике крепостей. Это были деревянные фортификационные сооружения, возведенные на пустых местах за короткий срок. Возникает много проблем, на которые наука пока не дала ответа: как и кем выбирались места для этих крепостей, как и кем осуществлялось строительство, что из себя представляли крепости в фортификационном отношении, какова была их связь с округой и место в жизни пограничья. Есть гравюры с рисунков С. Пахоловицкого, польского художника и картографа, который в 1579 г. в свите Стефана Батория посетил взятые замки и оставил из изображения. Возникает вопрос о степени адекватности этих изображений, насколько они могут использоваться при восстановлении облика крепостей.

Ниже помещены краткие справки, составленные по результатам осмотра городищ (замчищ), анализа изображений С. Пахоловицкого и других источников. Полностью текст по изучению «полоцких пригородов» готовится в виде специального издания.

 

Ситна

Сегодня городище находится в деревне Малое Ситно (Полоцкий р-н Витебской обл. Белоруссии, Координаты: 55°42'5"N 29°21'45"E), на левом (западном) берегу р. Полоты, в месте ее вытекания из оз. Измок.

Территория городища представляет собой поросшую сосновым лесом возвышенность овальной формы примерно 90 на 80 м. над заболоченными берегами оз. Измок и р. Полоты. Грунт песчаный, носит следы укрепления склонов холма. Четко выраженных следов земляных укреплений нет. На восточном склоне напротив берега Полоты поставлен памятный знак.

Существует гипотеза о существовании на этом месте укрепленного поселения с ХV в. В 1563 г. после взятия Полоцка русские основали здесь дерево-земляную крепость. В 1566 г. она подверглась нападению литовцев (казаков Бирули )и была сожжена. Гарнизон ее в 1563 г. составлял 300 человек. К 1579 г. Ситна была восстановлена и находилась под властью русского гарнизона. Согласно Гейденштейну, она стояла «на дороге Велико-Лукской, при верхнем течении реки Полоты», то есть контролировала дорогу из Полоцка на Великие Луки и далее на Новгород. Ближайшие пункты к Ситне – Нещерда (северо-западнее), Невель и Езерище (северо-восточнее). Географически дорога должна была идти на Езерище и далее на Невель и Великие Луки. Однако сегодня сообщение Гейденштейна не находит подтверждения на местности: на много километров вокруг она сильно заболоченная, без крупных водоразделов и рек, по которым могла бы идти дорога. Если до Ситны путь, очевидно, шел по Полоте (летом – на судах и зимой – по льду), то дальше на северо-восток – край болот и озер. Где по нему шла дорога на Великие Луки, сегодня реконструировать невозможно.

При описании осады Полоцка в 1579 г. Гейденштейн пишет, что «В то же время Венгерцы и Литовцы, бросившись вдруг от Полоцка по дороге Псковской на Ситну, сожгли ее неожиданным и внезапным образом». То есть здесь он дорогу Полоцк – Ситна оценивает уже не как Великолуцкую, а как Псковскую. Между Ситной и Нещердой (псковское направление) сегодня такая же заболоченная местность, и реконструирование дороги затруднено. Однако данная «путаница» в названии дорог говорит о необходимости относится к сообщениям Генденштейна как к нуждающимся в проверке.

На рисунке С. Пахоловицкого Ситна изображена как 4-башенная трапециевидная крепость. Одна баша располагалась ближе к устью Полоты, вторая – в излучине реки, прясло стены между ними было самым длинным, до 90-100 м. Излучина реки образовывала как бы полуостров, куда оказалась «вписана» широкая часть трапеции. Дорога проходила перед узкой частью трапеции, где между двумя башнями были ворота. В общем, серьезных противоречий между рисунком Пахоловицкого и возможностями его наложения на местности не возникает, при всей схематичности и условности изображения.

(Снимок местности воспроизведен по:
http://wikimapia.org/#lang=ru&lat=55.701859&lon=29.358966&z=16&m=b )

 

Изображение Ситны на рисунке С. Пахоловицкого

Месторасположение Ситны

Наложение рисунка Ситны С. Пахоловицкого на местность

  

Козьян

Городище Козьян находится на западном берегу р. Оболь, севернее поселка Красномай (55°32'32.0"N 29°30'19.6"E). Р. Оболь там образует несколько изгибов, формируя полуострова в виде сердечек. На одном из таких «сердечек» и был в 1563 г. построен Козьян (Генденштейн: «Козьян на реке Оболи, которая тут как бы описывает круг около него»). Если верить Гейденштейну, Козьян как крепость противопоставлялся Уле – между ними около 70 км по прямой, но коммуникации не очевидны (Ула перекрывает Двину, а Оболь впадает в Двину ниже по течению, Улу логичнее было бы противопоставить Туровле). 13 июля 1579 г. крепость была взята литовским отрядом под командованием Франтишика Жука.

Место. где был основан Козьян, было обитаемым издревле – рядом находится курганный могильник раннего средневековья (обследован в 1972 г. В. Б. Короткевич), предположительно кривичский. Замчище Козьян стало известно с 1837 г., обследовалось в 1972 г. В. Б. Короткевич. На продолговатом мысе, вытянутом с запада на восток, сохранились остатки земляных валов. Рельеф местности и русло реки изменились, но место расположения крепости устанавливается по остаткам валов и р. Оболь.

На рисунке Пахоловицкого расположена треугольная крепость, судя по городищенской площадке, примерно 50 х 120 м 110 м.

Место расположения городища Козьян

Козьян на рисунке С. Пахоловицкого

наложение рисунка Козьяна на местность

Снимок местности воспроизведен по:
http://wikimapia.org/#lang=ru&lat=55.536742&lon=29.499836&z=14&m=b&gz=0;293619275;557006622;16307;11728;429;0

 

Озерище

Городище расположено на южном береге оз. Езерища на полуострове (фактически – острове) в 3 км севернее деревни Местечко (55°50′37.7″N 30°03′30.3″E). Крепость имела четырехугольную форму, 100 х 120 м, деревоземляная, с валами и тремя башнями. Сохранились основания валов и башен.

Изображение местности взято:
http://wikimapia.org/#lang=ru&lat=55.840049&lon=30.022373&z=14&m=b&gz=0;293619704;557006622;15878;11728;0;0;6712174;1407356&search=%D0%95%D0%B7%D0%B5%D1%80%D0%B8%D1%89%D0%B5

Озерище - карта

Озерище известно с 1377 г., упоминается как владение Ульяны Тверской, вдовы Великого князя Литовского Ольгерда. Им позже владели великая княгиня Елена Ивановна, жена Александра Ягеллончика, потом королева Бона.

Гейденштейн: «Озерище; находящееся по направлению к Москве на озере, откуда берет начало река Оболь, имеет доступ только с одной стороны, так что едва можно пройти пешему. После занятия Полоцка Московцами, здесь и там было построено несколько крепостей и поставлены гарнизоны, частию для того, чтобы удерживать за собою область, реку и судоходство и мешать плавать неприятелю, частию для того, чтобы препятствовать неприятельским нападениям на эту область, весьма обычным там, где право владения окончательно не было решено ни в ту, ни в другую сторону».

Озерище было взято русскими в 1565 г., там располагался русский гарнизон до 1579 г., когда крепость захватили войска Стефана Батория. В отличие от других крепостей, Озерище не утратило своих функций и не было разрушено, а стало административным центром Речи Посполитой

 

Сокол

Крепость Сокол располагалась в слиянии рек Ниши и Дрисы, на восточном берегу Дрисы. Сегодня городище находится в 1 км западнее дер. Кульнево (55°43′50.1″N 28°32′20.7″E). Указываемая в некоторых путеводителях локализация Сокола у дер. Соколище (там стоят стилизованные памятные знаки) является ошибочной.

Сокол - карта

Изображение взято:
http://wikimapia.org/#lang=ru&lat=55.730590&lon=28.539090&z=16&m=b&gz=0;285393047;557006622;8242535;11728;8226656;0;14938831;1407356;0;265444

Русла рек (особенно Ниши, очень сильно обмелевшей), видимо, претерпели некоторые изменения. Тем не менее, четко локализуется сохранившийся внутренний вал крепости. Городище Сокола интересно тем, что оно подтверждает достоверность данного рисунка Пахоловицкого: на нем изображена крепость с внутренним земляным валом, разделявшим крепость на две зоны обороны. И именно этот вал в сильно облесенном состоянии, с основанием одной из башен хорошо сохранился.

Сокол был основан в 1566 г., в 1579 г. был после тяжелых боев взят войсками Стефана Батория. Зарево горящего Сокола было видно в Полоцке. Сохранился пространный рассказ Р. Гейденштейна о взятии Сокола: «В это время Мелецкий, отправившись, как было сказано, с войском под Сокол, на пути подвергся величайшим затруднениям, как от размытых сильными дождями дорог, так и от недостатка провианта. Пушки король отослал вниз по течению реки Двины до Дриссы, крепости при слиянии реки того же имени с Двиною; оттуда по Дриссе везли их до самого Сокола. Река Дрисса у Сокола несколько задержала войско, ибо мостом, сделанным в Ковне из кораблей, как о том мы выше говорили, пользовалась армия, остававшаяся у Полоцка, для перевозки провианта; и так как не было способа выстроить поскорее другой, то Иван Збаражский, воевода Брацлавский, переплыл с частию всадников чрез реку в стороне от Сокола, по направлению к Пскову и занял там сторожевой пост; переправе же остального войска содействовал Николай Уровецкий, человек благородного происхождения, начальствовавший над конницею; он предложил свои услуги Мелецкому, и устроил плот из весьма крепких бревен, связанных между собою железными цепями и другими крепчайшими связями. Между тем как войско переправлялось, неприятель почти ничего не предпринимал, хотя бы и мог легко воспрепятствовать нашим, задержанным трудностию переправы; только его караулы, по обычаю своему разъезжая для возбуждения в наших страха, выкликали — каждое по имени — войска разных народов, бывших под властию Московского царя, Рязанцев, Астраханцев и других племен. Вследствие дурного положения дорог и по недостатку обозных лошадей, потерянных при недавних невзгодах под Полоцком, войско не могло взять с собою повозок. Поэтому, не разбивая лагеря, оно расположилось в палатках за рекой Дриссой; немецкая пехота вдоль Дриссы, а польская по направлению к Нище и стала проводить рвы и окопы, чтобы, начав в разных местах, потом соединить их под крепостью. Неприятель, располагая свежими силами и, видя, что наших не столь большое число и что они ослабели как от разных невзгод, испытанных при прежней осаде, так и от дороги, в притворном страхе (как потом было узнано от пленных), заперся на ночь внутри окопов, и за тем намеревался, подкрепивши свои силы и приготовивши все нужное для вылазки, до рассвета внезапно напасть на наших. Произошло совершенно случайно, что Доброславский, поставленный Мелецким в начальники над пушками, сделал пробу с тремя калеными ядрами, о которых мы выше говорили. Из них два ядра произвели пожар, потушенный неприятелем; но одно, застрявши в самом основании, не было замечено, и немного спустя произвело страшное пламя, так как стены были сухого материала. Мелецкий, заметив это, тотчас дал сигнал трубою, чтобы созвать всех к оружию. Смущенные нечаянностию, Москвитяне ожидали немедленного вторжения и не могши потушить пожара, в виду такой внезапной опасности, бежали из города разными воротами. Шереметев с частью конницы бежавший ко Пскову, встретился с воеводой Брацлавским Иваном Збаражским, с этой стороны наблюдавшим за неприятелем, и попался живым в руки неприятелей вместе с бывшими с ним всадниками. Те же, которые выбежали на другой день с другой стороны вместе с Борисом Шейным, встретились с Немцами. Последние, желая отомстить за бедствия, претерпеваемые их соплеменниками впродолжение стольких лет от Московской свирепой жестокости, новейший образец которой мы недавно видели при взятии Полоцка, умертвили всех и в том числе Шеина. Оставшиеся в крепости на коленях стали просить о пощаде, но при вторжении немецких солдат, убивавших без разбора всех, отчаявшись в спасении, опустили подъемную решетку, висевшую над воротами сверху, и перебили до 500 немцев, заперев их в крепости. Между тем Разражевский и некоторые Немцы и Поляки скоро разломали ворота, и когда последние были открыты, тогда одна часть защитников была перебита, другая отчаявшись во всем сгорела, бросившись в пламя. Повсюду происходило великое убийство, так что многие и, между прочими, Вейер, старый полковник, говоря о своем участии во многих сражениях, не задумывались утверждать, что никогда ни в одном месте битвы не видели они, чтобы так густо и тесно друг с другом лежали трупы. Многие из убитых отличались тучностию; немецкие маркитантки, взрезывая такие тела вынимали жир для известных лекарств от ран, и между прочим это сделано было также у Шеина. Вследствие этого Московский царь написал королю письмо, о котором мы скажем ниже, и в котором он укорял короля между прочим за этот случай, как за безчеловечное и жестокое злодеяние; сверх того он упрекал короля и в том, что тот употребил при осаде крепости каленые ядра, рассчитывая будто бы не на храбрость и войско, но действуя при помощи какого то ухищрения. Наградой за труд была добыча; у большой части людей боярского рода найдены были шкатулки, наполненные чеканным серебром, и эта находка не только ободрила воинов, сокрушенных предъидущими невзгодами, но даже обогатила их. Мелецкий, возвратившись с войском к королю, привел с собою большое число пленников, которых частию подарил публично королю, частию друзьям».

Именно из-под Сокола князь Андрей Курбский в 1579 г. написал Ивану Грозному свое Третье послание, завершая знаменитую переписку.

 

Туровля

 

Расположена в устье р. Туровлянки, в месте ее впадения в р. Западную Двину, совр. деревня Городище (55°21′25″N 28°59′27.3″E). От крепости на местности остались слабовыраженные фрагментарные следы валов.

Место расположения:
http://wikimapia.org/#lang=ru&lat=55.356932&lon=28.990903&z=16&m=b&gz=0;285393047;557006622;8242535;11728;8226656;0;14938831;1407356;0;265444&search=%D1%82%D1%83%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%BB%D1%8F

Туровля (карта)

Основана в 1566 г. В 1579 г. на нее несколько раз нападал отряд Ф. Жука, но был отбит. Взята в августе 1579 г. литовским отрядом Константина Лукомского. После взятия крепости победители стали праздновать и случайно подожгли Туровлю, крепость полностью сгорела.

Существует изображение крепости, сделанное в 1579 г. С. Пахоловицким.

На рисунке – четырехугольная в плане пятибашенная крепость. При соотнесении с местностью возникает вопрос – почему была избрана четырехугольная форма в поле, когда слияние двух рек предполагает мысовую крепость? В рисунке Пахоловицкого мыс никак не учитывается. Поэтому предполагается, что рисунок неточно передает укрепления Туровли. Даже если она была четырехугольной в плане, крепость должна была быть более вытянутой, скорее ромбообразной, чтобы вписаться в мыс. Но тогда в напольную сторону она должна будет смотреть углом, что представляет собой необычную конфигурацию для крепостей. Туровля представляет собой очень интересный памятник, границы крепости на местности нуждаются в уточнении. Рисунку Пахоловицкого здесь нельзя полностью доверять, он слишком схематизирован.

 

Суша (Копье).

Городище Суша расположено между селами Суша и Двор-Суша, на перешейке между озерами Теменица и Островки (55°05′06.7″N 29°01′23.9″E).

Место расположения:
http://wikimapia.org/#lang=ru&lat=55.085196&lon=29.023304&z=15&m=b&gz=0;285393047;557006622;8242535;11728;8226656;0;14938831;1407356;0;265444&search=%D1%81%D1%83%D1%88%D0%B0

Суша (карта)

Суша была основана в 1567 г. : «: «Того же лета поставиша два города в Полотчине, Сокол и Улу, а третий почаша делать на озере именем Копье, и которые люди Московские присланы на блюдение деловцов, кн. Петр Серебряных да кн. Василий Дмитриевич Палецкого и Литовские люди пригнав изгоном, на зори, да многих прибыли и кн. Василия Полецких убили, а кн. Петр Серебряных убег в Полоцко». «Тем не менее государьским промыслом осмотрел того места и город ставил воевода князь Юрьи Иванович Токманов, пришед на то место безвестно и сел на острове со всеми людьми и народ и лес городовой и запасы свои перепроводили на остров; и город поставил вскоре городовыми людьми, которым тут годовати и посошными людми, и по государскому приказу город укрепил».

Гейденштейн писал об этом: «По сю сторону Двины царь выстроил Туровль, при устье реки того же имени, которым она впадает в Двину, и на озере, выпускающем реку Туровль, на месте очень укрепленном и окруженном со всех сторон водою, с особенными целями была воздвигнута крепость Суша, угрожающая Литве, так как царь уже замышлял войну Литовскую и мысленно представлял Вильну средоточием и главною целию будущих военных предприятий. Вследствие этого он укрепил искуственно и без того уже раньше природой весьма укрепленное место и снабдил его всякого рода военными снарядами, для того, чтобы держать там небольшой, но хорошо вооруженный гарнизон».

В 1579 г. вокруг Суши развернулись следующие события: (по Гейденштейну): «Все пространство по направлению к Вильне, отстоящей от того места на расстоянии более 225 миль, вплоть до Постава, находящегося между Вильною и Полоцком, на равном расстоянии от той и другого, было опустошено неприятелем; затем неудобно было оттуда подвозить по той еще причине, что до сих пор в руках неприятеля находилась Суша: засевшие там гарнизоном люди ночью напали на литовских казаков, захвативших, как мы сказали, Красный, когда те ничего такого не ожидали, разбили их и сожгли лагерь, сравняв его с землей, а потом они стали нападать по дорогам на наши подвозы, приходившие из Вильны. По верхнему течению реки, вследствие присутствия там туровльского гарнизона, ни в которую сторону не было безопасных мест для фуража или пастбища. Франциск Жук делал набеги к Туровле; имея несколько легких орудий и надеясь овладеть ею скорее страхом, нежели силою, но всякий раз отступал без успеха, так как неприятель, благодаря тому, что Полоцк не был еще взят, всецело верил в свои силы и мужество

Суша же беспокоила потому, что она расположена была у реки Двины, и через нее очень удобно было тревожить всю эту страну.

Получив известие о потере Полоцка и об истреблении гарнизона Сокола, Московский царь из Пскова удалился внутрь Москвы и может быть, самым делом убедившись, что единственную крепость государства составляет мужество и верность народа, с дороги послал грамоту к тем, кто находился в гарнизоне Суши, написанную не по его обычаю, и вручил ее для доставления нескольким различным гонцам. Он де узнал, что по воле Божией Полоцк и Сокол достались в руки неприятелей, и поэтому, мало имея возможности к ним, запертым со всех сторон, придти на помощь, он разрешает им, испортив пушки и в особенности порох и остальные военные орудия, которых не могут унести с собою, закопав в землю образа и священные вещи, чтобы оне не послужили предметом насмешки для неверных (ибо он считал такими всех, кто разногласил с ним в религии), спасаться каким бы то ни было способом не потому, чтобы он сомневался в их верности, но потому, что он не желает подвергать их доблесть, которую он желал бы сохранить для более важных подвигов, ненадежному испытанно и жестокости неприятелей. Эти грамоты попали Мелецкому, который, всего более беспокоясь о пушках и военных снарядах, послал к неприятелю уговаривать его к сдаче. Неприятель, договорившись на том, чтобы ему позволено было уйти каждый с одною одеждою, передал крепость, пушки и все военные снаряды, которые там только нашлись; по окончании этого Мелецкий, разделив войско на три части, отвел его на зимние квартиры». В Суше были взяты трофеи: Победителям в качестве трофеев достались: 16 больших пушек, 136 гаковниц, 60 ручниц, 100 бочек пороха, 4822 ядра. Сушу разрушили и больше не восстанавливали.

Сохранился рисунок С. Пахоловицкого. На нем Суша предстает семибашенной крепостью, четырехугольной в плане, с отдельной башней типа донжона в нутрии крепости.

Данный рисунок плохо соотносится с местностью. Городищенский холм Суши имеет размеры примерно 40 на 60 м, размещение на периметре в 200 м семи башен малореально и нецелесообразно. Либо холм плохо сохранился и имел более масштабные обводы, либо крепость надо распространить на весь остров между озерами Теменица и Островки (как, кстати, на рисунке Пахоловицкого), либо рисунку Пахоловицкого нельзя доверять. Скорее всего, правильна вторая версия – крепость Суша занимала весь остров. Конфигурация местности с ХVI в. значительно изменилась.

 

Красный

Точное расположение крепости Красный неизвестно. Существует три возможных локализации: перемычка между озерами Паульское и Березовское, берег оз. Березовского у с. Красное и перемычка между оз. Плесно и Островито. Наиболее вероятна вторая локализация, так как на рисунке Пахоловицкого крепость расположена на оз. Тётча («Ciothcza Lacvs»), а на перешейке как раз находился погост Тётча.

Следов крепости на местности не сохранилось.

См. локализацию:

https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%97%D0%B0%D0%BC%D0%BE%D0%BA_%D0%9A%D1%80%D0%B0%D1%81%D0%BD%D1%8B%D0%B9#/media/File:Krasny_Fortress.jpg

Красный был построен литовцами в 1564 г., и в том же году захвачен русскими. В 1579 г. замок был взят казаками Ф. Жука. Победители стали праздновать, а побежденные послали в Сушу, оттуда пришли стрельцы и перебили противника, а замок сожгли.

Рисунок Пахоловицкого достаточно типовой, похожий на Казьян. Насколько он соответствует действительности – проверить невозможно.

Местность в районе оз. Паульское и погоста Тётча:

 

Улла

Расположена на мысу в слиянии рек Улы и Западной Двины. Сохранилась городищенская площадка без следов укреплений (55°13′57.5″N 29°14′22.1″E) из-за перестроек местности (постройка церкви, опоры ЛЭП).

http://wikimapia.org/#lang=ru&lat=55.232645&lon=29.239469&z=15&m=b&gz=0;285393047;550851226;8242535;6167125;8226656;6155396;14938831;7562753;0;6420841

Улла (карта)

Улльский замок был основан литовцами в 1563 г. (строительство велось итальянцами, инженером из Венеции), но тем же летом недостроенный замок захвачен русскими. В 1567 г. здесь была построена 8-мибашенная деревоземляная крепость. В 1568 г. она осаждалась войсками Я. Ходкевича, но устояла. В сентябре 1568 г. отряд Р. Сангушко взял крепость. До конца войны она была под властью литовцев. Сохранилась гравюра, изображающая замок конца ХVI - начала ХVII в.

Ульскі замак (XVI)