ГРАНИЦА – ДОГОВОРЫ


Какими документами регулировалась граница?

Перемирные грамоты Литвы и Руси в 1494 – 1582 гг.

(обзор и тексты подготовлены П. А. Толмачевым).

Результатом переговоров подданных государя Московского с польско-литовскими представителями оказываются составленные договоры, итоговой частью которых являются так называемые перемирные грамоты. Перемирные грамоты включают в себя перечисление владений обоих государей, легитимируя принадлежность какого-либо города, волости или угодья тому или иному правителю. Перемирные грамоты дают непосредственную информацию о начертании границы между Великим княжеством Литовским и Московией. Граница XV и XVI веков не могла быть на местах четко очерчена и регламентирована как в современности. В целом на листах договоров она представляет из себя фиксацию пограничных владений суверенов, то есть средневековую практику докончаний удельных князей. Но можем ли мы говорить о границе Московии и Литвы в XVI веке? Ответом будет «да». Понятие «граница» безусловно имеется в посольском обиходе того времени. Инкорпорация территорий удельных князей, новых территорий, растянувшиеся военные действия и бесконечные посольские споры вынуждали пристальнее отнестить к составлению перемирных грамот. В тоже время в грамотах почти нет четкоотмеченных маркеров. Пограничное владение должно было само по себе символизировать раздел власти. Таким образом, именно аспект формирования пограничной территории в посольской документации между двумя монархиями поставим в центр внимания. Политическая и событийная стороны литовско-русских посольских связей, как и каждого договора в отдельности, за данный период хорошо изучены в историографии[1], мы же проследим динамику бытования границы в перемирных грамотах Литвы и Руси со времен правления Ивана III до конца правления Ивана IV Грозного. Источниками нам послужат русские посольские книги XV – XVI веков, хронологически до 15 января 1582 года включительно – подписания Ям-Запольского пермирия, а также посольская метрика Великого княжества Литовского.

1) Договор от 7 февраля 1494 года между Иваном III и Александром Казимировичем.
Известно, что Иван III выступил покровителем бежавших к нему из литовского подданства князей вместе со своими землями. Оформленная грамота договора фиксирует исключительно спорные земли и земли подверженные атакам в ходе военных действий. Иван III обещал не воевать смоленские места, которые перчислены в грамоте. Александр Казимирович обязался не трогать все великие княжества Ивана, из них отмечены Новгород и Псков, разграничением между последними и Литвою служит формулировка «по старому рубежу». Также упомянуты владения перешедших на службу к Ивану III князей. Договоренности об их землях построены идентично традиционным докончаниям московских и литовских князей. В итоге в перемирной грамоте границы как таковой фактически нет.

2) Договор от апреля 1503 года между Иваном III и Александром Казимировичем.
Перемирная грамота шире грамоты 1494 года. Сильно расширен список перечисленных городов во владении Ивана III. Кроме Новгорода и Пскова мы видим Тверь, Переяславль-Резанский, вся Рязанская земля, Пронск со всей землей, Брянск, Серпейск, Мценск, Торопец, Невель, Усвят, Рыльск и другие. Иван III подтвердил защиту прав Стародубских, Бельских, Трубецких и Мосальских князей. Заметно, что все новые упомянутые города являются присоединенными Иваном III в самом конце XV или в ходе войны 1500 – 1503 гг. Одновременно выросли прописанные в грамоте владения великого князя литовского.  

3) Договор от сентября 1522 года Василия III и Сигизмунда I Старого.
Результат докончания отражает последствия войны 1512 – 1522 гг. В данной перемирной грамоте повторяется право государя московского на защиту тех же служилых князей (не перечислены из них только Бельские, но вряд ли здесь имеется умысел), повторен перечень городов и волостей, к ним добавлены завоеванные Смоленск, Путивль и Рославль с волостями. Большое значение имеет первая фиксация рубежей между владениями двух монархий. Появляется достаточно подробно прописанный смоленский рубеж, граничавший с Оршанским поветом, а также рубеж Рославля с литовскими городами Кричевым и Мстиславлем. С этого момента данные рубежи в идентичных формулировках будут транслироваться всеми последующими перемирными грамотами до грамот 1582 года. В свете данного докончания наблюдается необходимость зафиксировать границу как таковую, а не просто априорные владения великого князя, что приводит к формированию «рубежей». Фактически именно договор 1522 года является первым дипломатическим свидетельством формирования действительного пограничья между развитыми территориальными монархиями. Тем не менее, данные «рубежи» прописывают границу только в спорных новоприобретенных местах, предохранив их от вторжений.

4) Договор от 22 апреля 1537 года между Иваном IV и Сигизмундом I.
Договор подтвердил окончание войны 1534 – 1537 гг., являлся ратификацией соглашения, подписанного в Москве в том же 1537 году, последнее прописано в посольской книге без сведений о границе. Перемирные грамоты повторяет фиксацию всех прошлых владений двух суверенов. На этот раз в грамотах уже не прописаны владения служилых князей. Иван IV впервые обязуется не трогать Оршу, Криманов и некоторые другие города Литвы.

5) Договор от 25 июня 1542 года Ивана IV и Сигизмунда I.
В перемирных грамотах подробно прописаны границы себежских волостей. Очевидны последствия продолжавшегося и дальше ожесточенного спора вокруг Себежа. В них же Иван IV впервые обязался не трогать Полоцк с волостями.

6) Договор от марта 1549 года Ивана IV Грозного и Сигизмунда II Августа.
На этот раз отсутствует опись себежских границ. Себеж уже включен как и другие города в перечень прописанных в грамотах владений великого князя.

7) Договор от декабря 1549 года, подтвержадющий перемирие, заключенное в марте 1549 года, полностью идентичен предыдущему.

8) Договор от сентября 1553 года меду Иваном IV Грозным и Сигизмундом II Августом.
В перемирной грамоте московская сторона вновь представила опись себежских границ идентичную договору марта 1549 года. Но на этот раз в грамотах имеется и более подробная литовская опись себежских границ, с их стороны.

9) В следующем идентичном договоре от февраля 1556 года грамот о Себеже уже нет.

10) На этот раз посольская книга сохранила договорные грамоты русские и польско-литовские, полученные московскими послами (посольство Ф. Умного-Колычева) в качестве образцов для заключения перемирия в 1567 году. Московские послы должны были ратифицировать перемирие в Литве, преддверием к чему послужила взятие Иваном Грозным Полоцка в 1563 году и борьба за Ливонию.

В грамотах-образцах появляется подробно перечисленный рубеж Полоцка с литовскими городами Витебском и Сурожем. Подробно описан рубеж Озерища с Сурожем. Царь обязался не трогать Сурож. Предлагается первый раздел Ливонии: подробно перчисленны ливонские города в составе Грозного и ливонские города в составе Сигизмунда II Августа. Более того в грамотах приведен еще один новый рубеж: рубеж принадлежавшей царю Лифляндии и отданной королю Курляндии. Данные грамоты носили инструментальный характер, чем объясняется наибольший в сравнении с другими объем перечисленных в них городов и волостей. Грозный предложил тем самым свой окончательный проект политического раздела пограничных спорных земель, но, как известно, отвергнутый.

11) Договор от сентября 1570 года Ивана IV Грозного и Сигизмунда II Августа.
Перемирные грамоты последнего договора Грозного и Сгизмунда II (умершего позже в 1572 году) на этот раз не содержит никаких упоминаний о Ливонии. Известно, что это объясняется полным провалом попыток достич какого-либо компромисса по данной территории. Зато осталась попытка окончательно разобраться с полоцкой границей. В дополнительной грамоте московская сторона еще более подробно представила опись полоцких рубежей, а также представила опись рубежей Озерища.

12) Перемирные грамоты-образцы посольства О.М. Пушкина Ф.А. Писемского и И. Андреева (апрель – сентябрь 1581 года).
Со времени пермирия 1570 года вплоть до Ям-Запольского перемирия в январе 1582 года между Московией и Речью Посполитой не было заключено ни одного перемирного договора. Все же мы располагаем некоторыми грамотами-образцами русских послов. Следующими являются грамоты посольства О.М. Пушкина, отправленного к королю Стефану Батория в 1581 году период так называемой Московской войны 1579 – 1582 гг. С фокуса границы данные документы нам интересны, во-первых, стратегиями решения ливонских земель: вновь мы наблюдаем «игру с городами». Рассматривая всевозможные варианты решения раздела власти в Ливонии, предложенные московскими послами, стоит отметить, что, несмотря на военно-политический приоритет ряда царских ливонских городов, ни одни город московской Ливонии не представлял для царя неподлежащим дипломатическому обмену. Ивану Грозному важно было отстоять хоть какую-либо часть пограничной ливонской земли, очевиден вопрос престижа. Также данные грамоты предоставляют нам проекты нового рубежа, возникающего вследствии успешных войн Батория, но описанного совсем кратко, еще не оформленного: рубежа между взятыми королем Стефаном Баторием Великими Луками, Невелем, Велижем, Заволочьем, Усвятом, Озерищем, Холмом и царскими волостями: Жижецкой, Плавецкой, Озерецкой и с Торопецким уездом.

13) Перемирные грамоты-образцы посольства Д.П. Елецкого, О. Олферьева, Н. Верещагина и З. Свиязева (ноябрь 1581 – январь 1582 гг.).
В грамотах-образцах посольства Д.П. Елецкого видно, что Грозный отказался от ливонских владений, правда о ливонских городах занятых шведами речь в грамотах намеренно не шла. Важным пунктом являлся вопрос о Себеже, царь пытался оставить его в сохранности себе, также следовало попытаться добиться возвращения Великих Лук, Невеля, Усвята, Велижа и Заволочья и крепко настоять на возвращении псковских «пригородов»: Вороноча, Вельи, Острова, Красного, Врева, Володимирца, Дубкова, Выборца, Вышегорода, Изборска, Опочки, Гдова, Кобылья Городища. Остоять нужно было и Торопецкие волости Жижецкую Плавекую и Озерецкую. При этом никакого прочного рубежа в отношении отходящих к королю ливонских земель и пограничным им владениям царя не было установлено. По всей видимости, государи полажились на тот очень старый традиционный непрописанный «рубеж» Новгорода и Пскова. В отличие от широких инструментальных грамот-образцов посольства Ф. Умного-Колычева данные грамоты представляют собой точные копии ожидаемого оригинала. Их содержание наглядно демонстрирует определенный итог формирования пограничья между Московией и Литвой.        

14) Договор от 15 января 1582 года Ивана IV Грозного и Сигизмунда II Августа.
Собственно на основании Ям-Запольского перемирия мы имеем итог раздела и подтверждения власти, а также уже отчеменных в грамотах-образцах посольства Д.П. Елецкого итогах формирования границы. При этом в данных договорах, текст которых сохранился в посольской метрике Великого княжества Литовского, мы не находим перечисления рославльского и смоленского рубежей и вообще подробного перечисления каких-либо рубежей, но в тоже время грамоты подробно фиксируют владения суверенов как с волостяим так и, по-случаю, с пригородами. 

Поведем итоги. Перемирная грамота имеет свою структуру, выраженную в порядке, инкорпорирующем новые объекты и совершенствующемся по мере усложнения перемирных грамот. Порядок, как мы видим из структуры грамот, имеет долю иерархии и долю упорядочивающего прецедента. Иерархия выражена в последовательном перечислении основных городов и земель, которых обязыется не трогать король: «Московское земли всее, и Новагорода Великого и волостей Новгородских, и Новгородское земли всее; и города Пскова … Твери и Тверские земли сел…». Под порядок попадают значительные города Московии. Исключениями из порядка являются случаи приобретения и возникновения опасной ситуации вокруг нового города, как произошло с Себежем и Полоцком. Но в последующих перемирных грамотах и Себеж и Полоцк заняли «свои» места. Рославльский рубеж и город Рославль всегда прописан впереди Смоленска  смоленского рубежа. Объяснением по поводу создания и подробного описания «рубежей» представляю следующее: как намерение наиболее точно изложить границу в местах непосредственно угрожавших боевыми столкновениями, так и наиболее прочно укоренить нерушимость границ в тех местах. Рославльский и смоленский рубежи должны были навечно закрепить границу владений двух суверенов. В проекте аналогичную роль, по всей видимости, должен был сыграть рубеж царской Лифляндии и королевской Курляндии, предложенный Иваном Грозным, но он не удался. Отсутствие прописанных рубежей упрощало войну за передел владений. Московские и королевские писцы воспроизвели не границу, а вотчинный раздел. «Рубежи» были призваны ликвидировать неточности последнего. При этом любой гонец или посол знал место, где он пересечет «границу» или рубеж Литвы и Руси, но именно то место не было приоритетом перемирных грамот.                   

                                     

Тексты перемирных грамот московского и польско-литовского государств

Здесь представлены тексты перемирных грамот Руси и польско-литовского государства с договора 1494 года до договора 1582 года включительно. В основном приводятся русские перемирные грамоты по той причине, что польско-литовские почти всегда являются идентичными. Перемирные грамоты без списка владений не приведены.

 

1. Вечный мир Ивана III и Александра Казимировича 1494 года[2].

Договор о вечном докончании заключен в Москве 5 февраля 1494 года. Литовские послы пребывали в Москве с 17 января по 12 февраля 1494 года[3]. С литовской стороны договор утвердили: воевода троцкий, маршалок земский литовский Петр Янович, староста жемайтский Станислав Янович, Войтко Янович и писарь Федор Григорьев. С московской стороны переговоры вели: князь Василий Васильевич Телепень, князь Лобан Григорьев сын Заболоцкого, боярин, князь Василий Иванович сын Юрьевича, боярин, князь Семен Иванович Ряполовский, боярин, казначей Дмитрий Владимирович, дьяки Федор Курицын и Андрей Майко. Приставами у послов были Берсень Беклемишев и князь Иван Юрьевич.   

Литовским послам дан список пригородов Смоленска[4]:

Смоленские пригороды: городъ Мезчоскъ, Акдыревъ, да волости техъ городовъ Силковичи, Новое село, Немерзъки, Уруга, Брынъ, Cухиничи, Орнеры, Барятинъ, Хозци, Олешна, Рука, Лабодинъ, Устье, Жабынъ, Бакино. Другие смоленские пригороды: городъ Мосалескъ съ волостьми, городъ Серпеескъ съ волостьми, городъ Залидовъ съ волостьми, городъ Опаковъ съ волостьми, городъ Городечна съ волостьми, городъ Лучинъ съ волостьми, городъ Перемышль съ волостьми. А то волости смоленские: Трубна, Городечна, Порыски, Тарбеевъ, Олоповъ, Жерминъ, Озерескъ, Лагинескъ, Краишино, Недоходовъ, Лычино, Нерожа, Путынь, Дорожмиря гора, Кнутова дуброва, Сковородескъ, Гостижа, Белый вста, Вежки, Турье, Жулин, Мошкова гора, Ощытовъ, Дмитровъ, Пустый Мощинъ, Луганъ, Липицы, Верхъ, Серена, Фоминичи, Вежична, Дегна, Колвына, Демена, Мощынъ, Ужеперетъ, Замошье. Владыки смоленского волости: Погостище, Любунь, Ближевичи, Печки. Крошинскихъ князей волости: Тешыновъ, Сукромна, Олховецъ, Отъездъ, Залоконье, Волста, Клыпино, Нездилово, Чарпа, Головичи. Городъ Мценескъ съ волостьми. Городъ Любутескъ съ волостьми. Городъ Вязма съ волостьми.

Московиты предъявили послам требование объяснить присутствие Боровских, Медыньских и Можайских волостей. Боровские: Трубна, Путынь, Медыньские: Городечна, Нерожа, Дорожмиря гора, Кнутова Дуброва, Сковородеск, Гостижа Белые веста, Вежки, Можайские: Турье, Тешинов, Сукрома, Олховец, Отъезд. В итоге литовцы отступились от них[5].
 

Грамота великого князя московского Ивана III[6]:

А се грамота великого князя докончалная, его слово, какову далъ великого князя Александровымъ посломъ, пану Петру и пану Станиславу.

По Божией воле и по нашей любви, мы Иоанъ, Божиею милостию, государь всеа Руси и великий князь Володимерский, и Мсковский, и Псковский, и Тферский, и Югорский, и Пръмский, и Болгарский, и иныхъ, взяли есмя любовь и вечное докончанье съ своимъ братомъ и съ зятемъ съ Александромъ, съ великимъ княземъ съ Литовскимъ и Русскимъ и Жомоитскимъ и иныхъ: жыти мне съ нимъ въ любви, по сей грамоте; а быти мне съ нимъ везде заодинъ, и добра мне ему хотети и его землямъ везде, где бы ни было, а ему мне добра хотети и нашимъ землямъ везде где бы ни было. А кто будетъ мне другъ, то и ему другъ; а кто мне недругъ, то и ему недругъ; а кто будетъ ему другъ, то и мне другъ, а кто ему недругъ, то и мне недругъ. А быти ти, брате, на всякого твоего недруга со мною везде заодинъ и на Татаръ; а мне на всякого твоего недруга быти съ тобою везде заодинъ и на Татаръ. А пойдутъ ли, брате, Татарове на нашы украинные места, и княземъ нашымъ и воеводамъ нашымъ украиннымъ нашымъ людемъ сослався, да боронитися имъ съодиного. А где тебе, брату моему, будетъ помочь надобе на всякого твоего недруга и на Татаръ, и тебе ко мне послати, и мне тебе помочь дати. А также коли твоя помочь мне будетъ надобе, и мне къ тебе послати, и тебе, моему брату, мне помочь дати на всякаго моего недруга и на Татаръ. А коли пришлешъ ко мне про помочь, а мне къ тебе будетъ въ ту пору помочи нелзе послати, ино то тебе отъ меня не въ измену; а также коли язъ къ тебе пошлю про помочь, а тебе ко мне будетъ въ ту пору помочи нелзе послати, ино то мне отъ тебя не въ измену. А въ вотчину намъ, брате, въ твою, во все твои великие княжства не вступатися, ни въ Смоленескъ, и во вся Смоленская места, ни въ Любутескъ, ни во Мченескъ, ни въ Добрянескъ, ни въ Серпейскъ, ни въ Луческъ, ни въ Мосалескъ, ни въ Дмитровъ, ни въ Жулинъ, ни въ Лычино, также и въ Залидовъ, и въ Бышковичи, и въ Опаковъ, по Угру, ни во все твои украинные места, и что къ нимъ потягло не въступатися ни чемъ, и блюсти и не обидети ни подъискивати подъ тобою всее твоей отчины великихъ княжествъ. А тебе, великому князю Александру, въ нашы земли, въ нашу отчину, во все нашы великие княжства, и въ Новгородъ Великий и во Псковъ, и во вся Ноугородская и во Псковская места не въступатися ничемъ; также и во Тферь, и во вся Тферская места не въступатися ничемъ, и блюсти и не обидети, ни подъискивати подо мною и подъ моими детми всее моее отчины великихъ княжествъ. А рубежъ Новогородскимъ волостемъ, Лукамъ Великимъ, и Ржеве, и Холмъскому погосту, и Велиле, и Лопастицамъ, и Буйску, и инымъ волостемъ всей земле Новгородской съ Литвою, и съ Полочяны, и съ Видбляны, и съ Торопчяны, земле и воде, по старому рубежу. А Пскову, отчине нашей, рубежъ съ Литвою, земле и воде, по старому рубежу. Также и Тфери, отчине нашей, и Тферские земли рубежъ съ Литвою по старому рубежу. Также и въ брата моего во княжу Борисову отчину, тебе, великому князю Александру, не въступатися, и во Ржеву съ волостми по озеро по Орлице на полы, по озеро по Плотинцо, по Красной борокъ, по Боранью речку на верхъ Белейки, по Белейке на Поникъль, съ Поникли на верхъ Сижки зъ березы на мохъ, со мху на верхъ Осуги: техъ ти, брате, местъ всехъ подо мною блюсти, а не обидети ни въступатися въ та места ничемъ. А по которая места ведали волостели Осугу при великомъ князе Кестутье, и твоимъ волостелемъ потому жъ ведати, а мне великому князю Ивану не въступатися. Также тебе великому князю Александру, не въступатися у меня и у моихъ детей въ нашу отчину въ городъ Вязму, и въ городу и въ волости, во все земли и въ воды въ Вяземские, что къ Вязме потягло, ни князей ти Вяземскихъ къ себе не приимати. Также и Феодора Блудова и Олександрова Борисова сына Хлепенского, и княжа Романова Фоминского и ихъ братьи и братаничевъ, и Юрьева доля Ромейковичя, и княжа Феодорова места Святославичя, те вотчины городы и волости, и что къ нимъ потягло, земли и воды, все мои великого князя Ивановы и моихъ детей къ нашему великому княжству. Также тебе не въступатися у насъ въ Олексинъ, и въ Тешыловъ, и въ Рославль, и въ Веневъ, и во Мстиславль, и въ Торусу, и въ Оболенескъ, и во все то, что къ темъ местомъ потягло. Да и въ Козелескъ и въ Людимескъ, и въ Серпейскъ въ весь, и во вся Козельская и въ Людимская и в Серенская места, что хъ Козельску и къ Людимску и къ Серенску потягло, и во все нашы украинные места и что къ нимъ потягло, тебе великому князю Александру не въступатися и не обидети подо мною и подъ моими детми. А князи Новосилские, Одоевские, и Воротыньские, и Перемышльские, и Белевские все мои великого князя Ивановы и моихъ детей и съ своими отчинами къ нашему великому княжству; а тебе великому князю Александру въ нихъ и въ ихъ отчины, и что къ ихъ отчинамъ потягло, не въступатися ничемъ, и не обидети и не приимати ихъ съ ихъ отчинами. А Мезоцкие князи, князь Михайло Романовичъ, и княжы Ивановы дети Феодоровичя Говдыревского, князь Василей и князь Феодоръ, служатъ мне великому князю Ивану и моимъ детемъ и съ своими отчинами, что ихъ долницы въ городе въ Мезоцку и въ волостехъ; а тебе великому князю Александру ихъ не обидети и не приимати ихъ съ ихъ отчинами. А что служатъ тебе великому князю Александру Мезоцкие князи, князь Феодоръ Сухой да князь Василей княжы дети Феодоровы дети Ондреевичя, и те князи въ Мезоцку въ городе и въ волостехъ ведаютъ свои отчины долницы свои; а мне великому князю Ивану и имоимъ детемъ ихъ не обидети и не приимати ихъ съ отчинами. А что у меня въ нятстве Мезоцкие князи, князь Семенъ Романовичъ и князь Петръ Феодоровичъ, и мне техъ князей отпустити въ Мезческъ на ихъ отчину, и они кому похотятъ, тому служатъ и съ своими отчинами, что ихъ долницы въ городе въ Мезоцку и вх волостехъ; и учнутъ служити мне и моимъ детемъ, ино тебе ихъ не приимати и съ ихъ отчинами; а учнутъ служыти тебе, ино ихъ мне не приимати и съ ихъ отчинами. Также ти и въ Мещеру, въ вотчину мою, не въступатися и не приимати ихъ. А князь великий Иванъ Васильевичъ Рязаньской и братъ его Феодор и съ своими детми и съ своею землею въ моей стороне въ великого князя въ Иванове; а тебе великому князю Александру ихъ не обидети ни въ землю ти въ ихъ не въступатися. А въ чемъ тебе великому князю князь великий Рязаньской и братъ его князь съгрубятъ, и тебе о томъ прислати ко мне къ великому князю Ивану, и мне то тебе направити. А которые князи служатъ мне великому князю Ивану и моимъ детемъ съ своихъ вотчинъ, и тебе великому князю ихъ блюсти, а не обидети; а которые князи служатъ тебе великому князю Александру съ своихъ вотчинъ, и мне великому князю Ивану и моимъ детемъ ихъ блюсти, а не обидети. А которой иметъ обидети князей служебныхъ своего брата, и намъ о томъ сослати судей, и они тому учинятъ исправу безъ перевода. А князей намъ служебныхъ по та места на обе стороны съ вотчинами не приимати. А что у тебя у великого князя Александра нашыхъ израдецъ дети, княжы Ивановы дети Можайского, и княжы Ивановы дети Шемякина, и князь Ивана Ярославичя сынъ и ихъ дети; также и князь Михайло Борисовичъ Тферьский и княжъ Михайловъ сынъ Андреевичя князь Василей, и тебе великому князю на наше лихо ихъ не отпущати никуде; а пойдутъ отъ тебя прочь изъ земли, и тебе ихъ опять не приимати, а быти со мною съ своимъ братомъ и съ моими детми на нихъ везде заодинъ. А о земляхъ и о водахъ и о всехъ обидныхъ делехъ на обе стороны межы намъ судъ вопчей впередъ от сего нашего докончанья; а судьямъ нашымъ судити целовавъ крестъ. А что учинится въ нашей любви межы нашими людми и вашыми, ино тому всему судъ, волостели нашы съехався, да учинятъ тому изправу безъ перевода; а про то намъ нелюбья не держати, а суженого не посужати, а суженое, заемное, положеное, поручное дати. А холопа, робу, должника, татя, розбойника, беглеца, рубежъника по исправе выдати. А посломъ нашымъ по нашымъ землямъ на обе стороны путь чистъ безъ всякихъ зацепок. А гостемъ нашымъ по нашымъ землямъ на обе стороны гостити безъ рубежа и безъ всякие пакости. А въ Новгороде въ Великомъ твоимъ гостемъ изо всее твоей отчины торговати съ Новогородци безъ пакости; также и моимъ гостемъ Новогородцомъ изо всей новогородские земли въ твоихъ земляхъ во всей твоей отчине торговати безъ пакости. А во Псковъ, въ мою отчину, изъ твоихъ земль послу и гостю путь чистъ изо всее твоей отчины по Псковскую землю; а гостю торговати въ Пскове безъ пакости, по старой пошлине, со всякимъ гостемъ; также псковскому послу и гостю изо всей моей отчины изо Псковские земли путь чистъ во всей твоей земли въ твою отчины. А гостю псковскому торговати во всехъ твоихъ земляхъ въ твоей отчине безъ пакости, по старой пошлине, со всякимъ гостей. А судъ Пскову, отчине моей, съ твоими землями на обе стороны держати по старине. Также и изъ Тферские земли, нашые отчины, гостемъ нашымъ торговати во всехъ твоихъ земляхъ безъ пакости; а твоимъ гостемъ изо всехъ твоихъ земль торговати въ нашей отчине во Тферской земле безъ пакости. А придетъ Божия воля, возметъ Богъ меня съ сего света, а ты останешься жывъ, и тебе подъ моими детми нашые отчины блюсти, а не обидети, ни въступатися во все нашы великие княжства, и въ Новгородъ въ Великий, и во Псковъ и во вся Ноугородская и во Псковская места, также и во Тферь, и во вся Тферская места, ни во все нашы украинные места не въступатися ни подъискивати всехъ нашыхъ великихъ княжествъ. А потомъ, коли Богъ дастъ, ажъ Божия воля придетъ къ тому, дестъ ли Богъ дети, а тебя Богъ возметъ съ сего света первие, а я остану жывъ, и мне, брате, твоей вотчины подъ твоими детми блюсти, а не обидети, ни въступатися во все вашы великие княжства, ни въ Смоленескъ, ни во вся Смоленская места, ни во все нашы украинные места не въступатися, ни подъискивати всехъ вашыхъ великихъ княжствъ.

А на томъ на всемъ мы Иоанъ, Божиею милостию государь всеа Русии, и великий князь Володимерский, и Московский, и Новогородский, и Псковский, и Тферский, и Югорский, и Пръмский, и Болгарский и иныхъ, целовалъ есмь крестъ къ брату своему, и къ зятю къ Александру, великому князю Литовскому и Русскому и Жомоитъскому и иныхъ, по любви въ правду, а по сей намъ грамоте правити. А писанъ на Москве, лета 7002, февраля въ пятый день.
 

Грамота великого князя литовского Александра Казимировича[7]:

По Божией воли и нашей любви, мы Александр, Божиею милостию великий князь Литовский, и Русский, и Жомоитский и иныхъ. Взяли есмя любовь и вечное докончанье съ своимъ братомъ и со тьстемъ съ Иоанномъ, государемъ всеа Русии, и великимъ княземъ Володимерскимъ, и Московскимъ, и Новогородскимъ, и Псковскимъ, и Тверскимъ, и Югорскимъ, и Пермьскимъ, и иныхъ. Жити мне съ нимъ въ любви, по сей грамоте; а быти мне съ нимъ везде заодинъ и добра мне ему хотети, и его землямъ везде, где бы ни было. А кто будетъ мне другъ, то и ему другъ; а кто мне недругъ, то и ему недругъ. А кто будетъ ему другъ, то и мне другъ, а кто бдетъ ему недругъ, то и мне недругъ. А быти, брате, на всякого своего недруга со мною везде за одинъ, и на Татаръ. А пойдутъ ли, брате, Татарове на нашы украинные места, и княземъ нашымъ и воеводамъ нашимъ украиннымъ нашимъ людемъ сослався, да боронитися имъ съодиного. А где тебе, моему брату, будетъ моя помочь надобе на всякого твоего недруга и на Татаръ, и тебе ко мне послати, и мне тебе помочь дати. А такожъ коли твоя помочь мне будетъ надобе, и мне къ тебе послати, и тебе, моему брату, мне помочь дати на всякого моего недруга и на Татаръ. А коли пришлешь ко мне про помочь, а мне къ тебе будетъ въ ту пору помочь нелзе послати, ино то тебе отъ меня не въ измену. А также коли язъ къ тебе пошлю про помочь, а тебе ко мне будетъ въ ту пору помочи нелзе послати, ино то мне отъ тебя не въ измену. А въ вотчину намъ, брате, въ твою, во все твои великие княжства, и въ Новгородъ Великий, и во Псковъ, и во вся Ноугородская и в Псковская места не въступатися ничемъ; также во Тферь и во вся Тферская места не въступатися мне ничемъ, и блюсти и не обидети ни подъискивати надъ тобою и подъ твоими детми всее твое отчины великихъ княжествъ. А рубежъ Новгородскимъ волостемъ, Лукамъ Великимъ, и Ржеве, и Холмскому погосту, и Велиле, и Лопастицамъ и Буйцу и инымъ волостемъ всей земле Новогородской съ Литвою и съ Полочаны и съ Видбляны и съ Торопчаны, земле и воде, по старому рубежу. А Пскову, вотчине твоей, рубежъ съ Литвою, земле и воде, по старому рубежу; также и Тфери, отчине твоей, и всей Тферской земле рубежъ съ Литвою по старому рубежу. Также и в брата твоего княже Борисову отчину мне великому князю не вступатися, и во Ржеву съ волостьми по озеро по Орлице на полы, по озеро по Плотинце, по Красной борокъ, по Боранью речку, на верхъ Белейки, по Берейки на Поникль, съ Поникли на верхъ Сижка, зъ Березы на мохъ, со мху на верхъ Осуги, техъ ми, брате мест, подъ тобою блюсти, а не обидети ни въступатися въ та места ничемъ; а по которая места ведали волостели Осугу, при великомъ князе Кестутье, и моимъ волостелемъ потомужъ ведати, а тебе великому князю Ивану не въступатися. Также мне великому князю Александру не въступатися у тебя и у твоихъ детей въ вашу отчину въ городъ въ Вязму, и въ городы и въ волости, во все земли и въ воды Вяземские, что къ Вязме потягло, ни князей мне Вяземскихъ къ себе не приимати. Также и Феодора Блудова и Олександрова Борисова сына Хлепеньского, и княжа Романова Фоминского и ихъ братьи и братаничевъ, и Юрьева доля Ромейковичи, и княжа Феодорова места Святославичя, те вотчины, городы и волости и что къ нимъ потягло, земли и воды, все твои великого князя Ивановы и твоихъ детей къ вашему великому княжству. Также мне не въступатися у васъ въ Олексинъ, и въ Торусу, и въ Оболенскъ и во все то, что къ темъ местомъ потягло, да и въ Козелескъ и въ Людимескъ, и въ Серенскъ въ весь, и во вся Козельская и въ Людимская и въ Серенская места, что къ Козельску и къ Людимску и къ Серенску потягло, и во все ваши украинные места и что къ нимъ потягло, мне великому князю Александру не въступатися и не обидети подъ тобою и подъ твоими детми. А князи Новосилские, Одоевские, и Воротынские, и Перемышльские, и Белевские все твои великого князя Ивановы и твоихъ детей и съ своими отчинами къ вашему великому княжству; а мне великому князю Александру въ нихъ и в ихъ отчины и что къ ихъ отчинамъ потягло, не въступатися ничемъ и не обидети и не приимати ихъ съ ихъ отчинами. Также ми и въ Мещеру, въ вотчину твою, не въступатися и не приимати ихъ. А тебе великому князю Ивану въ вотчину мою, во все мои великие княжства, не въступатися, ни въ Смоленескъ и во вся Смоленская места, ни въ Любутескъ, ни во Мченескъ, ни въ Добрянескъ, ни въ Серпейскъ, ни въ Лучинъ, ни въ Мосалескъ, ни въ Дмитровъ, ни въ Жулинъ, ни въ Лычино; также и въ Залидовъ, и въ Бышковичи и въ Опаковъ по Угру, ни во все мои украинные места и что къ нимъ потягло, не въступатися ничемъ, и блюсти, и не обидети, ни подыскивати подо мною всее моей отчины великихъ княжествъ. А Мезецкие князи, князь Михайло Романовичъ, и княжы Ивановы дети Феодоровича Говдыревские, князь Василей и князь Феодоръ, служатъ тебе великому князю Ивану и твоимъ детемъ и съ своими отчинами, что ихъ долницы въ городе въ Мезецку и въ волостехъ; а мне великому князю Александру ихъ не обидети и не приимати ихъ и съ ихъ отчинами. А что служатъ мне великому князю Александру Мезецкие князи, князь Феодоръ Сухой да князь Василей, княжы Феодоровы дети Андреевичя, и те князи въ Мезоцку, въ городе и въ волостехъ ведаютъ свои отчины, долницы свои, а тебе великому князю Ивану и твоимъ детемъ ихъ не обидети, и не приимати ихъ съ ихъ отчинами. А что у тебя въ нятстве Мезоцкие князи, князь Семенъ Романовичъ и князь Петръ Феодоровичъ, и тебе техъ князей отпустити въ Мезческъ на ихъ отчину, и они кому хотятъ, тому служатъ и съ своими вотчинами, что ихъ долницы въ городе въ Мезоцку и въ волостехъ; и учнутъ служыти мне, ино ихъ тебе и твоимъ детемъ не приимати и съ ихъ отчинами; а учнутъ служыти тебе и твоимъ детемъ, ино ихъ мне не приимати и съ ихъ вотчинами. А князь великий Иванъ Васильевичь Рязанской и братъ его князь Феодоръ и съ своими детми и съ своею землею въ твоей стороне въ великого князя въ Иванове; а мне великому князю Александру ихъ не обидети, ни въ землю ми ихъ не въступатися. А въ чемъ мне великому княз. князь великий Иванъ Рязаньской и братъ его князь Феодоръ съгрубитъ, и мне о томъ прислати къ тебе къ великому князю Ивану, и тобе тобе то мне направити. А которые князи служатъ мне великому князю Александру съ своихъ вотчинъ, и тебе великому князю Ивану и твоимъ детемъ ихъ блюсти, а не обидети. А которые князи служатъ тебе великому князю Ивану и твоимъ детемъ съ своихъ отчинъ, и мне великому князю ихъ блюсти, а не обидети. А которой иметъ обидети князей служебныхъ своего брата, и намъ о томъ сослати судей, и они тому учинятъ неправу безъ перевода; а князей намъ служебныхъ по та места на обе стороны съ вотчинами не приимати. А что у меня у великого князя Александра вашыхъ израдецъ дети, княжы ивановы дети Можайсково и княжы Ивановы дети Шемятина и князь Тферский и княжъ Михайловъ сынъ Андреевичя князь Василей, и мне великому князю на ваше лихо ихъ не отпущати никуде; а пойдутъ отъ меня прочь ихъ земли, и мне ихъ опять не приимати, а быти ми съ тобою съ своимъ братомъ и съ твоими детми на нихъ везде заодинъ. А о земляхъ и о водахъ и о всехъ обидныхъ делехъ на обе стороны межы насъ судъ вопчей, впередъ отъ  сего нащего докончанья, а судьямъ нашымъ судити целовавъ крестъ. А что учинится въ нашей любви межы нашыми людми и вашыми, ино тому всему судъ: волостели нашы съехався, да учинятъ тому изправу безъ перевода. А про то намъ нелюбья не держати, а суженого не посужати. А суженое, заемное, положеное, поручное дати. А холопа, робу, должника, поручника, татя, розбойника, беглеца, рубежника по исправе выдати. А посломъ нашымъ по нашымъ землямъ на обе стороны путь чистъ безъ всякихъ зацепокъ. А гостемъ нашымъ по нашымъ землямъ на обе стороны гостити безъ рубежа и безъ всякие пакости; а твоимъ гостемъ Ноугородцомъ изо всей Новгородские земли въ моихъ земляхъ, во всей моей отчине, торговати бехъ пакости; также и моимъ гостемъ изо всей моей отчины въ Новегороде Великомъ торговати съ Новгородци безъ пакости. А псковскому послу и гостю изо всей твоей отчины, изо Псковские земли, путь чистъ во все мои земли, въ мою отчину. А гостю псковскому торговати во всехъ моихъ земляхъ, въ моей отчине, безъ покасти, по старой пошлине, со всякимъ гостемъ; также и изъ моихъ земль въ твою отчину, во Псковъ, послу и гостю путь чистъ во Псковскую землю изо всей моей отчины. А гостю торговати во Пскове безъ пакости безъ пакости по старой пошлине, со всякимъ гостемъ. А судъ съ моими землями отчине твоей Пскову на обе стороны держати по старине. Также моимъ гостемъ изо всехъ моихъ земль торговати въ твоей отчине въ Тферской земле безъ пакости; а твоимъ гостемъ изъ твоей отчины изъ Тферские земли торговати во всехъ моихъ земляхъ безъ пакости. А придетъ Божии воля къ тому, дастъ Богъ дети, а меня Богъ возметъ съ сего света, а ты останешъ жывъ, и тебе, брате, вотчины моей подъ моими детми блюсти, а не обидети ни въступатися во все наши великие княжства, ни въ Смоленескъ, ни во вся Смоленская места, ни во все нашы украинные места не въступатися, ни подъискивати всехъ нашыхъ великихъ княжествъ. А придетъ Божия воля, возметъ Богъ тебя съ сего света первие, а я остану жывъ, и мне подъ твоими детми вашые отчины блюсти, а не обидети, ни въступатися во все вашы великие княжства, и въ Новгородъ въ Великий, и во Псковъ, и во вся Ноугородская и во Псковская места; также и во Тферь и во вся Тферьская места и во все вашы украинные места на въступатися ни подъискивати всехъ нишыхъ великихъ княжествъ. А на томъ на всемъ мы Александръ, Божиею милостию, великий князь Литовский и Русский и Жомоитьский и иныхъ, целовалъ есмь крестъ къ брату своему и ко тьстю, ко Иоанну, государю всеа Русии, и великому князю Володимерскому, и Московскому, и Новогородскому, и Псковскому, и Тферскому, и Югорьскому, и Пермьскому, и Болгарскому и иныхъ, по любви, въ правду. А по сей намъ грамоте правити.

Память. Лета 7002, что написано въ докончанье о Мезоцкихъ князехъ, о князе Семене Романовиче и о князе Петре Феодоровиче, что ихъ отпустити на ихъ отчину, - и князь велики Иванъ техъ князей отпустилъ въ Мезческъ на ихъ отчины, тое жъ весны, коли докончяние взяли съ великимъ княземъ Александромъ. И князь Семенъ Романовичь приехалъ служити къ великому князю Ивану; и князь велики посылалъ къ великому князю Александру обестити о князе о Семене Васку Свитина. А князь Петръ Феодоровичь билъ челомъ великому князю Александру Литовскому, и речь о немъ была съ посломъ великого князя Александровымъ, съ Лютоваромъ.

А се припись:

А на сей грамоте на докончалной послы великого князя Александра Литовского целовали крестъ за своего государя, за великого князя Александра: панъ Петръ Яновичь, воевода троцкий и маршалокъ земский, да панъ Станиславъ Яновичь, староста жомоитьский; да и печати свои къ сей грамоте приложили на то, что какъ будутъ у ихъ государя великого князя Ивановы послы, и государю ихъ великому князю Александру на сей грамоте целовати крестъ, да и печать своя къ сей гармоте привесити.

И опосле целованья, велелъ имъ выступити въ другую горницу, и выслалъ къ нимъ князя Ивана и бояръ, и велелъ имъ молвити, чтобы князь великий Александръ далъ свою грамоту утверженую, за своею печатью, о греческомъ законе дочери его. А какове грамоте, и онъ имъ велелъ прочести списокъ. А се списокъ, какове быти грамоте.

Мы Александр, Божиею милостию, великий князь Литовский и Русский и Жомоитьский и иныхъ, дали есмя сей нашъ листъ брату своему и тьстю, Иоанну, государю всеа Русии и великому князю Володимерскому, и Московскому, и Новогородскому, и Псковскому, и Тферскому, и Югорскому, и Пръмскому, и Блгарскому и иныхъ, на то: что за меня далъ дочерь свою Елену, и намъ его дочери не нудити къ римскому закону, дръжытъ свой греческой законъ. А на болшее утвержение, къ сему нашему листу и печять нашу привесили есмя. А писанъ…

И они, выслушавъ списокъ, да молвили: такову грамоту дастъ государь нашъ за своею печатью. Да и списокъ съ того списка взяли себе.

Да говорили бояромъ о Смолнянехъ, что взяты въ Мезоцку и въ Серпейску и во Мченьску, чтобы ихъ отпустилъ. И бояре сказали великому князю. И князь велики выслалъ къ нимъ бояръ съ темъ, что ихъ отпустить; а велелъ имъ молвити, чтобы князь велики Александръ отпустилъ княжу Феодорову княгиню Белсково со всемъ, да княжу Иванову княгиню Глазыничя съ детми, да Вяземскихъ князей, княжу Михайлову Дмитреевичя матерь, княгиню Марью, да детей его, князя Василья и князя Андрея со всемъ, да княжа Васильева сына Бывалецково со всемъ, да княжыхъ Михайловыхъ Юрьевичя дву сыновъ со всемъ, да Козловского.

И они говорили, что техъ всехъ князь велики отпуститъ. Да бывъ у великого князя, поехали къ себе.

 

2. Перемирие Ивана III и Александра Казимировича 1503 года.

Договор о перемирии заключен в Москве 2 апреля 1503 года. Королевское посольство пребывало в Москве с 4 марта по 7 апреля 1503 года. С польско-литовской стороны договор заключили: воевода ланчицкий Петр Мышковский из Мурова, маршалок королевский и наместник полоцкий Станислав Глебович, маршалок и наместник ковенский, ротмистр королевы Алены Ивановны Войтех Янович, староста межибожский, подчаший королевства Польского Ян Будчацкий, стольник краковский Петр Врациновский, королевский писарь и канцлер королевы Алены Иван Сапега, каноник познанский, королевский секретарь Станислав Горецкий. С московской стороны от великого князя переговоры вели: боярин Яков Захарьевич, боярин Григорий Федорович, казначей Дмитрий Владимирович (все трое выступали с речами) и другие. Посредником у послов в Москве был князь Василий Дмитриевич Холмский.  
 

Грамота великого князя всея Руси Ивана III[8]:

А се списокъ съ перемирные грамоты, съ великого князя слова, которую дали посломъ королевымъ за своими печатми за вощаными:

Мы Иоаннъ, Божьею милостию государь всеа Русии и великий князь Володимерский, и Московский, и Новогородцкий, и Псковский, и Тферский, и Югорский, и Пермский, и Болгарский и иныхъ, и мой сынъ, князь великий Василей Ивановичь всеа Руси, и наши дети. Что присылалъ ты, братъ нашъ и зять Александръ, король Полский и великий князь Литовский, и Русский и княже Прусский и Жомоитский и иныхъ, пословъ своихъ, воеводу ленчитского пана Петра Мишковского зъ Мурова, и моршалка своего, наместника полотцкого пана Станислава Глебовича, и моршалка своего, охмистра королевы своей, наместника ковенского пана Войтеха Яновича, и подчашего королевства Полского, старосту межибожского пана Яна Будчатского, столника краковского пана Петра Вроциновского, и писаря своего и наместника бряславского и жижморского, канцлера королевы своей Ивашка Сопежича, и каноника познанского, секретаря королевства, князя Станислава Горецкого, о миру и о доброй смолве; и то межи насъ съ тобою съ нашимъ братомъ съ Александромъ королемъ и съ великимъ княземъ ныне не сталось. И послы твои брата нашего и зятя говорили намъ отъ тебя, брата нашего и зятя, отъ Александра короля Полского и великого князя Литовского и Русского, чтобы мы взяли съ тобою перемирие на шесть летъ, на то, чтобы намъ въ те перемирные лета межи собя рати и войны не замышляти; а тебе Александру королю и великому князю въ те перемирные лета слати къ намъ своихъ великихъ воеводъ и пановъ, раду свою, которыми бы межи насъ доброй конецъ учинился. И мы съ тобою съ братомъ своимъ съ Александромъ королемъ и съ великимъ княземъ, и мой сынъ князь великий Василей, и наши дети, перемирье взяли на шесть летъ, отъ Благовещениева дни лета седмь тысящъ первагонадесятъ до Благовещеньева дни лета седмь тысящъ седмагонадесять, на то, что тебе Александру королю и великому князю въ те перемирные лета, въ шесть летъ, нашихъ земель, Московские земли, и Новагорода Великого и волостей Новогородцких, Новогорцкие земли всее, и Пскова и Псковские земли всее, и Тферские земли всее, и Переславля Резанского и Резанские земли всее, и Пронска, и Пронские земли всее, не воевати, ни зацепляти ничемъ. Также тебе Александру королю и великому князю и техъ нашихъ городовъ и волостей и земль, которые за нашими слугами, за княземъ за Семеномъ Ивановичемъ за Стародубскимъ, и за княземъ Василиемъ Ивановичемъ Шемячичемъ, и за княземъ Семеномъ Ивановичемъ за Белскимъ, и за Трубетцкими князми, и за Мосалскими, и за иными за нашими слугами за князми, и за нашими наместники и за волостели, и за нашими приказщики за какими нибуди, города Чернигова съ волостми, города Рылска съ волостми, города Новагородка Северского съ волостми, города Гомья съ волостми, города Любеча съ волостми, города Почепа съ волостми, города Трубецтка съ волостми, города Радогоща съ волостми, города Дбрянска съ волостми, да волостей: Карачева, Хотимля, Поповы Горы, Мглина, Дрокова, и селъ: Уваровичъ, Телешовичъ, Тереничь, Кошелева леса, Морозовичь, Липиничь, Скарбовичь, Залесья, Бабичь, Светиловичь, Голодна, Лапичь, Полешанъ, и волостей: Сновеска, Хороборя, Соловьевичь, Прикладней, Пацыни, Федоровские, Осовика, Покиничь, Сухаря, Всеславля, Вороничь, Жерыни, города Мценска съ волостми, Любутска съ волостми, города Серпейска съ волостми, города Мосалска съ волостми, городища Дмитровца, Лычина, Недоходова, Бышкович, Залидова, Опакова, Мощина, Демены, Городечны, Ужеперети, Снопота, Ковылны, Шуи, Лазарева городища, Ближевичъ, Любуни, Даниловичъ, Замошья, Тухачева, Дегны, Фоминичъ, Погостища; города Дорогобужа, и волостей: Погорелые, Негомля, Игумновы слободы, Мстиславца, Лучина, Мошковы Горы, Жулина, Ощитова, Крменые, Селечны, Водосы, Некрасовы, Редыни, Ведрошы, Рехты, Озерища, Хомчичь, Василковы, Холма, Бятина, Хотомичь, Великого Поля, Лопатина, Прости, Заопиа (?), вышкова, Копыльи, Сверковых Лук, и Белые съ волостми, и Верхонья, и Болшова, и Шоптова, и Моневидовы слободы и иныхъ волостей, Вержавы, Буя-города и съ теми деревнями, которые были за служилыми людми, и за Печерскимъ монастыремъ, и за Духовскимъ, и за Троецкимъ, и что были деревни тоеже волости за Борисомъ за околничимъ; города Торопца и волостей: Данькова, Любуты, Дубны, Рожны, Туры, Биберевы, Старцовы, Нежелские, Велижские, Плаветцкие, Жижетцкие, Озерские, Казариновские; города Острея и волостей: Березаа, Невля, Усваа, Ловца, Веснеболога и что къ темъ городомъ и къ волостем из старины потягло и водъ и всякихъ угодий: и тебе Александру, королю Полскому и великому князю Литовскому и Русскому, въ те перемирные лета, въ шесть лет, техъ нашихъ городовъ и волостей и земль всехъ не воевати, ни зацепляти ничемъ. А мне Иоанну Божиею милостию государю всеа Русии и великому князю, и моему сыну великому князю Василью Ивановичю всеа Русии, и нашимъ детемъ, твоихъ Александра, короля Полского и великого князя Литовского и Русского земль: города Киева съ волостми, города Канева съ волостми, города Черкасъ съ волостми, города Житомеря съ волостми, города Вручья съ волостми, и волостей: Мозыри, Бчича, Брягиня, Речицы, Горволя, Стрешина, Чечерска, Пропойска, Могилева, города Мстиславля съ волостми, города Кричева съ волостми, города Смоленска и волостей: Рославля, Иванкова, Прудов, Белика, Елны, Радшина, Новоселиа, Свадита, Жереспера, Поречья, Нежоды, Руды, Мушковичь, Ветлици, Щучьи, города Видбеска и волостей: Бруса, Дричьих Лук, Свята, Озерища, города Полтеска и волостей: Мошников, Дрысы, Освиа, Нещорды, Непоротовичъ, Вербиловы слободы, Кубка, Вязма, Клина, Ситнянъ, Лисны, Себежа, Замошиа, также не воевати ни зацепляти ничем въ те перемирные лета, въ шесть лет. А тебе Александру королю и великому князю послати къ намъ своихъ великихъ воеводъ и пановъ не мотчаа о томъ, за что межи насъ нелюбовь и валка сталась; а приехати имъ къ намъ и отъехать доброволно, безо всякие зацепки. А и впередъ и инымъ твоимъ посломъ, кого къ намъ ни пошлешъ въ ту пору шесть летъ, доброволно къ намъ приехати и отъехати. А коли мы пошлемъ до тебя Александра короля и великого князя своихъ пословъ о какихъ делехъ, и нашимъ посломъ по твоимъ землямъ къ тебе доброволно приехати и отъехати безо всякихъ зацепокъ. А твоимъ купцомъ изо всехъ твоихъ земль во все наши земли приехати со вскимъ товаромъ и торговати на всякой товаръ, а приехати имъ и отъехати доброволно, безо всякихъ зацепокъ. Также въ ту шесть летъ, въ нашу отчину во Псковъ изъ твоихъ земль послу и гостю путь чистъ и изо всее твоей отчины во Псковскую землю; а гостю торговати во Пскове безъ пакости, по старой пошлине, со всякимъ гостемъ. Также и псковскому послу и гостю изо всей нашей отчины изо Псковские земли путь чистъ во все твои земли, въ твою отчину; а гостю псковскому торговати во всехъ твоихъ земляхъ, въ твоей отчине, безъ пакости, по старой пошлине, со всякимъ гостемъ. А судъ Пскову, отчине нашей, съ твоими землями въ ту шесть летъ на обе стороны держати по старине. Также которые послы отъ иныхъ государей, отколе ни буди, къ намъ черезъ твои земли, и гости съ ними, или опроче пословъ гости пойдутъ къ намъ черезъ твои земли съ какимъ товаромъ ни буди: и тебе у техъ пословъ и гостей товару не отнимати, а пропущати тебе къ намъ пословъ и гостей со вскимъ товаромъ черезъ свои земли безо всякихъ зацепокъ; также и наши послы и гости куде ни пойдутъ отъ насъ, или къ намъ, черезъ твои земли съ какимъ товаромъ ни буди: и тебе у техъ нашихъ пословъ и гостей товару не отнимати, а пропущати тебе къ намъ нашихъ пословъ и гостей со всякимъ товаромъ черезъ свои земли безо вскихъ зацепокъ. А которые послы отъ иныхъ государей, отколе ни буди, пойдутъ къ вамъ черезъ наши земли, и гости съ ними, или опроче пословъ гости пойдутъ къ вамъ черезъ наши земли съ какимъ ни товаромъ ни буди: и намъ у техъ пословъ и гостей товару не отнимати, а пропущати намъ къ тебе техъ пословъ и гостей со всякимъ товаромъ черезъ свои земли безо вскихъ зацепокъ; также и ваши послы, или гости, куде ни пойдутъ, отъ васъ, или къ вамъ, черезъ наши земли съ какимъ товаромъ ни буди: и намъ у техъ вашихъ пословъ и гостей товару не отнимати, а пропущати намъ къ тебе твоихъ пословъ и гостей со вскимъ товаромъ черезъ свои земли безо всякихъ зацепокъ. А въ те перемирные шесть летъ какова учинится обида межи нашихъ князей и людей въ земляхъ и въ водахъ и въ иныхъ въ какихъ въ обидныхъ делехъ: и наши князи и наместники и волостели украинные, съехався, да темъ обиднымъ деломъ всемъ управу учинятъ на обе стороны; а въ какихъ обидныхъ делехъ наши князи и наместники и волостели не учинятъ управы, и намъ о томъ сослати судей, и они, съехався, да темъ обиднымъ деломъ всемъ управу учинятъ на обе стороны, безъ хитрости. А татя, беглеца, холопа, робу, должника по исправе выдати; а даное, положеное, заемное, поручное отдати. А отойдутъ по вемъ перемирнымъ грамотамъ межи насъ урочные лета и розмирица межи насъ учинится, а въ ту пору которые твоей земли купцы, или послы прилучатся въ нашихъ земляхъ: и намъ техъ твоихъ купцовъ и пословъ не порубати, ни сстатковъ у нихъ не отнимати, отпустити намъ ихъ всехъ доброволно со всеми ихъ сстатки; а которые наши купци, или послы прилучатся въ ту пору въ твоихъ земляхъ, и тебе нашихъ купцовъ и пословъ также не порубати, ни имати, ни животовъ ихъ у нихъ не отнимати, а отпустити ихъ всехъ доброволно со всеми ихъ животы. А на томъ на всемъ, какъ въ сей перемирной грамоте писано, мы Иоанъ, Божиею милостию государь  всеа Руси и велики князь Володимерский, и Московский, и Новогородский, и Псковский, и Тферский, и Югорский, и Пермский, и Болгарский и иныхъ, и сынъ мой князь велики Василей Ивановичъ всеа Руси целовали есмя крестъ къ тебе брату нашему и зятю, Александру, Божиею милостию королю Полскому и великому князю Литовскому и Русскому, и княже Прусскому и Жомотцому и иныхъ на то, что намъ и нашимъ детемъ, по сей перемирной грамоте, до техъ урочныхъ шти летъ тотъ миръ держати крепко, по тому, какъ въ сей перемирной грамоте писано. Писана на Москве, лета 7011, марта.
 

Грамота великого князя литовского Александра Казимировича[9]:

Короля его милости Александра перемирная грамота съ княземъ Московскимъ на 6 летъ.

Мы Александръ Божею милостию король Польский и Великий князь Литовский, Руский, Княз Прусский, Жомоитский и иныхъ. Што посылали есьмо до тебе, брата и тстя нашего Иоана, Божею милостию государя всея Руси и Великого князя Володимерского и Московского и Югорского и Пермского и Болгарского и иныхъ, пословъ своихъ воеводу Ланчицкого, пана Петра Мышсковского съ Мурова, и маршалка своего наместника Полоцкого пана Станислава Глебовича и маршалка жъ своего охмистра Королевы своея наместника Ковенского пана Войтеха Яновича, и подчашего Королевства Польского старосту Межибожского пана Яна Бучацкого, а стольника Краковского пана Петра Браславского и Жижморского Ивана Сапежича, и каноника Познанского секретаря Королевства Князя Станислава Горицкого, о миру и доброй смолве, и то ныне межи насъ не сталося и послы наши говорили отъ насъ тобе брату и тстю нашому Иоану, Божею милостию Государю всея Руси и Великому князю, штобы ты съ нами взялъ перемирие на шесть летъ, на то, штобы намъ въ тые перемирные лета межи себе рати и войны не замышляти. А мне Александру Королю и Великому Князю въ тыи лета слати къ вамъ своихъ великихъ пановъ воеводъ раду свою, которыми бы межи насъ добрый конецъ учинили ся; и ты братъ нашъ и тесть Иоанъ Божию милостию Государь всея Руси и Великий Князь, со мною Александромъ Королемъ Польскимъ и Великимъ Княземъ Литовскимъ и Рускимъ, и твой сынъ Великий Князь Василей Ивановичъ всея Руси, и ваши дети, перемирие взяли на шесть летъ отъ Благовещеньева дни, лета седмъ тысячъ первого на десять [1503], до Благовещеньева дни лета седмъ тысячъ седмого на десять [1509], на то, что тебе Иоану Божию милостию Государю всея Руси и Великому Князю и твоему сыну Великому Князю Василью Ивановичу всея Руси и вашимъ детемъ, нашихъ земль Александра Короля Польского и Великого Князя Литовского и Руского, города Киева съ волостьми, города Канева съ волостьми, города Черкасъ съ волостьми, города Житомира съ волостьми, города Вручья съ волостьми, волостей Мозыря, Пчича, Брагиня, Речичи, Горволя, Стрешина, Чечерска, Пропциска, Могилева, города Мстиславля съ волостьми, города Кричева съ волостьми, города Смоленска и волостей, Рославля, Иванкова, Прудовъ, Беликалени, Ратщика, Новоселя, Свадыта, Жереснера, Поречья, Нежоды, Руды, Мушковичь, Ветлицы, Щучья, города Витебска и волостей, Бруса, Дречьихъ Лукъ, Усвята, Черищь, города Полоцка и волостей, Мощниковъ, Дриссы, Овеся, Нещорды, Непоротовичъ, Вербиловы слободы, кубка, Вязьмы, Клина, Ситнянъ, Лисна, Себежа, Замошенья,а – въ тые перемирные лета, шесть летъ, не воевати и не защепляти ни чимъ. А ко мне Александру Божию милостию Королю Польскому и Великому Князю Литовскому и Рускому въ тые перемирные лета вашихъ земль, Московское земли, Новагорода Великого и волостей Новгородскихъ, и Новгородское земли всее, и Пскова и Псковское земли всее, и Тферское земли всее и Переславля Резанского и Резанское земли всее, не воевати и не зачепати ни чимъ; такежъ и тихъ вашихъ городовъ и волостей и земль, которыи за вашими слугами, за Княземъ Семеномъ Ивановичомъ Старобудскимъ и за Княземъ Василемъ Ивановичомъ за Шемячичомъ, и за Княземъ Семеномъ Ивановичемъ за Бальскимъ, и за Трубецкими Князьми, и за Масальскими и за иными вашими слугами за Князьми и за вашими наместники, и за волостели, и за вашими приказники, за какими нибуди, города Чернигова съ волостьми, города Стородуба съ волостьми, города Путивля съ волостьми, города Рыльска съ волостьми, города Новгородска Северского съ волостьми, города Гомля съ волостьми, города Любеча съ волостьми, города Почопа съ волостьми, города Трубецка съ волостьми, города Бранска съ волостьми, да волостей: Карачова, Хотимля, Поповы горы, Мглина, Дрокова, и селъ: Уваровичъ, Телешевичъ, Тереничъ, Кошелева леса, Морозовичъ, Липиничъ, скарбовичъ, Залеся, Бабичъ, Светиловичъ, Холодна, Лапичъ, Полешанъ, и волостей: Сновска, Хоробора, Соловьевичъ Прикладней, Пацыны, Федоровского, Осовика, Покиницъ, сухора, Всеславля, Воронина, Жерыни, города Мценска съ волостьми, Любуцка съ волостьми, города Серпейска съ волостьми, города Масальска съ волостьми, Гороща Дмитровца и Личина, Недохадова, Бышковичъ, Залидова, Опакова, Мощиня, Демины, Городечны, Ужепереты, Снопота, Ковыльны, Шуи, Лазорева Городища, Ближевичь, Замося, Тухачова, Дечны, Хоминичь, Погостича, города Дорогобужа, и волостей: Погорелое, негомля, Игуменовы слободы, Мстиславца, Лучина, Мошковы горы, Жулина, Ощитова, Кремянове, Селечны, Водосы, Некрасовы, Радсни, Ведроши, Рехты, Черища, Хомчичъ, Василькова, Холма, Бяшина, Хотомичъ, Великого Поля, Лопатина, Прости, Заопя, Вышкова, Копыли, Сверковыхъ Лукъ, и Белое съ волостьми и Верховья, и Болшова, и Шоптова, и Монивидовы слободки и иныхъ волостей Вержавы, Буя города и съ тими деревнями, которыи были за служалыми людьми, и за Печерскимъ монастыремъ, и за Духовскимъ, и за Троецкимъ и что были деревни тоежъ волости, за Борисомъ, за Окольничымъ города Торопца, и волостей Данькова Любуты, Дубны, Рожны, Туры, Биберевы, Старцовы, Нежельское, Велижскому Плавеецкое, Жужецкое, Озерское, Казариновское, города Остыря и волостей Березая, Невля, Усваяловца, Весне Болога, и что къ тымъ городамъ и волостемъ изъ старины потягло, земль и водъ и всякихъ угодьевъ. А мне Александру Королю Польскому и Великому Князю Литовскому и Рускому въ тые перемирные лета, въ шесть летъ, тихъ вашихъ городовъ и волостей и земль всихъ не воевати и не зачепляти ничимъ. А послати мне Александру Королю и Великому Князю къ вамъ пословъ своихъ, великихъ пановъ воеводъ, не молчая о томъ, за что межи насъ нелюбовь и валка сталася; а приехати имъ къ вамъ и отъехати доброволно безо всякое зачепки, а и впередъ иншихъ пословъ къ вамъ пошлемъ, въ тыи шесть летъ добровольно приехати имъ и отъехати безо всякихъ зачепокъ. А коли вы пошлете до насъ своихъ пословъ о какихъ делехъ, и вашимъ посломъ по нашимъ землямъ къ намъ добровольно приехати и отъехати безо всякихъ зачепокъ; а вашимъ купцомъ изо всихъ вашихъ земель во вси мои земли приехати и отъехати имъ добровольно безо всякихъ зачепокъ; а вашимъ купцомъ изо всихъ вашихъ земель во вси мои земли приехати со всякимъ товаромъ и торговати на всякий товаръ, а приехавши и отъехавши имъ добровольно безъ всякихъ зачепокъ. Такежъ и вашое отчины Псковскому послы и гостю изо всее вашое отчины и Псковскому земли путь чистъ во вси наши земли въ нашу отчину, а гостю Псковскому торговати во всихъ нашихъ земляхъ безъ пакости по старой пошлине со всякимъ гостемъ.

А изъ моихъ земель съ моее отчины послу и гостю въ вашу отчину и во Псковъ во всю Псковскую землю путь чистъ, а гостю торговати въ Пскове по старой пошлине со вскимъ гостемъ; а судъ Пскову отчине вашой съ нашими землями въ ту шесть летъ на обе стороны держати по старине; а которыи послы отъ иныхъ Государей отколь нибуди пойдутъ къ вамъ черезъ мои земли и гости съ ними, или опрочь пословъ гости пойдутъ къ вамъ черезъ мои земли съ какимъ товаромъ нибуди, и мне товару у нихъ не отнимати, а пропущати мне къ вамъ пословъ и гостей со всякимъ товаромъ черезъ свои земли безо всякихъ зачепокъ. Такежъ и ваши послы и гости куде ни пойдутъ отъ васъ и къ намъ черезъ наши земли, и съ какимъ товаромъ ни буди, и мне у вашихъ пословъ и у гостей товаровъ не отнимати, а пропущати мне вашихъ пословъ и гостей со вскимъ товаромъ черезъ свои земли безъ всякихъ зачепокъ. А которыи послы отъ иныхъ Государей, отъколе нибудь пойдутъ ко мне черезъ вашу землю, и гости пойдутъ ко мне черезъ ваши земли, и вамъ у тыхъ пословъ и гостей товару не отнимати, а пропущати вамъ ко мне пословъ и гостей со всякимъ товаромъ черезъ свои земли безъ всякихъ зачепокъ. Такжеъ и мои послы или гости, куде ни пойдутъ отъ насъ, и къ намъ черезъ ваши земли съ какимъ товаромъ ни буди, и вамъ нашихъ пословъ и гостей товару не отнимати, а пропущати вамъ ко мне нашихъ пословъ и гостей со всякимъ товаромъ черезъ свои земли безо всякихъ зачепокъ. А въ тыи перемирныи шесть летъ какова учинится обида межи нашихъ Князей и людей въ земляхъ и въ водахъ и въ инныхъ какихъ обидныхъ делехъ, и наши Князи и наместники и волостели украинныи съехався, да темъ обиднымъ деломъ всимъ управу учинятъ на обе стороны; а въ какихъ обидныхъ делехъ наши Князи и наместники и волостели не учинятъ управу, и намъ о то сослати судей, и они съехався, да тимъ обиднымъ деломъ всимъ управу учинятъ на обе стороне безъ хитрости; а татя, беглеца, холопа, робу, должника, по испрове выдати, а даное, заемное, поручное отдати; а отъидутъ межи насъ по симъ перемирнымъ грамотамъ урочныи лета и розмирица межи насъ учинится, а въ ту пору которыи вашихъ земль купцы или послы прилучатся въ нашихъ земляхъ, и намъ тыхъ вашихъ купцовъ и пословъ не порубати и статковъ у нихъ не отнимати, отпустити намъ ихъ всихъ добровольно со всими ихъ статки. А которыи наши купцы или послы прилучатся въ ту пору въ вашихъ земляхъ, и вамъ нашиъ купцовъ и пословъ также не порубати, ни имати, ни животовъ у нихъ не отнимати, а отпустити ихъ всихъ добровольно со всими ихъ животы: в на томъ на всемъ, какъ въ сей перемирной грамоте писано.

Мы Александръ Божию милостию Король Польский и Великий Князь Литовский, Руский, Княжя Пруской, Жимоитский и иныхъ. Целовалъ есми крестъ къ тобе брату своему и тстю, Иоанну Божею милостию Государю вся руси и великому Князю Володимерскому и Московскому и Новгородскому и Псковскому и Тферскому и Югорскому и Пермскому и Болгорскому и иныхъ, и твоему сыну Великому Князю Василью Ивановичу всея Руси, и вашимъ детемъ на томъ, что мне по сей перемирной грамоте, до тихъ урочныхъ шести летъ, тот миръ держати крпеко по тому, какъ въ сей перемирной грамоте писано.

На сей перемирной грамоте мы послы Александра Короля Польского и Великого Князя Литовского и Руского, Княжати Пруского и Жомоитского и инныхъ: я Петръ Мышковский съ Мирова, воевода Ланчицкий; а я Станиславъ Глебовичъ маршалокъ Короля его милости, наместникъ Полоцкий; а я Войтехъ Яновичъ, маршалокъ Королевъ, охмистръ Королевое, наместникъ Ковенский; а я Янъ Бучацкий, староста Межибожский, подчаший Королевства Полського; а я Петръ Врочиновский, стольникъ Краковский; а я ивашко, Мапежичъ, писарь Короля его милости, канцлеръ Королевое, наместникъ Брацлавский и Жижморский; а я Станиславъ Горицкий, каноникъ Познанский, Секретарь Королевства Польского, целовали крестъ и печати свои къ сей грамоте привесили на то: что Государю нашому Александру Королю Польскому и Великому Князю Литовскому и Рускому съ братомъ своимъ со Иоаномъ Божею милостию Государемъ всея Руси и Великимъ Княземъ и съ сыномъ его Великимъ Княземъ Василемъ Ивановичемъ всея Руси и съ ихъ детьми, и тотъ миръ до урочныхъ шесть летъ держати крепко по тому, какъ въ сей перемирной грамоте писано; а какъ будутъ у нашого государя Александра Короля и Великого Князя, Иоанна Государя всея Руси и Великого Князя бояре, и Государю нашому Александру Королю Польскому и Великому Князю Литовскому и Рускому и иныхъ, крестъ целовати передъ его бояры и къ той перемирной грамоте печать свою привесити и тую перемирную грамоте Государю нашому дати его бояромъ.          

 

3. Вечный мир Василия III и Сигизмунда I 1508 года.

Вечное докончание заключено в Москве 8 октября 1508 года и позже ратифицировано в Вильно 25 февряля 1509-го.
 

Грамота великого князя Василия Ивановича[10]:

По Божьей воли и по нашей любви, мы Василий, Божьею милостью государь всея Руси и великий князь, Володимерский, и Московский, и Новгородский, и Псковьский, и Тферский, и Югорский, и Пермьский, и Болгарский и иныхъ, взяли есмо любовь и вечное докончанье съ своимъ братомъ и сватомъ, съ Жикгимонтомъ королемъ Польскимъ и великимъ княземъ Литовскимъ и Русскимъ, и княжатемъ Прускимъ, и Великоглокговскимъ, и Опавскимъ, и Слязскимъ, и Лужицкимъ, и Жомоитскимъ и иныхъ: жити мне въ любви съ нимъ, по сей грамоте, а быти мне съ нимъ везде заодинъ, и добра мне ему хотети и его землямъ везде, где бы ни было; а ему мне добра хотети и нашимъ землямъ, везде, где бы ни было. А кто будетъ мне другъ, то и ему другъ: а кто ему недругъ, то и мне недругъ. А быти ти, брате, на всякого моего недруга со мною везде заодинъ, и на Татаръ, опроче Мендли-Кгирея царя перекопского; а мне на всякого твоего недруга быти сх тобою везде заодинъ, и на Татаръ, опроче Мендли-Кгирея царя Перекопского. А пойдутъ ли, брате, Татарове на наши украинные места: княземъ нашимъ и воеводамъ нашимъ, украиннымъ нашимъ людемъ, сославшися, да боронитися имъ съодного; а где тебе моему брату будетъ моя помочь надобу, на всякого твоего недруга и на Татаръ: и тебе ко мне послати, а мне тебе помочь дати; а также коли твоя помочь мне будетъ надобна, и мне къ тебе послати, и тебе, моему брату, мне помочь дати на всякого моего недруга и на Татаръ. А коли пришлешь ко мне про помочь, а мне къ тебе будетъ въ ту пору помочи нелзе послати: ино то тебе от мене не въ измену; а также, коли язъ къ тебе пошлю про помочь; а тебе ко мне будетъ въ ту пору помочи нелзе послати: ино то мне отъ тебе не въ измену. А въ отчину намъ, брате, твою, во все твои великие княжьства, въ городъ Киевъ съ волостьми, въ городъ Черкасы съ волостьми, въ городъ Житомеръ съ волостьми, въ городъ Вручей съ волостьми, въ городъ Любечь съ волостьми, въ городъ Туровъ съ волостьми, въ городъ Мозырь съ волостьми, и въ волостми ваши, во Бчичь, въ Брягинь, въ Речицу, въ Горволь, въ Стрешинъ, въ Чичерскъ, въ Пропоескъ, въ городъ Могилевъ съ волостьми, въ городъ Мстиславль съ волостьми, въ городъ Кричовъ съ волостьми, въ городъ Смоленескъ и въ волости, въ Иванково, въ Пруды, въ Беликъ, въ Елну, въ Радшино, въ Новоселье, въ Свадито, въ Жерешперь, въ Поречье, въ Нежоду, въ Вержавескъ, въ Руду, въ Мушковичи, въ Ветлицу, въ Щучью, въ Буй городокъ, и съ теми деревнями что въ той же волости за служилыми людьми, и за Печерскимъ монастыремъ и за Духовскимъ и за Троецкимъ, и что тое жъ волости деревни были за Борисомъ за околничимъ, въ городъ Витебскъ и въ волости, въ Брусъ, въ Дречьи Луки, въ Усвято, въ Озерище, въ городъ Полтескъ и въ волости, въ Мошники, въ Дрису, въ Освие, въ Нещорду, въ Непоротовичи, въ Вербилову слободу, въ Кубокъ, въ волость Вязмо, въ Клинъ, въ Ситну, въ Лисну, въ Себежъ, въ Замошенье, и во все твои въ те украинные места, и что къ нимъ потягло, не вступатися ничемъ, и блюсти и не обидети, ни подъискивати подъ тобою и подъ твоими детьми всее твое отчины великихъ княжествъ. А тебе Жикнимонту королю и великому князю въ наши земли въ нашу отчину, во все наши великие княжьства, и въ Новгородъ Великий и во Псковъ и во все новгородские и Псковские места, и въ Торопецъ и во все Торопецкие волости не вступатися ничемъ, также и во Тферь и во все Тферские места не вступатися тебе ничемъ, и блюсти и не обидети, и не подъискивати подо мною и подъ моими детьми всее моее отчины, великихъ княжьств. А рубежь Торопцу и Торопецкимъ волостемъ: Данькову, Любуте, Дубне, Рожне, Туре, Бибереве, Старцове, Нежелской, Велижской, Плавеецкой, Жижецкой, Озерской, Казариновской, и Новгородскимъ волостемъ, Лукамъ Великимъ, и Пуповичомъ, и Ржеве, и городу Острею, и волостемъ Березаю, Невлю, Усваю, Ловцу, Веснебологу, и Холмскому погосту, и Велиле, и Лопастицамъ, и Буйцу и инымъ волостемъ, всей земле Новгородской, съ твоею землею, съ Литвою и съ Полочаны и зъ Видбляны, земле и воде, по старымъ рубежомъ: а Пскову, отчине нашей, рубежъ съ твоею землею съ Литвою, земле и воде, по старымъ рубежомъ. Также тебе не вступатися въ насъ въ нашу отчину, въ Тешиловъ, и въ Рославль, и въ Веневъ, и во Мстиславль, и въ Торусу, и въ Оболенескъ, и въ Пронескъ и во всю Пронскую землю, и во все то, что къ темъ местомъ потягло. Также тебе не вступатися въ насъ въ нашу отчину, въ те городы и въ волости, что за нашими слугами, за княземъ Васильемъ Ивановичемъ Шемячичемъ и за княземъ Васильемъ Семеновичемъ, и за Трубецкими князи, и за Мосальскими, въ городъ Рылескъ съ волостьми, въ горож Путивль съ волостьми, въ городъ Новгородокъ съ волостьми, въ городъ Радогощъ съ волостьми, въ городъ Черниговъ съ волостьми, въ городъ Стародубъ съ волостьми, въ городъ Гомей съ волостьми, въ городъ въ Попову Гору и въ волости, въ Корачевъ, въ Хотимль, въ Сновескъ, въ Хороборъ, во Мглинъ, въ Дроковъ, и въ села, въ Уваровичи, въ Телешовичи, въ Тереничи, въ Кошелевъ лесъ, въ Морозовичи, въ Липиничи, въ Скарбовичи, въ Залесье, въ Бабичи, въ Светиловичи, въ Голодно, въ Лапичи, въ Полешане, и въ городъ Мосалескъ съ волостьми. Также тебе не вступатися въ насъ въ нашу отчину, въ городъ во Мценескъ съ волостьми, и въ городище Дмитровецъ, и въ городъ Вязму, и въ городы и въ волости и во все земли и воды Вяземские, что къ Вязме потягло; въ городъ Дорогобужъ и въ волости Дорогобужские: въ Погорелую, въ Негомлю, въ Игумнову слободу, во Мстиславецъ, въ Лучинъ, въ Мошкову Гору, въ Жулинъ, въ Ощитовъ, въ Кременую, въ Простъ, въ Селечну; въ Водосу, въ Некрасову, въ Редынь, въ Ведрошъ, въ Рехту, въ Озерища, въ Хомчичи, въ Васильково, въ Холмъ, въ Бятино, въ Хотомычи, въ Великое Поле, въ Лопатино, въ Заопье, въ Вышково, въ Копылью и въ вужичю, въ Сверковы Луки, въ городъ въ Белую съ волостьми, и въ Верховье, въ Болшово, и въ Шоптово, и въ Моневидову слободу, также и во все то что къ темъ городомъ и волостемъ изъ старины потягло земль водъ и всякихъ угодей; также и Федора Блудова, и Александра Борисова сына Хлепеньского, и князя Романа Фоминского, и ихъ братьи и братаничевъ, и Юрьева доля Ромейковича, и княжи Феодоровы места Святославича, те отчины, городы и волости и что къ нимъ потягло, земли и воды, все мои Василья, Божьею милостью государя всея Руси и великого князя и моихъ детей, къ нашему великому княжьству; а тебе Жикгимонту королю и великому князю въ нихъ и во все наши украинные места не вступатися и не обидети, подо мно. и подъ моими детьми. Также и братьи моее въ отчину въ княжь Юрьеву, и въ княжъ Дмитрееву, и въ княжь Семенову, и въ княжъ Андрееву, тебе Жикгимонту королю и великому князю не вступатися: въ городъ Любутескъ, и въ городъ Козелескъ, и въ Людимескъ, и въ Серенескъ, и во все въ Козелские и въ Людимские и въ Серенские места, и въ городъ въ Мченескъ съ волостьми, и въ городъ Опаковъ съ волостьми, и въ волости, въ Залидовъ, въ Недоходово, въ Бышковичи, въ Лычино; въ городъ въ Серпеескъ съ волостьми, и въ волости, въ Замошье, въ Тухачевъ, въ Дечну, въ Фоминичи, въ Погостища, въ Мощинъ, въ Демену, въ Городечну, въ Ужепереть, въ Снопотъ, въ Ковылну, въ Шую, въ Лазарево городище, въ Ближевичи, въ Любунь, въ Даниловичи; въ городъ Брянескъ съ волостьми, и въ волости, въ Соловьевичи, въ Прикладни, въ Пацынь, въ Федоровское, въ Осовикъ, въ Покиничи, въ Сухари, въ Всеславль, въ Вороницу, въ Жерынь, и во все то что къ темъ городомъ и волостемъ потягло: техъ ти, брате, местъ всехъ подо мною блюсти и не обидети, ни вступатися въ те места ничем. А князи, князь Василей Ивановичъ Шемячичь, и князь Василей Семеновичь, и Трубецкие князи, и Новосильские князи, и Одоевские, и Воротынские, и Перемышльские, и Белевские, и Масальские князи, все мои Василья, Божьею милостью государя всея Руси и великого князя и моихъ детей, и съ своими отчиными, къ нашему княжьству; а тебе Жикгимонту королю и великому князю въ нихъ, и въ ихъ отчины, и что къ ихъ отчинамъ потягло, не вступатися ничемъ, и не обидети, и не приймати ихъ съ ихъ отчинами. А князь великий Иванъ Ивановичь Резанской, у меня и въ моихъ детей и съ своею землею, а тебе Жикгимонту королю и великому князю его не обидети, ни въ землю ти его не вступатися; а въ чемъ тебе Резанской згрубитъ, и тебе о томъ прислати ко мне Василью, Божьею милостью государю всея Руси и великому князю: и мне то тебе направити. А которые князи служатъ мне Василью, Божьею милостью государю всея Руси и великому князю и моимъ детемъ съ своихъ отчинъ, и тебе Жикгимонту королю и великому князю ихъ блюсти, а не обидети; а который иметъ обидети князей служебныхъ своего брата: и намъ о томъ сослати судей, и они тому учинятъ исправу, безъ перевода; а князей намъ служебныхъ по та места, на обе стороне, съ вотчинами не приимати. А о земляхъ и о водахъ и о всехъ обидныхъ делехъ межи насъ на обе стороне судъ вобчей, впередъ отъ сего нашего докончанья. А судьямъ нашимъ судити, целовавъ крестъ. А что учинится въ нашей любви межи нашими людьми и вашими, и о томъ всему судъ: волостели наши съехався да учинятъ тому исправу, безъ перевода; а про то намъ нелюбья не держати, а суженого не посудати; а суженое, заемное, положеное, поручное дати. А холопа, робу, должника, поручника, татя, розбойника, беглеца, рубежника, по исправе выдати. А посломъ нашимъ по нашимъ землямъ, на обе стороны, гостити безъ рубежа и безъ всякой пакости, и торговати всякимъ товаромъ безъ извета. А въ Новегороде Великомъ твоимъ гостемъ изо всее отчины торговати съ Новгородцы безъ пакости, всякимъ товаромъ, безъ извета; также и моимъ гостемъ Новгородцомъ, изо всее Новгородское земли, въ твоихъ земляхъ, во всей отчине, торговати безъ пакости, всякимъ товаромъ и безъ извета. А во Псковъ, въ мою отчину, изъ твоихъ земль послы и гостю путь чистъ изо всее твое отчины въ Псковскую землю; а гостю торговати во Пскове безъ пакости, по старой пошлине, со всякимъ гостемъ; также и Псковскому послу и гостю изо всее моее отчины изъ Псковское земли путь чистъ во все твои земли, въ твою отчину, и гостю Псковскому торговати во всхъ твоихъ земляхъ, въ твоей отчине, безъ пакости, по старой пошлине, со всякимъ гостемъ. А судъ Пскову, отчине моей, съ твоими землями на обе стороне держати по старине. Также изъ Тферской земли, изъ наше отчины, гостемъ нашимъ торговати во всехъ твоихъ земляхъ безъ пакости, всякимъ товаромъ, безъ извета; а твоимъ гостемъ изо всехъ твоихъ земль торговати въ нашей отчине во Тферской земле безъ пакости, всякимъ товаромъ, безъ извета. Также которые послы отъ иныхъ господарей, отколе ни буди, пойдутъ къ намъ черезъ твою землю, и гости съ ними, или опроче пословъ гости пойдутъ къ намъ черезъ твои земли, съ какимъ товаромъ ни буди: и тебе у техъ пословъ и гостей товару не отнимати, а пропущати тебе къ намъ пословъ и гостей со всякимъ товаромъ черезъ свои земли безо всякиехъ зачепокъ; такжи и наши послы и гости куды ни пойдутъ отъ насъ, или къ намъ, черезъ твои земли, и съ какимъ товаромъ ни буди: и тебе у техъ нашихъ пословъ и у гостей товару не отнимати, а пропущати тебе къ намъ нашихъ пословъ и гостей со всякимъ товаромъ черезъ свои земли безъ всякихъ зачепок. А которые послы отъ иныхъ господарей, и отколе ни буди пойдутъ къ вамъ черезъ наши земли, и гости съ ними, или опроче пословъ гости пойдутъ къ вамъ черезъ наши земли и съ какимъ товаромъ ни буди: и намъ у техъ пословъ и гостей товару не отымати, а пропущати намъ къ вамъ техъ пословъ и гостей со всякимъ товаромъ черезъ свои земли безъ всякихъ зачепокъ. Также и ваши послы или гости откуды ни поедутъ, отъ васъ, или къ вамъ, черезъ наши земли, съ какимъ товаромъ ни буди: и намъ у техъ вашихъ пословъ и гостей товару не отнимати, а пропущати намъ къ ваиъ вашихъ пословъ и гостей со всяким товаромъ черезъ свои земли безъ всякихъ зачепокъ. А дастъ ми Богъ дети, а придетъ Божья воля, возметъ мене Богъ съ сего света, а ты останешъ живъ: и тебе подъ моими детьми наше отчины блюсти, а не обидети, и не вступатися во все наши великие княжства, въ Новгородъ Великий, и во Псковъ, и во все Новгородские и Псковские места, также и во Тферь и во все Тферские места, ни во все наши украинные места, и въ городы и въ волости, и въ земли и въ воды, и во всякие угодья, по сему нашему докончанью не вступатися, ни подъискивати всхъ нашихъ великихъ княжествъ. А потомъ, коли Богъ дастъ, ажъ Божья воля придетъ къ тому, дастъ Богъ тебе дети, а тебе возметъ Богъ съ сего света первее, а я останусь живъ: и мне, брате, твое отчины подъ твоими детьми блюсти, а не обидети, и не вступатися во все ваши великие княжства, ни въ Киевъ, ни въ Смоленескъ, ни во все Киевские и Смоленские места, и во все ваши украинные места, и въ городы, и въ волости, и въ земли и воды, и во всякия угодья, по сему нашему докончанью не вступатися, ни подъискивати всехъ вашихъ великихъ княжствъ. А на томъ на всемъ мы Василий, Божьею милостью государь всея Руси и великий князь, Володимерский, Московский, Новгородский, Псковский, Тферский, Югорский, Пермьский, Болгарский и иныхъ, целовалъ есми крестъ брату своему и свату, Жикгимонту королю Польскому и великому князю Литовскому, Рускому, княжати Прускому и Великоглокговскому, Опавскому, Слязскому, Лужицкому, Жомоитскому и иныхъ, по любви, въ правду; а по сей нашей грамоте намъ правити. Писанъ на Москве, лета седмь тысячь седьмогонадесятъ, октября въ 8 день.  
 

4. Перемирие Василия III и Сигизмунда I 1520 года.

Перемирие заключено в Москве 2 сентября 1520 года. Представляет утвержденную грамоту королевских послов. Как отметил А.В. Виноградов данный посольский акт остался односторонним[11], мы имеем лишь утвержденную грамоту от короля Сигизмунда.
 

Утвержденная грамота короля Сигизмунда I[12]:

А се грамота, что дали послы Янушъ и Богушъ на себя, утвержденная.

Жигимонта, Божью милости, великого короля Польского и великого князя Литовского, Русского, княжати Прусского и Жомоитцкого и иныхъ, Янъ Станиславовичъ, воевода подляшский и моршалокъ, наместникъ ожский, переломский и радунский; Богушъ Боговитиновичъ, подскарби земский, моршалокъ государя короля его милости, наместникъ каменицкий. Што государь нашъ, великий король и великий князь его милость Жигимонтъ, послалъ насъ у посолстве до брата своего, великого государя Васильа, Божьею милостию, государя всеа Руси и великого князя, по его опасной грамоте о миру и покою и о доброй смолве: ино то ся межи ихъ государей сталося. И приговорили великого государя бояре съ нами, что государю нашему, великому королю Жигимонту и великому государю, слати своихъ великихъ пановъ радныхъ, которыи межи ихъ милостью маютъ миръ, або перемирье делати, и быти тымъ государя нашего великого короля посломъ, великимъ паномъ раднымъ, у великого государя на маслены заговенья, лета 7029; на который жъ год послы нашего государя великого короля Жигимонта, велики паны радныи, на тотъ срокъ на маслены заговенья, будучи у его милости, маютъ меж ихъ милостью великихъ государей миръ вечный або перемирья делати, какъ бы на обе стороны было пригоже; а пакъ ли бы, чого жъ Боже уховай, черезъ тыхъ пословъ миръ вечный, або перемирья статися не могло, и его милость великий государь словомъ своимъ государскимъ прирекъ и въ грамоте своей написалъ, ижъ тымъ посломъ государя нашего великого короля никоторое нужы и силы не чинити, не зделаетъ ли ся дела, зделаетъ ли ся, и задержанья быти никакова не маетъ. А къ тому его милость прирекъ словомъ своимъ государскимъ черезъ боаръ своихъ, которыи зъ нами на розмовехъ седели, и въ той же грамоте своей опасной написалъ, ижъ воеводы и наместники его милости украинныи никоторое зачапки украинамх и землямъ государя нашего, великого короля Жигимонта, не маютъ чини, ни войною, ни которыми иншими причинами до тыхъ часовъ, поки нашего послы государя на обе стороны сходятъ. А мы послы государя нашего тымъ жа обычаемъ от государя своего великого короля и великого князя Жигимонта, его милости великому государю своего государя прирекли словомъ, и въ томъ то листе нашомъ написали, штожъ государя великого короля воеводы и наместники украинныи, украинникомъ и землямъ великого короля государя не маютъ никоторое зачапки чинити ни войною, а никоторыми иншими причинами до тыхъ жо часовъ, поки послы нашего государя, великого короля, у его милости великого государя будутъ, и на обе стороны сходятъ, и маютъ ся во всемъ упокой заховати на обе стороне. А естли бы ся которая обида безъ ведомости наместниковъ украинныхъ которой стороне стала, и наместники украинные маютъ ся сослати и вправка на обе стороне вчинити, а лихихъ людей казнити. А тую умову его милость великий государь зъ государемъ нашимъ, великимъ королемъ, черезъ насъ прирекъ держати до приеханья и отъеханья пословъ государя нашего великого короля великихъ пановъ радныхъ, которыхъ пословъ, великихъ пановъ радныхъ, воля государя нашего великого короля послати будетъ къ великому государю къ тому сроку, къ масленымъ заговейнамъ приидущимъ, и тымъ посломъ на тотъ срокъ у великого государя быти, которыи послы великого государя нашего велики паны радные у его милости великого государя будучи, маютъ дело делати миръ вечный, або перемирьа чинити такъ, какъ Богу будетъ любо, и ихъ милости государемъ на обе стороне будетъ пригоже. На што жъ есмо его милости, великому государю, сесь нашъ листъ дали под нашими печатми: я Янушъ Станиславовичъ Костевича печать свою приложилъ, а я подскарбий къ сему листу печать свою приложилъ и руку свою приписалъ, лета 7029, сентября 2, индикта 9.

Къ сему листу Богоушъ подскарбий и руку свою подписалъ.

                                       

5. Посольство от Сигизмунда к Василию III с Петром Станиславовичемъ Кишкой, Богушем Боговитиновичем, Ивашкой Горностаевым. Июль – 18 сентября 1522 года.

№ 93. С. 637 – 641. Перемирная грамота великого князя московского:

Грамота великого князя всея Руси Василия III[13]:

А се грамота перемирная, какова дана посломъ.

Мы, великий государь Василей, Божиею милостию государь всеа Русии и великий князь Володимерский, Московский, Новгородцкий, Псковский, Тферский, Югорский, Пермьский, Болгарский и иныхъ. Что присылалъ до насъ ты братъ нашъ, великий государь Жигимонтъ, Божьею милостию король Полский и великий князь Литовский, Русский, и княже Прусский, и Жомоитцкий и иныхъ, пословъ своихъ, воеводу полотцкого, старосту дорогитцкого, пана Петра Станиславовича, а подскарбия земскаго, моршалка своего, старосту слонимского и каменетцкого, пана Богуша Боговитинова, да писаря своего пана Ивашка Горностаева о миру и о доброй смолве, и то межъ насъ съ тобою, зъ братомъ нашимъ, съ великимъ государемъ зъ Жигимонтомъ королемъ и великимъ княземъ, ныне не ссталося, и послы твои, брата нашего, говорили намъ отъ тобя, брата нашего, отъ великого государя Жигимонта, короля Полского и великого князя Литовского и Русского, чтобъ мы взяли съ тобою перемирье на пять летъ на то, чтобъ намъ въ те перемирные лета межъ себя и войны не замышляти, а слати намъ на обе стороны своихъ великихъ пословъ, которые межи насъ то дело могутъ делати. И мы съ тобою зъ братомъ съ своимъ, съ великимъ государемъ Жигимонтомъ, королемъ и великимъ княземъ, перемирье взяли на рять летъ, отъ Рождества Христова лета 7031 до Рождества Христова лета 7036, на то, что тебе брату нашему, великому государю Жигимонту, королю и великому князю, въ те перемирные лета, въ пять летъ, нашихъ земль, Московские земли, и Новагорода Великого, и волостей Ноугородцкихъ Новгородцкие земли всее, и Пскова и Псковские земли всее, и Тферские земли всее, и Переславля Резанского и Резанские земли всее, и Пронска и Пронские земли всее, не воевати, ни зацепляти ничем. Также тобе, Жигимонту королю и великому князю, и техъ нашихъ городовъ и волостей и земль, которые за нашими слугами, за княземъ Васильемъ Ивановичемъ Шемячичемъ, и за Требтцкими князми и за Мосалскими, и за иными за нашими слугами, за князми, и за нашими наместники, и за волостели, и за нашими приказчики за какими-нибуди, также ни воевати, ни зацепляти ничемъ въ те перемирные лета въ пять летъ: города Рылска съ волостми, города Путимля съ волостми, города Новагородка съ волостми, города Радогоща съ волостми, города Чернигова съ волостми, города Стародуба съ волостми, города Почепа съ волостми, города Гомья съ волостми, города Поповы Горы съ волостми, города Карачева съ волостми, и волостей: Хотимля, Сновска, Хоробори, Мглина, Дрокова, и селъ: Уваровичъ, Телешовичъ, Тереничъ, Кошелева леса, Морозовичъ, Липиничъ, Скарбовичъ, Залесья, Бабичъ, Светиловичъ, Голодна, Липичъ, Полешанъ, города Трубческа съ волостми, города Мосалска съ волостми, города Рославля съ волостми. А рубежъ городу Рославлю со Мстиславлемъ промежъ Словнева да Шибнева къ Гневкову Доброю речкою на Водонос, а отъ Водоноса Доброю жъ речкою въ Остръ, черезъ Великий Боръ въ реку въ Шумячу къ Стрекуле, къ рубежу къ Кричевскому, а отъ Кричева городу Рославлю рубежъ река Шумяча, а Шумячею въ реку въ Немелицу, а изъ Немелицы старымъ рубежомъ къ Заборью въ Ипуть реку, да на низъ Ипутью къ Хмелю. Города Смоленска съ путми и съ волостми, что къ нему тянетъ, и волостей: Еловца Болвановичъ, Лазаревщины, Пустоселья, Романовского, Копотковичъ, Молохвы всее, что къ ней потягло, и Петровского держаниа Кутева и Зверович, Дубровинского пути, Катыни, Каспли, Поречья, Руды, Щучьи. А рубежъ Смоленску и волостемъ Смоленскимъ съ Дубровною, и съ Романовымъ, и зъ Горами, и со Мстиславлемъ отъ Днепра, ниже города Смоленска, рекою Мерею вверхъ, межъ Пречистые Взруба и Зверовичъ, въ Иваку реку, а из Иваки на Еленский рубежъ да въ Городню, а Городнею въ Вехру въ Черный мохъ, а из Вехры въ Прудилну, а из Прудилны въ Железницу, а Железницею подъ Дуденки въ Вехру, а из Вехры въ Лютую воду, а изъ Лютой воды въ Выпино, а изъ Выпина на Всожъ, а Сожом на низъ въ Березыню, а Березынею вверхъ сухомъ, промежъ селъ Плчина и Гладковичъ, по холмомъ, а оттоле къ Пулневу. А за рекою за Днепромъ рубежъ Смоленску внизъ по Днепру по реке ниже Клементиа святого пять верстъ. Города Мценска съ волостми, и городища Дмитровца; города Мещеска съ волостми, и волостей: Залидова, Недоходова, Бышкова, Лычина; города Вязмы и волостей Вяземских всехъ, что къ нему потягло; города Дорогобужа и волостей Дорогобужских всехъ, что къ нему потягло из старины; города Белые съ волостми, и Верховья, и Болшева, и Шоптова, и Моневидовы слободы, и города Торопца и всехъ Торопецкихъ волостей. А рубежъ Торопцу и Торопецкимъ волостемъ, Данкову, Любуте, Дубне, Рожне, Туре, Бибереве, Старцове, Нежелской, Велижской волости, Плаветцкой, Жижетцкой, Озерской, Казариновской и Новгородцкимъ волостемъ, Лукамъ Великимъ и Пупоничамъ, и Ржове, и городу Острею, и волостемъ: Березаю, Невлю, Усваю, Лопцу, Веснебологу, и Холмскому погосту, и Велиле, и Лопастицамъ, и Буйцу, и инымъ волостемъ всей земле Новогородцкой съ твоею землею съ Литвою, и съ Полочаны, и съ Видбляны, земле и воде по старымъ рубежомъ. Также тобе брату нашему, великому государю Жигимонту, королю Полскому и великому князю Литовскому и Русскому, не вступатись и не воевати ничемъ въ те, перемирные лета въ пять летъ брата нашего княжъ Юрьевыхъ Ивановича городовъ и волостей: города Серпейска съ волостми, и волостей: Замошья, Тухачева, Дегны, Фоминичъ, Погостища, Мощына, Демены, Городечны, Ужеперети, Снопота, Ковылни, Шуи, Лазарева городища, Ближевичъ, Любуни, Даниловичъ, города Брянска съ волостми и волостей Соловьевичъ, Прикладней, Пацыни, Федоровского, Осовика, Покиничъ, Сухаря, Свеславля, Вороницъ, Жерыни.  А мне великому государю Василью, Божиею милостию государю всеа Русии и великому князю, твоихъ великого государя Жикгимонта, короля Полского и великого князя Литовского и Русского, земль не воевати ни зацепляти ничемъ въ те перемирные лета въ пять летъ: города Киева съ волостми, города Канева съ волостми, города Черкас съ волостми, города Житомеря съ волостми, города Вручья съ волостми, города Любича съ волостми, города Турова съ волостми, города Мозыри съ волостми, да волостей: Бчича, Брягиня, Речицы, Горволя, Стрешина, Чичерска, Пропойска, Могилева, города Мстиславля съ волостми и волости Хотславич, города Кричева съ волостми, города Дубровны съ волостми, и волостей: Горъ и Романова, и города Ршы съ волостми, и волостей Любавич, Микулиа; города Витебска и волостей Бруса, Дречьих Лук, Свята, Озерища; города Полотцка и волостей Мошников, Дрысы, Освия, Нещорды, Непоротович, Вербиловы слободы, Лубка, Вязма, Клина, Ситнянъ, Лисны, Себежа, Замошья. А кого къ намъ ты братъ нашъ, Жигимонтъ король, пошлешь своихъ пословъ, и темъ твоимъ посломъ приехати къ намъ и отъехати добровольно безъ всякие зацепки. Также кого мы пошлемъ къ тебе своихъ послов, и нашимъ посломъ по твоимъ землямъ къ тебе доброволно приехати и отъехати безъ всякихъ зацепокъ. А твоимъ купцомъ изо всихъ твоихъ земль во все наши земли приехати со всякимъ товаромъ и торговати на всякой товаръ, а приехати имъ и отъехати доброволно безъ всякихъ зацепокъ. А нашимъ купцомъ изо всехъ нашихъ замль во все твои земли приехати со всякимъ товаромъ и торговати на всякой товаръ, а приехати имъ и отъехати имъ доброволно безъ всякихъ зацепокъ. Также которые послы отъ иныхъ государей, отколе нибуди, пойдутъ къ намъ черезъ твои земли и гости съ ними, или опричъ пословъ гости пойдутъ къ намъ черезъ твои земли съ какимъ товаромъ нибуди, и тебе у техъ пословъ и гостей товару не отнимати, а пропущати тебе къ намъ пословъ и гостей со всякимъ товаромъ черезъ свои земли безъ всякихъ зацепокъ. Также и наши послы и гости куде ни пойдутъ отъ насъ, или къ намъ черезъ твои земли съ какимъ товаромъ нибуди, и тобе у техъ пословъ и гостей товару не отнимаи, а пропущати тебе къ намъ нашихъ пословъ и гостей со всякимъ товаромъ черезъ свои земли безъ всякихъ зацепокъ. А которые послы отъ иныхъ государей, отколе нибуди, пойдутъ къ вамъ черезъ наши земли съ какимъ товаромъ нибуди, и намъ у техъ пословъ и гостей товару не отнимати, а пропущати намъ къ тебе техъ посовъ и гостей со всякимъ товаромъ черезъ свои земли безо всякихъ зацепокъ. Также ваши послы или гости куде ни пойдутъ отъ васъ, или къ вамъ, черезъ наши земли съ какимъ товаромъ нибуди, и намъ у техъ вашихъ пословъ и гостей товару не отнимати, а пропущати намъ къ тебе твоихъ пословъ и гостей со всякимъ товаромъ черезъ свои земли безъ всякихъ зацепокъ. А въ те перемирные пять летъ какова учинится обида межи нашихъ князей и людей въ земляхъ и въ водахъ и въ иныхъ въ какихъ обидныхъ делехъ, и наши князи и наместники и волостели украинные, съехався, да темъ обиднымъ деломъ всемъ управу учинятъ на обе стороны; а въ какихъ обидныхъ делехъ наши князи и наместники и волостели не учинятъ управы, и намъ о томъ сослати судей, и они съехався, да темъ обиднымъ деломъ всемъ управу учинятъ на обе стороны безъ хитрости. А татя, беглеца, холопа, робу, должника по исправе выдати. А даное, положеное, заемное, поручное отдати. А отойдутъ по симъ перемирнымъ грамотамъ межи насъ урочные лета, и розмиритца межи насъ учинитца, а въ ту пору которые твоей земли купци, или послы, прилучатся въ нашихъ земляхъ, и намъ техъ твоихъ купцовъ и пословъ не порубати, ни сстатковъ у нихъ не отъимати, отпустити намъ ихъ всехъ доброволно со всеми ихъ сстатки, а которые наши купци, или послы, прилучатца въ ту пору въ твоихъ земляхъ, и тебе нашихъ купцовъ и пословъ не порубати, ни имати, ни животовъ ихъ у нихъ не отъимати, а отпустити ихъ всехъ доброволно со всеми ихъ животы. А на томъ на всемъ, какъ въ сей перемирной грамоте писано, мы великий государь Василей, Божьею милостию государь всеа русии и великий князь Володимерский, Московский, Ноугородцкий, Псковский, Тферский, Югорский, Пермьский, Болгарский и иныхъ, целовали есмя крестъ къ тебе брату нашему, великому государю Жигимонту, Божьею милостию королю Полскому и великому князю Литовскому, Русскому, и княже Прусскому, и Жомотцкому и иныхъ на томъ, что намъ, по сей перемирной грамоте, до техъ урочныхъ пяти летъ, тотъ миръ держати крепко по тому, какъ въ сей перемирной грамоте писано. Писанъ на Москве, лета 7031, сентября.
 

Грамота короля Сигизмунда I[14]:

Мы великий господаръ Жикгимонтъ, Божьею милостью король Польский, великий князь Литовский, Руский, княже Пруское, Жомоитский и иныхъ. Што посылали есмо до тебе брата нашого, великого господаря Василья, Божьею милостью государя всея Руси и великого князя, Володимерского, Новгородского, и Псковского, и Тверского, и Югорского, иПермского, и Болгарского и иныхъ, пословъ своихъ, воеводу Полоцкого, старосту Дорогинцкого пана Петра Станиславовича, а подскарбьего земского, маршалка своего, старосту Слонимского и Каменецкого пана Богуша Боговитиновича, да писаря своего Ивашка Горностая, о миру и о доброй змолве, и то межи насъ съ тобою братомъ нашимъ, зъ великимъ господаремъ Васильемъ, Божьею милостью государемъ всея Руси и великимъ княземъ ныне не сталося: ино послы наши говорили отъ насъ тобе брату нашому, великому господарю Василью, Божьею милостью государю всея Руси и великому князю, штобъ ты съ нами взялъ перемирье на пять летъ, на томъ, што намъ въ тыи перемирные лета межи собою рати и войны не замышляти, а слати бъ намъ въ тыи лета межи собою, на обе стороне, своихъ великихъ пословъ, которые межи насъ то дело могутъ делати. И ты, братъ нашъ, великий господарь всея Руси и великий князь, перемирье съ нами взялъ на пять летъ, отъ Рожества Христова лета семъ тысячъ тридцать первого до Рожества Христова лета семъ тысячъ тридцать шостого, на томъ, што тобе брату нашому, великому господарю Василью, Божьею милостью государю всея Руси и великому князю, въ тыи перемирныи лета, въ пять летъ, нашихъ земль, города Киева зъ волостьми, города Канева зъ волостьми, города Черкасъ зъ волостьми, города Житомира зъ волостьми, города Вручья зъ волостьми, города Любеча зъ волостьми, города Турова зъ волостьми, города Мозыра зъ волостьми, да волостей Бчича, Брагиня, Речицы, Горволя, Стрешина, Чичерска, Пропойска, Могилева, города Мстиславля зъ волостьми, и волости Хотславичь, города Кричова зъ волостьми, города Дубровны зъ волостьми, и волостей Горъ да Романова, и города Рши зъ волостьми, и волостей Любваичъ и Микулина, города Витебска и волостей Бруса, Дречьихъ Лукъ, Усвята, Озерищъ, города Полоцка, и волостей Мошниковъ, Дрисы, Освия, Нещерды, Непоротовичъ, Вербиловы слободы, Кубка, Вязма, Клина, Ситнянъ, Листны, Себежа, Замошья, не воевати ни зачепати ничимъ въ тыи перемирные лета, въ пять летъ. А мне великому господарю Жикгимонту, Божьею милостью королю Польскому и великому князю Литовскому и Рускому, въ тыи перемирныи лета, въ пять летъ, твоихъ брата нашого, великого господаря Василья, Божьею милостью государя всея Руси и великого князя, земль, Московское земли, и Новагорода Великого и волостей Новгородскихъ и Новгородское земли всее, и Пскова и Псковское земли всее, и Тверское земли всее, и Переславля Резаньского и Резаньское земли всее, и Пронска и Пронское земли всее не воевати ни зачепати ничимъ. Такъ же мне великому господарю Жикгимонту, королю Польскому и великому князю Литовскому и Рускому, и тыхъ твоихъ городовъ и волостей и земль, которыи за твоими слугами, за княземъ Васильемъ за Ивановичомъ за Шемятичомъ, и за Трубецкими князьми, и за Масальскими и за иными за твоими слугами за князьми, и за твоими наместьники и за волостельми и за твоими прикажчики, за какими ни буди, также не воевати ни зачепати ничимъ въ тыи перемирныи лета, въ пять летъ: города Рыльска зъ волостьми, города Путивля зъ волостьми, города Новгородка Сиверского зъ волостьми, города Радогоща зъ волостьми, города Чернигова зъ волостьми, города Стародуба зъ волостьми, города Почепа зъ волостьми, города Гомья зъ волостьми, города Поповы Горы зъ волостьми, города Карачева зъ волостьми, и волостей, Хотимля, Сновска, Хоробора, Мглина, Дрокова, и селъ Уваровичъ, Телешовичъ, Тереничъ, Кошелева леса, Морозовичъ, Липиничъ, скарбовичъ, Залесья, Бабичъ, Светиловичъ, Голодна, Лапичъ, Полешанъ, города Трубческа зъ волостьми, города Масальска зъ волостьми, города Рославля зъ волостьми; а рубежъ городу Рославлю зо Мстиславлемъ: промежи Словнева до Шибнева къ Гневокову, Доброю рекою, на Водоносъ, а отъ Водоноса Доброю жъ рекою въ Остръ, черезъ великий боръ въ реку въ Шумячу, къ Стрекуле, къ рубежу Кричевскому; а отъ Кричова городу Рославлю рубежъ: река Шумяча, а Шумячею въ реку въ Немелицу, а изъ Немелицы старымъ рубежомъ къ Заборью, въ Ипуть реку, да на низъ Ипутьею къ мелю; города Смоленска съ путьми и съ волостьми, што къ нему тягнетъ, и волостей Еловца, Болваничъ, Лазоревщины, Пустоселья, Романовского, Копотьковичъ, Молохвы всее, што къ ней потягло, и Петровского дрежанья, Кутева, Зверовичъ, Дубровенского пути, Катыни, Каспли, Поречья, Руды, Щучьи; а рубежъ Смоленску и волостемъ Смоленскимъ зъ Дубровною, и зъ Романовымъ и со Мстиславлемъ. Отъ Днепра, нижей города смоленска, рекою Мереею уверхъ межи Пречистое, Взруба и Зверовичъ въ Иваку реку, и азъ Иваки на Еленьский рубежъ да въ Городню, а Городнею во Вехру въ Чорный Мохъ, а изъ Вехры у Прудилну, и изъ Прудилны въ Железницу, а Железницею подъ Дуденьки у Вехру, а изъ Вехры въ Лютую воду, а зъ Лютое воды въ выпино, а изъ Выпина въ Сожъ, а Сожемъ на низъ у Березыню, а Березынею уверхъ сухомъ, промежи селъ Почина и Гладковичъ по холмомъ, а оттоль къ Кулневу; а за рекою за Днепромъ рубежъ Смоленску: внизъ по Днепру по реце нижей Климентия Святого пять верстъ; города Мценска зъ волостьми, и городища Дмитровца, и города Опакова зъ волостьми, и города Мещеска зъ волостьми, и волостей Залидова, Недоходова, Бышковичъ, Лычина, и города Вязмы и волостей Вяземскихъ всихъ што къ Вязме потягло; города Дорогобужья и волостей Дорогобужскихъ всихъ што къ нему потягло изъ старины; и города Белое зъ волостьми, и волостей Верховья, и Болшева, и шептова, и Моневидовы слободы; и города Торопца и всихъ Торопецкихъ волостей, и рубежъ  Торопцу и всемъ Торопецкимъ волостемъ, Данькову, Любуте, Дубне, Рожне, Туре, Бибереве, Старцеве, Нежельской, Велижьской волости, Плавеецкой, жижецкой, Озерской, Козариновской, и Новгородскимъ волостемъ, Лукамъ Великимъ, и Пуповичомъ, и Ржове, и городу Острею, и волостемъ, Березую, Невлю, Усвяю, Ловцу, Весни, Бологу Холмскому погосту, и Велиле, и Лопастицамъ, и Буйцу и инымъ волостемъ всее земли Новгородское зъ моею землею, зъ Литвою, и съ Полочаны и съ Витьбляны, земли и воды по старымъ рубежомъ. такъже мне великому господарю Жикгимонту, Божьею милостью королю Польскому и великому князю Литовскому и Рускому, не вступатися и не воевати ничимъ, въ тыи перемирныи лета, въ пять летъ, брата твоего великого господаря Василья, Божьею милостью государя всея Руси и великого князя, князя Юрьевыхъ Ивановича городовъ и волостей, города Серпейска зъ волостьми, и волостей, Замошья, Тухочева, Дечьны, Фоминичъ, Погостища, Мощина, Демены, Городечны, Ужеперети, Снопота, Ковылны, Шуи, Лазорева городища, Ближевичъ, Любуни и Даниловичъ, города Брянска зъ волостьми, и волостей, Соловьевичъ, Прикладней, Пацыни, Федоровского, осовика, Покиничъ, Сухаря, Всеславля, Вороницы, Жерыни. А кого ты, братъ нашъ, великий господарь василей, Божьею милостью государь всея Руси и великий князь, пошлешъ, къ намъ своихъ пословъ, и тымъ твоимъ посломъ приехати къ намъ и отъехати добровольно, безъ всякое зачепки; такъже кого мы къ тобе пошлемъ своихъ пословъ, и нашимъ посломъ по твоимъ землямъ къ тобе доброволно приехати и отъехати, безъ всякихъ зачепокъ. А твоимъ купцомъ изо всихъ твоихъ земль во вси наши земли приехати со всякимъ товаромъ и торговати на всякии товары, а приехати имъ и отъехати добровольно, безъ всякихъ зачепокъ; а нашимъ купцомъ изо всихъ нашихъ земль во вси твои земли приехати со всякимъ товаромъ и торговати на всякии товары, а приехати имъ и отъехати добровольно, безъ всякихъ зачеопкъ. Такъже которыи послы отъ иныхъ осподарей, отколе ни будь, пойдутъ къ намъ черезъ твои земли, и гости съ ними, или опричъ пословъ гости пойдутъ къ намъ черезъ твои земли, съ какимъ товаромъ ни буди: и тобе у тыхъ пословъ и гостей товару не отнимати, а пропущати тобе къ намъ пословъ и гостей со всякимъ товаромъ черезъ свои земли безъ всякихъ зачепокъ; такъже и наши послы и гости куды ни пойдутъ, отъ насъ, или къ намъ, черезъ твои земли, съ какимъ ни товаромъ ни буди: и тобе у тыхъ нашихъ пословъ и гостей товару не отнимати, а пропущати къ намъ тобе тыхъ пословъ и гостей со всякимъ товаромъ черезъ свои земли безъ всякихъ зачепокъ. А которыи послы отъ иныхъ господарей, отколе ни будь, пойдутъ къ вамъ черезъ наши земли, и гости съ какимъ товаромъ ни будь: и намъ у тыхъ пословъ и гостей товару не отнимати, а пропущати намъ къ тобе тыхъ пословъ и гостей со всякимъ товаромъ черезъ свои земли безъ всякихъ зачепокъ. такъже ваши послы или гости куды ни пойдутъ, отъ васъ, или къ вамъ, черезъ наши земли съ какимъ товаромъ ни будь: и намъ у тыхъ пословъ и гостей товару не отнимати, а пропущати намъ къ тобе твоихъ пословъ и гостей со всякимъ товаромъ черезъ свои земли безъ всякихъ зачепок. А въ тыи перемирныи лета, въ пять летъ, какова вчинится обида межи нашихъ князей и людей, въ земляхъ и въ водахъ и въ иныхъ каковыхъ обидныхъ делехъ: и наши князи и наместники и волостели украиныи, зъехався, да тымъ обиднымъ деламъ всимъ управу вчинятъ, на обе стороне, а въ какихъ делехъ наши князи и наместники и волостели не вчинятъ управы, и намъ о томъ сослати людей: и они, зъехався, да тымъ обиднымъ деламъ всимъ управу вчинятъ на обе стороне, безъ хитрости. А татя, беглеца, холопа, робу, должника по исправе выдати, а даное, положеное, заемное, поручное отдати. А отойдутъ по симъ перемирнымъ межи насъ грамотамъ врочные лета и розмирицы ся межи насъ вчинятъ, а въ ту пору которыи твоей земли купцы или послы прилучатся въ нашыхъ земляхъ: и намъ тыхъ твоихъ пословъ и купцовъ не порубати, ни статковъ у нихъ не отнимати, а пустити намъ ихъ добровольне всихъ, со всими статки; а которыи наши послы или купцы прилучатся въ ту пору въ твоихъ земляхъ: и тобе нашихъ купцовъ и пословъ так\же не порубати и ни имати, ни животовъ ихъ у нихъ не отымати, а отпустити ихъ всихъ добровольно со всими ихъ животами. А на томъ на всемъ, какъ в сей перемирной грамоте писано, мы великий господарь Жикгимонтъ, Божьею милостью король Польский, великий князь Литовский, Руский, княжа Пруское, Жомоитский и иныхъ, целовали есмо крестъ къ тобе брату нашому, великому господарю Василью, Божьею милостью государю всея Руси и великому князю, Володимерскому, Московскому, Новгородскому, Псковскому, Тверскому, Югорскому, Пермьскому, Болгарскому и иныхъ, на томъ, што намъ по сей перемирной грамоте до тыхъ врочныхъ пяти летъ тотъ миръ держати крепко, по тому какъ въ сей перемирной грамоте писано. Писанъ въ Кракове, лета Божьего нароженья тысяча пятьсотъ двадцать третего, месяца февраля въ 18 день, индикта 11.
 

6. Договор о перемирии Василия III и Сигизмунда I 1526 года.

Грамота великого князя Василия III[15]:

А се грамота перемирная, великого князя слово, какова дана посломъ литовскимъ.

Мы великий государь Василей, Божьею милостию государь всеа Русии и великий князь Володимерский, Московский, Ноугородцкий, Псковский, Рязанский, Тферский, Югорский, Пермский, Болгарский и иныхъ. Что присылалъ до насъ ты братъ нашъ, великий государь Жигимонтъ, Божиею милостию король Полский и великий князь Литовский, Русский и княже Пруский и Жемотцкий и Мазоветцкий и иныхъ, пословъ своихъ, воеводу полотцкого, старосту дорогитцкого, пана Петра Станиславовича, а подскарбия земскаго, моршалка своего, старосту слонимского и каменетцкого, пана Богуша Боговитинова, о миру и о доброй смолве, и то межи насъ съ тобою зъ братомъ нашимъ, съ великимъ государемъ зъ Жигимонтомъ королемъ и великимъ княземъ, ныне не сталось. И послы твои брата нашего говорили намъ отъ тебя брата нашего отъ великого государя Жигимонта короля Полского и великого князя Литовского и Руского, чтобъ мы взяли съ тобою перемирье на шесть летъ на то, чтобъ намъ въ те перемирные лета межи собя рати и войны не замышляти, а слати намъ въ те лета межи собя на обе стороны своихъ великихъ пословъ, которые межи насъ то дело могутъ делати. И мы съ тобою съ братомъ своимъ, съ великимъ государемъ зъ Жигимонтомъ королемъ и великимъ княземъ, перемирье взяли на шесть летъ, отъ Рождества Христова лета 7000 традцать пятого до Рождества Христова лета 7000 четыредесять перваго, на то, что тобе брату нашему, великому государю Жигимонту королю и великому князю, въ те перемирные лета, въ шесть летъ, нашихъ земль не воевати ни зацепляти ничемъ: Московские земли и Новагорода Великого и волостей Новгородцкихъ и Новгородцкие земли всее, и Пскова и Псковские земли всее, и Тферские земли всее, и Переславля Резанского и Рязанские земли всее, и Пронска и Пронские земли всее не воевати, ни зацепляти ничем. Также тобе Жигимонту королю и великому князю и техъ нашихъ городовъ и волостей и земль не воевати и не зацепляти ничемъ въ те перемирные лета: города Рылска съ волостми, города Путивля съ волостми, города Новагородка съ волостми, города Радогоща съ волостми, города Чернигова съ волостми, города Поповы Горы съ волостми, города Карачева съ волостми, и волостей: Хотимля, Сновска, Хороборя, Мглина, Дрокова, и селъ: Уваровичъ, Телешовичъ, Тереничъ, Кошелева Леса, Морозовичъ, Липиничъ, Скарбовичъ, Залесья, Бабичъ, Светиловичъ, Голодна, Лапичъ и Полешанъ. Также тобе и техъ нашихъ городовъ не воевати и не зацепляти ничемъ, которые за нашими слугами за князми: города Трубчевска съ волостми, города Мосалска съ волостми, города Рославля съ волостми; а рубежъ городу Рославлю со Мстиславлемъ промежъ Словнева да Шибнева къ Гневкову Доброю речкою на Водоносъ, а отъ Водоноса Доброю жъ речкою въ Остръ черезъ Великий Боръ въ реку въ Шумячу къ Стрекуле къ рубежу къ Кричевскому; а отъ Кричева городу Рославлю рубежъ река Шумяча, а шумячею въ реку въ Немелицу, а изъ Немелицы старымъ рубежомъ къ Заборью въ Ипуть реку, да на низъ Ипутьею къ Хмелю; города Смоленска съ путми и волостми, что къ нему тянетъ, и волостей: Еловца, Болваничъ, Лазаревщины, Пустоселья, Романовского, Копоткаовичь, Молохвы всее, что къ ней потягло, и Петровского держанья Кутева, и Зверовичъ, Дубровинского пути, Катыни, Каспли, Поречья, Руды, Щучьи; а рубежъ Смоленску и волостемъ Смоленскимъ зъ Дубровною и съ Романовымъ и зъ Горами и со Мстиславлемъ отъ Днепра, ниже города Смоленска рекою Мереею вверхъ межи Пречистые Взруба и Зверовичъ въ Иваку реку, а изъ Иваки на Еленский рубежъ да въ Городню, а Городнею въ Вехры въ Черной Мохъ, а изъ Вехры въ Прудилну, а изъ Прудилны въ Железницу, а Железницею подъ Деденки въ Вехру, а изъ Вехры въ Лютую Воды, а изъ Лютой Воды въ Выпино, а изъ Выпино въ Сожъ, а Сожомъ на низъ въ Березыню, а Березынею къ Пулневу. А за рекою за Днепромъ рубежъ Смоленску внизъ по Днепру, по реке, ниже Клементиа святаго пять верстъ. Города Мценска съ волостми и городища Дмитровца, города Мещеска съ волостми, города Опакова съ волостми и волостей: Залидова, Недоходова, Бышковичъ, Лычина; города Вязмы и волостей Вяземскихъ всехъ, что къ Вязме потягло; города Дорогобужа и волостей Дорогобужскихъ всехъ, что къ нему потягло изъ старины; города Белые съ волостми и Верховьа и Болшева и Шоптова и Моневидовы слободы, и города Торопца и всехъ Торопетцкихъ волостей; а рубежъ Торопцу и Торопетцкимъ волостемъ Данкову, Любуте, Дубне, Рожне, Туре, Бабиреве, Старцове, Нежелской, Велижской волости, Плаветцкой, Жижетцкой, Озерской, Казариновской и Новгородскимъ волостемъ, Лукамъ Великимъ и Пуповичамъ, и Ржеве и городе Острею и волостемъ Березаю, Невлю, Усваю, Ловцу, Веснебологу и Холмскому погосту и Велиле и Лопастицамъ и Буйцу и инымъ волостемъ всей земли Новгородской съ твоею землею съ Литвою и съ Полочаны и съ Видбляны, земле и воде, по старымъ рубежомъ. Также тобе брату нашему, великому государю Жигимонту, королю Полскому и великому князю Литовскому и Русскому, не вступатись и не воевати ничемъ въ те перемирные лета брата нашего княжь Юрьевыхъ Ивановича городовъ и волостей: города Серпейска съ волостми и волостей: Замошья, Тухачева, Дегны, Фоминичъ, Погостища, Мощына, Демены, Городечны, Ужеперети, Снопота, Ковылны, Шуи, Лазарева городища, Ближевичъ, Любины, Даниловичъ; города Брянска съ волостми и волостей: Соловьевичъ, Прикладней, Пацыни, Федоровского, Осовика, Покиничъ, Сухаря, Свеславля, Вороницъ, Жерыни. А мне великому государю Василью, Божиею милостию государю всеа Русии и великому князю, твоихъ великого государя Жигимонта, короля Полского и великого князя Литовского и Русского, земль не воевати не зацепляти ничемъ въ те перемирные лета: города Киева съ волостми, города Канева съ волостми, города Черкасъ въ волостми, города Житомеря съ волостми, города Вручья съ волостми, города Любича съ волостми, города Турова съ волостми, города Мозыри съ волостми, да волостей: Бчича, Брягиня, Речицы, Горволя, Стрешина, Чичерска, Пропойска, Могилева; города Мстиславля съ волостми и волостей Хотславичъ; города Кричева съ волостми, города Дубровны съ волостми и волостей Горъ и Романова, и города Рши съ волостми и волостей Любавичъ, Микулина; города Витебска и волостей: Бруса, Дручьихъ Лукъ, Свята, Озерища: города Полотцка и волостей: Мошниковъ, Дрысы, Освия, Нещорды, Непоротовичъ, Вербиловы слободы, Кубка, Вязма, Клина, Ситнянъ, Лисны, Себежа, Замошья. А которые пленные на обе стороны сидятъ покованы и по тюрмамъ сидятъ покаваны, и съ пленныхъ тягость вся снятии и изъ тюремъ пленныхъ выняти и тягость съ нихъ снятии, а держати ихъ въ хоромехъ за сторожи, и лиху надъ ними  и хитрости никоторой никакъ не быти; а которой изъ техъ прибежитъ, ино того отдати на обе стороны; а изыметца изъ техъ которой на пути, ино того волно крепити. И въ ту шесть летъ не отдадутца пленные на обе стороны, и намъ то перемирье держати крепко и неподвижно до техъ урочныхъ шти летъ; а отдадутца въ ту шесть летъ пленные на обе стороны, и намъ съ тобою взяти перемирье на пятнадцать летъ; а не соймутся тягости съ пленныхъ и изъ тюремъ не вымутся, а учнутъ держатися покаваны и въ тюрмахъ, и намъ съ тобою перемирье держати два годы, отъ Рождества Христова лета седмь тысячь тридцать пятого до Рождества Христова лета семь тысячь тридцать седмаго. А кого къ намъ ты братъ нашъ Жигимонтъ король пошлешь своихъ пословъ, и темъ твоимъ пословъ приехати къ намъ и отъехати доброволно безъ всякие зацепки; также кого мы пошлемъ къ тобе своихъ пословъ, и нашимъ посломъ по твоимъ землямъ къ тобе доброволно приехати и отъехати безъ всякихъ зацепокъ. А твоимъ купцомъ изо всехъ твоихъ земль во все наши земли приехати со всякимъ товаромъ и торговати на всякой товаръ, а приехати имъ и отъехати доброволно безъ всякихъ зацепокъ; а нашимъ купцомъ изо всехъ нашихъ земль приехати со всякимъ товаромъ и торговати на всякой товаръ, а приехати имъ и отъехати доброволно безъ всякихъ зацепокъ. Также которые твои послы отъ иныхъ государей отколе ни буди пойдутъ къ намъ черезъ твои земли и гости с ними, или опричь пословъ гости пойдутъ къ намъ черезъ твои земли съ какимъ товаромъ ни буди, и тобе у техъ пословъ и гостей товару не отнимати, а пропущати тобе къ намъ пословъ и гостей со всякимъ товаромъ черезъ свои земли безъ всякихъ зацепокъ. Также и наши послы и гости куде ни пойдутъ отъ намъ или къ намъ черезъ твои земли съ какимъ товаромъ ни буди, и тобе у техъ нашихъ пословъ и гостей товару не отнимати, а пропущати тобе къ намъ нашихъ пословъ и гостей со всякимъ товаромъ черезъ свои земли безъ всякихъ зацепокъ. А которые послы отъ иныхъ государей, отколе ни буди, пойдутъ къ намъ у техъ пословъ и гостей товару не отнимати, а пропущати намъ къ тебе техъ пословъ и гостей со всякимъ товаромъ черезъ свои земли безъ всякихъ зацепокъ. Также ваши послы или гости куде ни пойдутъ отъ васъ, или къ вамъ черезъ наши земли съ какимъ товаромъ ни буди, и намъ у техъ вашихъ пословъ и гостей товару не отнимати, а пропущати намъ къ тобе твоихъ пословъ и гостей со всякимъ товаромъ черезъ свои земли безъ всякихъ зацепокъ. А въ те перемирные лета какова учинитца обида межи нашихъ князей и людей въ земляхъ и въ водахъ и въ иныхъ въ какихъ обидныхъ делехъ, и наши князи и наместники и волостели украинные, сослався, да темъ обиднымъ деломъ всемъ управу учинятъ на обе стороны; а въ какихъ обидныхъ делехъ наши князи и наместники и волостели не учинятъ управы, и намъ о томъ сослати судей, и они, съехався, да темъ обиднымъ деломъ всемъ управу учинятъ на обе стороны безъ ъитрости. А татя, беглеца, холопа, робу, должника по исправе выдати; а даное, положеное, заемное, поручное отдати. А отойдутъ, по симъ пеермирнымъ грамотамъ, межи насъ урочные лета и розмирица межи насъ учинитца, а въ ту пору которые твоей земли купцы или послы прилучатца въ нашихъ земляхъ, и намъ техъ твоихъ купцовъ и пословъ не порубати, ни статковъ у нихъ не отъимати, а отпустити намъ ихъ всехъ доброволно со всеми ихъ статки. А которые наши купцы или послы прилучатца въ ту пору въ твоихъ земляхъ, и тебе нашихъ купцовъ и пословъ также не порубати, ни статковъ у нихъ не отъимати, а отпустити намъ ихъ всехъ доброволно со всеми ихъ статки. А которые наши купцы или послы прилучатца въ ту пору въ твоихъ земляхъ, и тебе нашихъ купцовъ и пословъ также не порубати, ни имати, ни животовъ ихъ у нихъ не отъимати, а отпустити ихъ всехъ доброволно со всеми ихъ животы. А на томъ на всемъ, какъ въ сей перемирной грамоте писано, мы великий государь Василей Божьею милостию государь всеа Русии и великий князь Володимерский, Московский, Новгородцкий, Псковский, Резанский, Тферский, Югорский, Пермский, Болгарский и иныхъ, целовали есмя крестъ къ тебе брату нашему, великому государю къ Жигимонту, Божиею милости. королю Полскому и великому князю Литовскому, Русскому и княже Прусскому и Жомоитцкому и Мазоветскому и иныхъ, на томъ, что намъ по сей перемирной грамоте до техъ урочныхъ шти летъ тотъ миръ держати крепко по тому, какъ въ сей перемирной грамоте писано. Писанъ въ Можайску, лета 7035, ноября.

Литовская грамота опубликована в СГГД Т. 5. № 102. С. 104-107.

Грамота Сигизмунда I от 28 февраля 1527 г.

Мы великий государь Жигимонтъ, Божьею милостью король Польский и великий князь Литовский и Руский, и княжа Пруский, и Жемоитский, и Мазовецкий, и иныхъ. Што посылали есмо до тебе брата нашого великого государя Василья Божьею милостьюгосударя всея Руси и великого князя Володимерского и Московского и Новгородского и Псковского и Резанского и Тверского и Югорского и Пермъского и Булгарского и иныхъ. Пословъ своихъ, воеводу Полоцкого, старосту Дорогинского, пана Петра Станиславовича, а подскарбего земского маршалка своего старосту Слонимского и Каменецкого пана Боугша Боговитинова, о миру и о доброй змлове и то межи насъ съ тобою з братомъ нашимъ съ великимъ государемъ всея Руси и великимъ княземъ ныне не сталося. И послы наши говорили отъ насъ тобе брату нашому великому государю Василью Божью милостью государю всея Руси и великому князю, штобы ты съ нами взялъ перемирье на шесть летъ на то, штобы намъ въ те перемирныи лета межи себе рати и войны не замышляти, а слати намъ в тыи лета межи себе на обе стороны своихъ великихъ пословъ, которыи межи насъ то дело могутъ делати. И ты братъ нашъ великий государь Василей Божью милостью государь всея Руси и великий князь перемирье взялъ съ нами на шесть летъ отъ рождества Христова дета семь тысячь традцать пятого, до рождества Христова лета семь тысячь чотырдесять первого, на то што тобе брату нашому великому государю Василью Божью милостью государю всея Руси и великому князю в тыи перемирныи лета въ шесть летъ, нашихъ земль города Киева съ волостьми, города Канева съ волостьми, города Черкасъ съ волостьми, города Житомира съ волостьми, города Вручья съ волостьми, города Турова съ волостьми, да волостей Бчича, Брягиня, Речицы, Горволя, Стрешина, Чичерска, Пропойска, Могилева, города Мстиславля съ волостьми, и волостей Хотславичь, города Кричева съ волостми, города Дубровны съ волостми и волостей Горъ и Романова, и города Рши съ волостми и волостей Любавичъ, Микулина; города Витебска и волостей: Бруса, Дручьихъ Лукъ, Свята, Озерища, города Полотцка и волостей Мошниковъ, Дрысы, Освия, Нещорды, Непоротовичъ, Вербиловы слободы, Кубка, Вязма, Клина, Ситнянъ, Лисны, Себежа, Замошья, не воевати ни зачепляти ничимъ въ те перемирныи лета. А мне великому государб Жикгимонту королю Полскому и великому князю Литовскому и Рускому, в тыи перемирныи лета твоихъ брата нашого великого государя Василья Божью милостью государя всея Руси и великого князя земль не воевати ни зачепляти ничимъ въ тыи перемирныи лета, Московские земли и Новагорода Великого и волостей Новгородцкихъ и Новгородцкие земли всее, и Пскова и Псковские земли всее, и Тферские земли всее, и Переславля Резанского и Рязанские земли всее, и Пронска и Пронские земли всее не воевати, ни зацепляти ничем. Также мне Жигимонту королю и великому князю и техъ нашихъ городовъ и волостей и земль не воевати и не зацепляти ничемъ въ те перемирные лета: города Рылска съ волостми, города Путивля съ волостми, города Новагородка съ волостми, города Радогоща съ волостми, города Чернигова съ волостми, города Поповы Горы съ волостми, города Карачева съ волостми, и волостей: Хотимля, Сновска, Хороборя, Мглина, Дрокова, и селъ: Уваровичъ, Телешовичъ, Тереничъ, Кошелева Леса, Морозовичъ, Липиничъ, Скарбовичъ, Залесья, Бабичъ, Светиловичъ, Голодна, Лапичъ и Полешанъ. Также тобе и техъ нашихъ городовъ не воевати и не зацепляти ничемъ, которые за нашими слугами за князми: города Трубчевска съ волостми, города Мосалска съ волостми, города Рославля съ волостми; а рубежъ городу Рославлю со Мстиславлемъ промежъ Словнева да Шибнева къ Гневкову Доброю речкою на Водоносъ, а отъ Водоноса Доброю жъ речкою въ Остръ черезъ Великий Боръ въ реку въ Шумячу къ Стрекуле къ рубежу къ Кричевскому; а отъ Кричева городу Рославлю рубежъ река Шумяча, а шумячею въ реку въ Немелицу, а изъ Немелицы старымъ рубежомъ къ Заборью въ Ипуть реку, да на низъ Ипутьею къ Хмелю; города Смоленска съ путми и волостми, что къ нему тянетъ, и волостей: Еловца, Болваничъ, Лазаревщины, Пустоселья, Романовского, Копоткаовичь, Молохвы всее, что къ ней потягло, и Петровского держанья Кутева, и Зверовичъ, Дубровинского пути, Катыни, Каспли, Поречья, Руды, Щучьи; а рубежъ Смоленску и волостемъ Смоленскимъ зъ Дубровною и съ Романовымъ и зъ Горами и со Мстиславлемъ отъ Днепра, ниже города Смоленска рекою Мереею вверхъ межи Пречистые Взруба и Зверовичъ въ Иваку реку, а изъ Иваки на Еленский рубежъ да въ Городню, а Городнею въ Вехры въ Черной Мохъ, а изъ Вехры въ Прудилну, а изъ Прудилны въ Железницу, а Железницею подъ Деденки въ Вехру, а изъ Вехры въ Лютую Воды, а изъ Лютой Воды въ Выпино, а изъ Выпино въ Сожъ, а Сожомъ на низъ въ Березыню, а Березынею къ Пулневу. А за рекою за Днепромъ рубежъ Смоленску внизъ по Днепру, по реке, ниже Клементиа святаго пять верстъ. Города Мценска съ волостми и городища Дмитровца, города Мещеска съ волостми, города Опакова съ волостми и волостей: Залидова, Недоходова, Бышковичъ, Лычина; города Вязмы и волостей Вяземскихъ всехъ, что къ Вязме потягло; города Дорогобужа и волостей Дорогобужскихъ всехъ, что къ нему потягло изъ старины; города Белые съ волостми и Верховьа и Болшева и Шоптова и Моневидовы слободы, и города Торопца и всехъ Торопетцкихъ волостей; а рубежъ Торопцу и Торопетцкимъ волостемъ Данкову, Любуте, Дубне, Рожне, Туре, Бабиреве, Старцове, Нежелской, Велижской волости, Плаветцкой, Жижетцкой, Озерской, Казариновской и Новгородскимъ волостемъ, Лукамъ Великимъ и Пуповичамъ, и Ржеве и городе Острею и волостемъ Березаю, Невлю, Усваю, Ловцу, Веснебологу и Холмскому погосту и Велиле и Лопастицамъ и Буйцу и инымъ волостемъ всей земли Новгородской съ твоею землею съ Литвою и съ Полочаны и съ Видбляны, земле и воде, по старымъ рубежомъ. Также тобе брату нашему, великому государю Жигимонту, королю Полскому и великому князю Литовскому и Русскому, не вступатись и не воевати ничемъ въ те перемирные лета брата нашего княжь Юрьевыхъ Ивановича городовъ и волостей: города Серпейска съ волостми и волостей: Замошья, Тухачева, Дегны, Фоминичъ, Погостища, Мощына, Демены, Городечны, Ужеперети, Снопота, Ковылны, Шуи, Лазарева городища, Ближевичъ, Любины, Даниловичъ; города Брянска съ волостми и волостей: Соловьевичъ, Прикладней, Пацыни, Федоровского, Осовика, Покиничъ, Сухаря, Свеславля, Вороницъ, Жерыни.

А которые пленные на обе стороны сидятъ покованы и по тюрмамъ сидятъ покаваны, и съ пленныхъ тягость вся снятии и изъ тюремъ пленныхъ выняти и тягость съ нихъ снятии, а держати ихъ въ хоромехъ за сторожи, и лиху надъ ними  и хитрости никоторой никакъ не быти; а которой изъ техъ прибежитъ, ино того отдати на обе стороны; а изыметца изъ техъ которой на пути, ино того волно крепити. И въ ту шесть летъ не отдадутца пленные на обе стороны, и намъ то перемирье держати крепко и неподвижно до техъ урочныхъ шти летъ; а отдадутца въ ту шесть летъ пленные на обе стороны, и намъ съ тобою взяти перемирье на пятнадцать летъ; а не соймутся тягости съ пленныхъ и изъ тюремъ не вымутся, а учнутъ держатися покаваны и въ тюрмахъ, и намъ съ тобою перемирье держати два годы, отъ Рождества Христова лета седмь тысячь тридцать пятого до Рождества Христова лета семь тысячь тридцать седмаго. А кого къ намъ ты братъ нашъ Жигимонтъ король пошлешь своихъ пословъ, и темъ твоимъ пословъ приехати къ намъ и отъехати доброволно безъ всякие зацепки; также кого мы пошлемъ къ тобе своихъ пословъ, и нашимъ посломъ по твоимъ землямъ къ тобе доброволно приехати и отъехати безъ всякихъ зацепокъ. А твоимъ купцомъ изо всехъ твоихъ земль во все наши земли приехати со всякимъ товаромъ и торговати на всякой товаръ, а приехати имъ и отъехати доброволно безъ всякихъ зацепокъ; а нашимъ купцомъ изо всехъ нашихъ земль приехати со всякимъ товаромъ и торговати на всякой товаръ, а приехати имъ и отъехати доброволно безъ всякихъ зацепокъ. Также которые твои послы отъ иныхъ государей отколе ни буди пойдутъ къ намъ черезъ твои земли и гости с ними, или опричь пословъ гости пойдутъ къ намъ черезъ твои земли съ какимъ товаромъ ни буди, и тобе у техъ пословъ и гостей товару не отнимати, а пропущати тобе къ намъ пословъ и гостей со всякимъ товаромъ черезъ свои земли безъ всякихъ зацепокъ. Также и наши послы и гости куде ни пойдутъ отъ намъ или къ намъ черезъ твои земли съ какимъ товаромъ ни буди, и тобе у техъ нашихъ пословъ и гостей товару не отнимати, а пропущати тобе къ намъ нашихъ пословъ и гостей со всякимъ товаромъ черезъ свои земли безъ всякихъ зацепокъ. А которые послы отъ иныхъ государей, отколе ни буди, пойдутъ къ намъ у техъ пословъ и гостей товару не отнимати, а пропущати намъ къ тебе техъ пословъ и гостей со всякимъ товаромъ черезъ свои земли безъ всякихъ зацепокъ. Также ваши послы или гости куде ни пойдутъ отъ васъ, или къ вамъ черезъ наши земли съ какимъ товаромъ ни буди, и намъ у техъ вашихъ пословъ и гостей товару не отнимати, а пропущати намъ къ тобе твоихъ пословъ и гостей со всякимъ товаромъ черезъ свои земли безъ всякихъ зацепокъ. А въ те перемирные лета какова учинитца обида межи нашихъ князей и людей въ земляхъ и въ водахъ и въ иныхъ въ какихъ обидныхъ делехъ, и наши князи и наместники и волостели украинные, сослався, да темъ обиднымъ деломъ всемъ управу учинятъ на обе стороны; а въ какихъ обидныхъ делехъ наши князи и наместники и волостели не учинятъ управы, и намъ о томъ сослати судей, и они, съехався, да темъ обиднымъ деломъ всемъ управу учинятъ на обе стороны безъ ъитрости. А татя, беглеца, холопа, робу, должника по исправе выдати; а даное, положеное, заемное, поручное отдати. А отойдутъ, по симъ пеермирнымъ грамотамъ, межи насъ урочные лета и розмирица межи насъ учинитца, а въ ту пору которые твоей земли купцы или послы прилучатца въ нашихъ земляхъ, и намъ техъ твоихъ купцовъ и пословъ не порубати, ни статковъ у нихъ не отъимати, а отпустити намъ ихъ всехъ доброволно со всеми ихъ статки. А которые наши купцы или послы прилучатца въ ту пору въ твоихъ земляхъ, и тебе нашихъ купцовъ и пословъ также не порубати, ни статковъ у нихъ не отъимати, а отпустити намъ ихъ всехъ доброволно со всеми ихъ статки. А которые наши купцы или послы прилучатца въ ту пору въ твоихъ земляхъ, и тебе нашихъ купцовъ и пословъ также не порубати, ни имати, ни животовъ ихъ у нихъ не отъимати, а отпустити ихъ всехъ доброволно со всеми ихъ животы. А на томъ на всемъ, какъ въ сей перемирной грамоте писано, мы великий государь Жикгимонтъ, Божью милостью король Полский и великий князь Литовский, Руский, княжа Пруский и Жомоитский и Мазовецкий и иныхъ, целовали есмо крестъ к тобе брату нашому и великому государю Василью Божью милостью государю всея Руси и великому князю Володимерскому, Московскому, Новгородскому, Псковскому, Резанскому, Тферскому, и Югорскому, Пермскому, Болгарскому, и иныхъ, на томъ што намъ по сей перемирной грамоте до тыхъ врочныхъ шести летъ, тотъ миръ держати крепко потому какъ въ сей перемирной грамоте писано. Писанъ въ Кракове въ лето семтисячьное тридцать пятое, месяца февраля двадцать осмый день, индикта пятогонатцать.

 

РИО 59[16]

5. 22 апреля 1537 года. Посольство боярина Василия Григорьевича Морозова к королю. Подтверждение перемирия. № 7. С. 126 – 129. Перемирные грамоты, написанные еще в Москве, подтверждены королем:

А се грамоты перемирные, великого князя Иваново слово и Жигимонта короля польского слово, посланы въ Литву съ послы великого князя, съ бояриномъ съ Васильемъ съ Григорьевичемъ съ Морозовымъ, да со княземъ Дмитреемъ Федоровичемъ съ Палцекимъ, да съ дьякомъ съ Григорьемъ съ Загрятцкимъ:

Мы великий государь Иванъ, Божиею милостию государь всеа Русии и великий князь, Володимерский, Московский, Новгородцкий, Псковский, Рязанский, Тферьский, Югорский, Пермьский, Болгарьский и иныхъ. Что присылалъ до насъ ты, братъ нашъ, великий господарь Жигимонт, Божиею милостию король Польский и великий князь Литовский, Русский, и княже Прусский, и Жемотцкий, и Мозоветцкий и иныхъ, пословъ своихъ, воеводу полотцкого, маршалка своего, старосту волковыйского пана Матея Войтеховича, да писаря своего Венцлава Николаева, о миру и о доброй смолве, и то межи насъ съ тобою съ братомъ нашимъ съ великимъ государемъ съ Жигимонтомъ королемъ ныне не сталось. И послы твои брата нашего говорили намъ от тобя брата нашего, отъ великого господаря Жигимонта, короля Польского и великого князя Литовского и Русского, чтобъ мы съ тобою взяли перемирье на пять летъ, на томъ, что намъ въ те перемирные лета межи собя рати и войны не замышляти, а слати намъ въ те перемирные лета межи собя на обе стороны своихъ великихъ пословъ, которые межи насъ могли те дела делати. И мы съ тобою съ братомъ своимъ, съ великимъ господаремъ Жигимонтомъ королемъ и великимъ княземъ, перемирье взяли на пять летъ, отъ Благовещеньева дни лета семь тысящь четыредесятъ пятого до Благовещеньева дни лета семь тясящь пятьдесятого, на томъ, что тобе брату нашему, великому государю Жигимонту королю и великому князю, въ те перемирные лета, въ пять летъ, нашихъ земель не воевати ни зацепляти ничемъ: Московские земли, и Новагорода Великого, и волостей Ноугородцкихъ и Ноугородцкие земли всее, и Псковские земли всее, и города Себежа и Себежские волости, и Тверские земли всее, и Переславля Резанского и Резанские земли всее, и Пронска и Пронские земли всее. Такъ де тобе брату нашему Жигимонту королю и великому князю, техъ нашихъ городовъ и волостей и земель не воевати и не зацепляти ни чемъ въ те перемирные лета: города Рылска съ волостми, города Путивля съ волостми, города Радогоща съ волостми, города Чернигова съ волостми, города Стародуба съ волостьми, города Почепа съ волостьми, города Поповы Горы съ волостьми, и волостей: Залесья, Бабич, Светиловичъ, Голодна, Скарбовичъ, Лапичъ, города Карачева съ волостьми и волостей: Хотимля, Сновска, Хороборя, Мглина, Дрокова, города Трубческа съ волостьми, города Мосалска съ волостьми, города Серпейска съ волостьми, и волостей: Замошья, Тухочева, Дегны, Фоминич, Погостища, Мощины, Демены, Городечны, Ужеперети, Снопота, Ковылны, Шуи, Лазорева городища, Ближевич, Любуни, Даниловичъ, города Бряньска съ волостьми, и волостей: Соловьевичъ, Прикладней, Пацыни, Федоровского, Осовика, Покиничъ, Сухоря, Свеславля, Вороничъ, Жерыни, города Рословля съ волостьми; а рубежъ городу Рословлю со Мстиславлем: промежъ Словнева да Шибнева къ Гневкову, Доброю речкою на Водонос, а отъ Водоноса Доброю жъ речкою въ Остръ, черезъ великий боръ въ реку въ Шумячю, къ Стрекуле, къ рубежу къ Кричевскому; а отъ Кричева города Рословлю рубежъ; река Шумяча, а Шумячею въ реку въ Немелицу, а съ Немелицы старымъ рубежомъ къ Заборью, а Ипуть реку, да внизъ Ипутью къ Хмелю; города Смоленска съ путьми и съ волостьми, что къ нему тянетъ, и волостей: Еловца, Болваницъ, Лазоревщины, Пустоселья, Романовского, Копотковичъ, Молохвы всее, что къ ней потягло, и Петровского держанья, Кутева и Зверовичъ, Дубровенского пути, Катыни, Каспли, Поречья, Руды, Щучьи; а рубежъ Смоленску и волостемъ Смоленскимъ съ Дубровною, и съ Романовымъ, и съ Горами и со Мстисловлемъ: отъ Днепра ниже Смоленска, рекою Мереею вверхъ межи Пречистые, Взруба и Зверовичъ, въ Иваку реку, а съ Иваки на Еленский рубежъ да въ Городню, а Городнею въ Вехру, въ Черной мохъ, из Вехры въ Прудилну, а съ Прудилны въ Железницу, а Железницею подъ Дуденки въ Вехру, а съ Вехры въ Лютую Воду, а съ Лютые Воды въ Выпино, а изъ Выпина въ Сожъ, а Сожемъ на низъ въ Березыню, а Березынею ввверхъ сухомъ, промежъ селъ Почина и Гладковичъ по холмомъ, а оттоле къ Пулневу; а за рекою за Днепромъ рубежъ Смоленску: внизъ по Днепру по реке, ниже Клементья Святого пять верстъ; города Мценска съ волостьми, и городища Дмитровца, города Мещеска съ волостьми, города Опакова съ волостьми, и волостей: Залидова, Недоходова, Бышковичъ, Лычина; города Вязмы и волостей Вяземскихъ всехъ, что къ Вязме потягло; города Дорогобужа и волостей Дорогобужскихъ всехъ, что къ нему потягло изстари; города Белые съ волостьми, и волостей: Верховья, и Болшева, и Шоптова, и Моневидовы слободы и города Торопца и всехъ Торопецкихъ волостей, города Велижъ и Велижскихъ волостей; а рубежъ Торопцу и Торопетцкимъ волостемъ и Велижскимъ, Данкову, Любуте, Дубне, Рожне, Туре, Бибереве, Старцове, Нежелской, Плаветцкой, Жижетцкой, Озеретцкой, Козариновской, и Новгородцкимъ волостемъ: Лукамъ Великимъ, и Пуповичамъ, и Ржеве, и городу Острею, и городу Заволочью и волостемъ Долысе и Березаю, Невлю, Усваю, Ловцу, Весне, Бологу, и Холмскому погосту, и Велиле, и Лопастицам, и Буйцу и инымъ волостемъ всей земле Новгородцкие съ твоею землею, съ Литвою, и съ Полочаны и съ Витбляны, земле и воде, по старымъ рубежомъ. А мне великому государю Ивану, Божиею милостию государю всеа Русии и великому князю, твоихъ великого государя Жигимонта, короля Полского и великого князя Литовского и Русского, земель не воевати ни зацепляти ничемъ въ те перемирные лета: города Киева съ волостьми, города Канева съ волостьми, города Черкасъ съ волостьми, города Житомеря съ волостьми, города Вручья съ волостьми, города Любеча съ волостьми, города Гомья с волостьми, и селъ: Уварович, Телешовичъ, Тереничъ, Кошелева Лесу, Морозовичъ, Липиничъ, Полешанъ; Бчича, Брягина, Речицы, Горволя, Стрешина, Чичерска, Пропойска, Могилева, города Мстимловля съ волостьми, и волости Хотиславичъ; города Криманова, и города Оршы с волостьми, и волостей Любавич и Микулина; города Витебска и волостей: Бруса, Дречьих Лук, Свята, Озерища; города Вербиловы слободы, Кубка, Вязма, Клина, Ситнянъ, Лисны, Замошья, Истца, Неведрея. А кого къ нам ты, брат наш Жигимонт король, пошлешь своихъ пословъ, и темъ твоимъ посломъ приехати къ намъ и отъехати добровольно, безъ всякие зацепки; также кого мы пошлемъ къ тобе своихъ пословъ, и нашимъ пословъ по твоимъ землямъ къ тобе доброволно приехати и отъехати безъ всякихъ зацепокъ. также которые ваши послы пойдутъ къ вамъ черезъ наши земли, и гости съ ними, или опричь пословъ гости пойдутъ къ вамъ черезъ наши земли съ какимъ товаромъ ни буди: и намъ у техъ пословъ и гостей товару не отнимати, а пропущати намъ къ вамъ вашихъ пословъ и гостей со всякимъ товаромъ черезъ свои земли безо всякие зацепки; также и наши послы и гости куды ни пойдутъ, отъ насъ или къ намъ, черезъ твои земли, съ какимъ товаромъ ни буди: и тобе у техъ нашихъ пословъ и гостей товару не отнимати, а пропущати тобе къ намъ нашихъ пословъ и гостей со всякимъ товаромъ черезъ свои земли безо всякихъ зацепокъ; также которые послы отъ иныхъ господарей, отколе ни буди, пойдутъ къ намъ черезъ твои земли, и гости съ ними съ какимъ товаромъ ни буди: и вамъ у техъ пословъ и гостей товару не отъимати, а пропущати тобе къ намъ техъ пословъ и гостей со всякимъ товаромъ черезъ свои земли безо всякихъ зацепокъ. А въ те перемирные лета какова учинитца обида межи нашихъ князей и людей въ земляхъ и въ водахъ и въ иныхъ въ какихъ обдиныхъ делехъ: и наши князи и наместники и волостели украинные, сослався, да темъ обиднымъ деломъ всякимъ учинятъ на обе стороны; а въ какихъ обидныхъ делехъ наши князи и наместники и волостели не учинятъ управы: и намъ о томъ сослати судей, и они, съехався, да темъ обиднымъ деломъ всемъ управу учинятъ на обе стороны безъ хитрости. А татя, беглеца, холопа, робу, должника, по исправе выдати; а даное, положеное, заемное, поручное отдати. А отойдутъ по семъ перемирнымъ грамотамъ межи насъ урочные лета и розмирица межи насъ учинится, а въ ту пору которые твоей земли купцы, или послы, прилучатца въ нашихъ земляхъ: и намъ техъ твоихъ купцовъ и пословъ не порубати, ни сстатковъ у нихъ не отнимати, а отпустити намъ ихъ всехъ доброволно, со всеми ихъ сстатки; а которые наши купцы или послы, прилучатца въ ту пору въ твоихъ земляхъ: и тобе нашихъ купцовъ и пословъ также не порубати, ни имати, ни животовъ ихъ у нихъ не отъимати, а отпустити ихъ всехъ доброволно, со всеми ихъ животы. А на томъ на всемъ, какъ въ сей перемирной грамоте писано.

А се припись посломъ литовскимъ. Мы великий государь Иванъ, Божиею милостию государь всеа Русии и великий князь, Володимерский, Московский, Новгородцкий, Псковский, Резанский, Тверьский, Югорский, Пермьский, Болгарьский и иныхъ, целовали есмя крестъ къ тобе брату нашему, келикому господарю къ Жигимонту, Божьею милостию королю Польскому и великому княз. Литовскому, Русскому, и княже Прусскому и Жемоитцкому и Мозоветцкому и иныхъ, на томъ, что намъ по сей перемирной грамоте, до техъ урочныхъ пяти летъ, тотъ миръ держати крепко, по тому, какъ въ сей перемирной грамоте писано. Писана на Москве, лета 7045.
 

Грамота короля польского и великого князя литовского Сигизмунда I[17]:

Мы великий государь Жигимонтъ, Божьею милостью король Польский и великий князь Литовский и Руский, и княжа Пруский, и Жемоитский, и Мазовецкий, и иныхъ. Што посылали есмо до тебе брата нашого великого государя Василья Божьею милостьюгосударя всея Руси и великого князя Володимерского и Московского и Новгородского и Псковского и Резанского и Тверского и Югорского и Пермъского и Булгарского и иныхъ. Пословъ своихъ воеводу полотцкого, маршалка своего, старосту волковыйского пана Матея Войтеховича, да писаря своего Венцлава Николаева, о миру и о доброй смолве, и то межи насъ съ тобою съ братомъ нашимъ съ великимъ государемъ съ Иваномъ Васильевичемъ ныне не сталось. И послы наши говорили отъ насъ тобе брату нашому великому государю Ивану Божью милостью государю всея Руси и великому князю, штобы ты съ нами взялъ перемирье на шесть летъ на то, штобы намъ въ те перемирныи лета межи себе рати и войны не замышляти, а слати намъ в тыи лета межи себе на обе стороны своихъ великихъ пословъ, которыи межи насъ то дело могутъ делати. И ты братъ нашъ великий государь Иван Божью милостью государь всея Руси и великий князь перемирье взяли на пять летъ, отъ Благовещеньева дни лета семь тысящь четыредесятъ пятого до Благовещеньева дни лета семь тясящь пятьдесятого, на то што тобе брату нашому великому государю Ивану Божью милостью государю всея Руси и великому князю в тыи перемирныи лета въ шесть летъ, нашихъ земль не воевати ни зацепляти ничемъ: города Киева съ волостьми, города Канева съ волостьми, города Черкасъ съ волостьми, города Житомеря съ волостьми, города Вручья съ волостьми, города Любеча съ волостьми, города Гомья с волостьми, и селъ: Уварович, Телешовичъ, Тереничъ, Кошелева Лесу, Морозовичъ, Липиничъ, Полешанъ; Бчича, Брягина, Речицы, Горволя, Стрешина, Чичерска, Пропойска, Могилева, города Мстимловля съ волостьми, и волости Хотиславичъ; города Криманова, и города Оршы с волостьми, и волостей Любавич и Микулина; города Витебска и волостей: Бруса, Дречьих Лук, Свята, Озерища; города Вербиловы слободы, Кубка, Вязма, Клина, Ситнянъ, Лисны, Замошья, Истца, Неведрея. А мне великому государю Жикгимонту королю Полскому и великому князю Литовскому и Рускому, в тыи перемирныи лета твоихъ брата нашого великого государя Василья Божью милостью государя всея Руси и великого князя земль не воевати ни зачепляти ничимъ въ тыи перемирныи лета, Московские земли и Новагорода Великого и волостей Новгородцкихъ и Новгородцкие земли всее, и Пскова и Псковские земли всее, и Тферские земли всее, и Переславля Резанского и Рязанские земли всее, и Пронска и Пронские земли всее не воевати, ни зацепляти ничем. Также мне великому государю Жигимонту Августу, Божиею милостию королю полскому и великому князю Литовскому и Русскому, техъ твоихъ городовъ и волостей и земель не воевати и ни зацепляти ничемъ въ те перемирные пять летъ: города Рылска съ волостми, города Путивля съ волостми, города Радогоща съ волостми, города Чернигова съ волостми, города Стародуба съ волостьми, города Почепа съ волостьми, города Поповы Горы съ волостьми, и волостей: Залесья, Бабич, Светиловичъ, Голодна, Скарбовичъ, Лапичъ, города Карачева съ волостьми и волостей: Хотимля, Сновска, Хороборя, Мглина, Дрокова, города Трубческа съ волостьми, города Мосалска съ волостьми, города Серпейска съ волостьми, и волостей: Замошья, Тухочева, Дегны, Фоминич, Погостища, Мощины, Демены, Городечны, Ужеперети, Снопота, Ковылны, Шуи, Лазорева городища, Ближевич, Любуни, Даниловичъ, города Бряньска съ волостьми, и волостей: Соловьевичъ, Прикладней, Пацыни, Федоровского, Осовика, Покиничъ, Сухоря, Свеславля, Вороничъ, Жерыни, города Рословля съ волостьми; а рубежъ городу Рословлю со Мстиславлем: промежъ Словнева да Шибнева къ Гневкову, Доброю речкою на Водонос, а отъ Водоноса Доброю жъ речкою въ Остръ, черезъ великий боръ въ реку въ Шумячю, къ Стрекуле, къ рубежу къ Кричевскому; а отъ Кричева города Рословлю рубежъ; река Шумяча, а Шумячею въ реку въ Немелицу, а съ Немелицы старымъ рубежомъ къ Заборью, а Ипуть реку, да внизъ Ипутью къ Хмелю; города Смоленска съ путьми и съ волостьми, что къ нему тянетъ, и волостей: Еловца, Болваницъ, Лазоревщины, Пустоселья, Романовского, Копотковичъ, Молохвы всее, что къ ней потягло, и Петровского держанья, Кутева и Зверовичъ, Дубровенского пути, Катыни, Каспли, Поречья, Руды, Щучьи; а рубежъ Смоленску и волостемъ Смоленскимъ съ Дубровною, и съ Романовымъ, и съ Горами и со Мстисловлемъ: отъ Днепра ниже Смоленска, рекою Мереею вверхъ межи Пречистые, Взруба и Зверовичъ, въ Иваку реку, а съ Иваки на Еленский рубежъ да въ Городню, а Городнею въ Вехру, въ Черной мохъ, из Вехры въ Прудилну, а съ Прудилны въ Железницу, а Железницею подъ Дуденки въ Вехру, а съ Вехры въ Лютую Воду, а съ Лютые Воды въ Выпино, а изъ Выпина въ Сожъ, а Сожемъ на низъ въ Березыню, а Березынею ввверхъ сухомъ, промежъ селъ Почина и Гладковичъ по холмомъ, а оттоле къ Пулневу; а за рекою за Днепромъ рубежъ Смоленску: внизъ по Днепру по реке, ниже Клементья Святого пять верстъ; города Мценска съ волостьми, и городища Дмитровца, города Мещеска съ волостьми, города Опакова съ волостьми, и волостей: Залидова, Недоходова, Бышковичъ, Лычина; города Вязмы и волостей Вяземскихъ всехъ, что къ Вязме потягло; города Дорогобужа и волостей Дорогобужскихъ всехъ, что къ нему потягло изстари; города Белые съ волостьми, и волостей: Верховья, и Болшева, и Шоптова, и Моневидовы слободы и города Торопца и всехъ Торопецкихъ волостей, города Велижъ и Велижскихъ волостей; а рубежъ Торопцу и Торопетцкимъ волостемъ и Велижскимъ, Данкову, Любуте, Дубне, Рожне, Туре, Бибереве, Старцове, Нежелской, Плаветцкой, Жижетцкой, Озеретцкой, Козариновской, и Новгородцкимъ волостемъ: Лукамъ Великимъ, и Пуповичамъ, и Ржеве, и городу Острею, и городу Заволочью и волостемъ Долысе и Березаю, Невлю, Усваю, Ловцу, Весне, Бологу, и Холмскому погосту, и Велиле, и Лопастицам, и Буйцу и инымъ волостемъ всей земле Новгородцкие съ твоею землею, съ Литвою, и съ Полочаны и съ Витбляны, земле и воде, по старымъ рубежомъ. А кого ты братъ нашъ, великий государь Иванъ, Божиею милостию великий князь всеа Русии пошлешь къ намъ своихъ пословъ, и темъ твоимъ посломъ приехати къ намъ и отъехати доброволно безо всякие зацепки. Также кого мы къ тебе пошлемъ своихъ пословъ, и нашимъ посломъ по твоимъ землямъ къ тебе доброволно приехати и отъехати безо всякие зацепки. А твоимъ купцомъ изо всехъ земель во все наши земли приехавъ со всякимъ таваромъ и торговати на всякой таваръ, а приехати имъ и отъехати доброволно безо всякихъ зацепокъ. А нашимъ купцомъ изо всехъ же нашихъ земель во все твои земли приехавъ со всякимъ таваромъ и торговати на всякой таваръ, а приехати и отъехати доброволно безо всякихъ зацепокъ. Также которые ваши послы или гости где ни пойдутъ отъ васъ или къ вамъ черезъ наши земли съ какимъ таваромъ ни буди, и намъ у техъ вашихъ пословъ и гостей тавару не отнимати, а пропущати намъ къ тобе твоихъ пословъ и гостей со всякимъ таваромъ черезъ свои земли безо всякихъ зацепокъ. Также наши послы или гости где коли пойдутъ отъ насъ черезъ твои земли и съ какимъ таваромъ ни буди, и тебе у техъ нашихъ пословъ и у гостей тавару не отъимати, а пропущати тебк къ намъ нашихъ пословъ и гостей со всякимъ таваромъ черезъ свои земли безо всякихъ зацепокъ. А которые послы отъ иныхъ государей и отколь нибуди пойдутъ къ тебе черезъ наши земли съ какимъ таваромъ нибуди, и намъ у техъ пословъ и у гостей тавару не отъимати, а пропущати намъ къ тебе пословъ и гостей со всякимъ таваромъ черезъ свои земли безо всякихъ зацепокъ. А въ тые пермирные лета какова учинитца обида межи нашихъ князей и людей въ земляхъ и въ водахъ и въ иныхъ въ какихъ обидныхъ делехъ, и наши князи и наместники и волостели украинные, сослався, да темъ обиднымъ деломъ управу учинять на обе стороны; а въ какихъ обидныхъ делехъ наши князи и наместники и волостели не учинятъ управы, и намъ о томъ сослати судей, и они, съехався, да темъ обиднымъ деломъ всемъ управу учинятъ на обе стороны безхитростно. А татя, беглеца, холопа, робу, должника по исправе выдати; а даное, положеное, заемное, поручное отдати. А отойдутъ по семъ перемирнымъ грамотамъ межи насъ урочные лета и розмирица межи насъ учинитца, а въ ту пору которые твоей земли купцы или послы прилучатца въ нашихъ земляхъ, и намъ техъ твоихъ купцовъ и пословъ не порубати, ни сстатковъ у нихъ не отнимати, а отпустити намъ ихъ всехъ доброволно со всякими ихъ сстатки. А которые наши послы или купцы прилучатца въ ту пору въ вашихъ земляхъ, и тебе нашихъ купцовъ и пословъ также не порубати, ни имати, ни животовъ у нихъ не отнимати, а отпутисти всехъ доброволно со всеми ихъ животы. А на томъ на всемъ, какъ въ сей перемирной грамоте писано.

А се припись. Мы великий государь Жигимонтъ Августъ, Божиею милостию, король Полский и великий князь Литовской, Русской, Прусской, Жемотцкой, Мазоветцкой и иныхъ, целовалъ есми крестъ тебе брату нашему, великому государю Ивану, Божиею милостию царю и великому князю всеа Русии Володимерскому, Московскому, Новгородцкому, Псковскому, Резанскому, Тверскому, Югорскому, Пермьскому, Болгарьскому и иныхъ, на томъ по сей перемирной грамоте до техъ урочныхъ пяти летъ тотъ миръ держати крепко по тому, какъ въ сей перемирной грамоте писано.
 

6. 25 июня 1542 года. Московское посольство с Василием Григорьевичем Морозовым к королю для подтверждения перемирия. № 10. С.189 – 194:

21 марта 1542 года договор о перемирии был утвержден в Москве, а 19 августа 1542 года он был ратифицирован в Кракове. Литовский противень грамоты не сохранился[18].
 

Грамота великого князя московского Ивана IV[19]:

Грамота перемирная, великого князя слово, которая дана королевымъ посломъ за великого князя печатью.

Мы, великий государь Иванъ, Божиею милостию, государь всея Русии и великий князь, Володимерский, Московский, Новгородцкий, Псковский, Рязанский, Тверский, Югорский, Пермский, Болгарский и иныхъ. Что присылалъ до насъ ты, братъ нашъ, великий государь Жигимонт, Божиею милостию, король Польский и великий князь Литовский, Русский и княже Прусский и Жемотцкий, и Мозоветцкий и иныхъ, пословъ своихъ, воеводу полотцкого, маршалка своего, пана Яна Юрьевича, да подстолего своего, старосту  мелнитцкого, пана Никодима Яновича Техоновского, да писаря своего Миколая Миколаевича, державца ожского и переломского, о миру и о доброй смолве, и то межи насъ съ тобою, зъ братомъ нашимъ, съ великимъ государемъ зъ Жигимонтомъ королемъ ныне не сталося. И послы твои брата нашего говорили намъ отъ тебя, брата нашего, отъ великого государя Жигимонта, короля полского и великого князя литовского и русского, чтобы мы съ тобою и съ сыномъ твоимъ, королем великимъ княземъ Жигимонтомъ Августомъ, взяли перемирье на семь летъ, на то, что намъ въ те перемирные лета межи себя рати и войны не замышляти, а слати намъ въ те лета межи себя на обе стороны своихъ великихъ пословъ, которые межи насъ могли дела делати. И мы съ тобою, зъ братомъ своимъ, съ великимъ государемъ Жигимонтомъ королемъ и великимъ княземъ и съ сыномъ твоимъ королемъ, великимъ княземъ Жигимонтомъ Августомъ, перемирье взяли на семь летъ, отъ Благовещеньева дни лета 7000 пятдесятого до Благовещеньева дни лета 7000 пятдесят седмаго, на то, что тебе брату нашему, великому государю Жигимонту королю и великому князю, и сыну твоему королю, великому князю Жигимонту Августу, въ те перемирные лета, въ семь летъ, нашихъ земель не воевати, ни зацепляти ни чемъ: Московские земли и Новагорода Великого, и волостей Ноугородцких и Ноугородцкие земли всее, и Псковские земли всее, и города Себежа и Себежские волости, и Тверские земли всее, и Переславля Рязанскаго, и Рязанские земли всее, и Пронска и Пронские земли всее не воевати ни зацепляти ни чемъ. Также тебе, брату нашему, Жигимонту королю и великому князю и сыну твоему королю, великому князю Жигимонту Августу и техъ нашихъ городовъ и волостей и земель не воевати и не зацепляти ни чемъ въ те перемирные лета: города Рылска съ волостми, города Путивля съ волостми, города Радогоща съ волостми, города Чернигова съ волостми, города Стародуба съ волостми, города Почепа съ волостми, города Поповы Горы съ волостми, и волостей Зелесья, Бабичь, Светиловичь, Голодна, Скарбовичь, Лапичь, города Карачеа съ волостми и волостей Хотимля, Сновка, Хороборя, Мглина, Дрокова, города Трубческа съ волостми, города Мосалска съ волостми, города Серпейска съ волостми, и волостей Замошья, Тухачева, Дегны, Фоминичь, Погостища, Мощины, Демены, Городечны, Ужеперети, Снопота, Ковылны, Шуи, Лазорева городища, Ближевичь, Лубуни, Даниловичь, города Брянска съ волостми, и волостей Соловьевичь, Прикладней, Пацыни, Федоровского, Осовика, Покиничь, Сухоря, Всеславля, Вороцни, Жерыни; города Рославля съ волостми; а рубежь городу Рославлю со Мстиславлем, промежь Словнева да Шибнева къ Гневкову, Доброю речкою на Водоносъ, а отъ Водоноса Доброю речкою въ Остръ черезъ великий боръ въ реку въ Шумячю, къ Стрекуле къ рубежу хъ Кричевскому, а отъ Кричева города Рославлю рубежъ река Шумяча, а Шумячею рекою въ реку въ Немелицу, а зъ Немелицы старымъ рубежомъ къ Заборью въ Ипуть реку да внизъ Выпутьею къ Хмелю; города Смоленска съ путми и съ волостми, что къ нему тянетъ, и волостей Еловца, Болваницъ, Лазоревщины, Пустоселья, Романовского, Копотковичь, Молохвы всее, что къ ней потягло, и Петровского держанья, Кутева и Зверовичь, Дубровенского пути, Катыни, Каспли, Поречья, Руды, Щучьи; а рубежъ Смоленску и волостемъ Смоленскимъ зъ Дубровною, и съ Романовымъ и зъ Горами, и со Мстиславлемъ, отъ Днепра ниже города Смоленска рекою Мереею вверхъ, межи Пречистые, Взруба и Зверовичъ въ Иваку реку, а зъ Иваки на Елинские рубежъ, да въ Городню, а Городнею въ Вехру, въ Черной мохъ, изъ Вехры въ Прудилну, а изъ прудилны въ Железницу, а Железницею подъ Дуденки въ Вехру, а зъ Вехры въ Лютую воду, а зъ Лютые воды въ Выпино, а изъ Выпина въ Сожъ, а Сожемъ на низъ въ Березыню, а Березынею вверхъ сухомъ, промежъ селъ Почина и Гладковичъ, по холмомъ, а оттоле въ Пулневу; а за рекою за Днепромъ рубежъ Смоленску внизъ по Днепру по реке, ниже Клементия святаго пять верстъ; города Мценска съ волостми и городища Дмитровца; города Мещеска съ волостми, города Опакова съ волостми и волостей Залидова, Недоходова, Бышковичь, Лычина; города Взямы и волостей Вяземскихъ, что къ Вязме потягло, города Дорогобужа и волостей Дорогобужскихъ всехъ, что къ нему потягло изстари, города Белые с волостми, и Верховья, и Болшева, и волостей, и города Велижа и Велижских волостей; рубежъ Торопцу и Торопецкимъ волостемъ и Велижскимъ, Данкову, Любуте, Дубне, Рожне, Туре, Бибереве, Старцове, Нежелской, Плаветцкой, Жижетцкой, Озеретцкой, Казариновской и Новгородцкимъ волостемъ, Лукамъ Великимъ, и Пуповичамъ, и Ржеве, и городу Острею, и городу Заволочью, и волостемъ Долысе и Березаю, Невлю, Усваю, Ловцу, Весне, Бологу, и Холмскому погосту, и Велили, и Лопастицамъ, и Буйцу и инымъ волостемъ, всей земле Новгородцкой съ вашею землею: съ Литвою, и съ Полочаны, и съ Вибляны, земле и воды по старымъ рубежомъ. А мне великому государю Ивану Божьею милостию, государю всеа Русии и великому князю, твоихъ великого государя Жигимонта, короля полского и великого князя литовского и руского, и сына твоего короля и великого князя Жигимонта Августа земель не воевати ни зацепляти ни чем въ те перемирные лета: города Киева съ волостми, города Канева съ волостми, города Черкасъ съ волостми, города Житомеря съ волостми, города Вручья съ волостми, города Любича съ волостми, города города Гомья съ волостми, и селъ: Уваровичь, Телешовичь, Тереничь, Кошелева Лесу, Морозовичь, Липеничь, Полешанъ, города турова съ волостми, города Мозыри съ волостми, да волостей Бчича, Брягина, Речицы, Горволя, Стрешина, Чичерска, Пропойска, Могилева, города Мстиславля съ волостми и волостей Хотславичь, города Кричева съ волостми, города Дубровны съ волостми и волостей Горъ и Романова, и города Орши съ волостми, и волостей Любавичь, Микулина, города Витебска, и волостей Бруса, Дречьих Лукъ, Свята, Озерища, города Полотца и волостей Мошниковъ, Дрысы, Освия, Нещерды, Непоротовичь, Вербиловы слободы, Кубка, Вязма, Клина, Ситнянъ, Лисны, Замошья, Исца, Неведрея. А кого къ нам ты, братъ нашъ Жигимонтъ король и сынъ твой король и великий князь Жигимонтъ Августъ пошлете своихъ пословъ, и тем вашимъ посломъ приехати и отъехати доброволно безо всякие зацепки.

Грамота короля польского и великого князя литовского Сигизмунда I Августа не сохранилась[20]. В сборнике РИО опубликована припись к литовской грамоте, писанной по ратификации перемирия в Кракове[21]:

А се припись послова: На сей перемирной грамоте мы, великого государя Жигимонта, Божиею милостию, короля Полского и великого князя Литовского, Руского, Пруского, Жемоитцкого, Мозоветцкого и иныхъ, я, панъ Янъ Юрьевичъ Глебовича, воевода полотцкой, маршалокъ великого государя короля и великого князя, я, Никодимъ Яновичь, подстолей короля его милости, староста мелницкий, я, писарь Николай Николаевичь, державецъ ожский и переломский, целовали есмя крестъ и печати свои къ сей перемирной грамоте привесили на то, что государю нашему, великому государю Жигимонту, Божиею милостию, королю полскому и великому князю литовскому и рускому, и сыну его, нашему государю, королю и великому князю Августу Жигимонту, зъ братомъ своимъ великимъ государемъ Иваномъ, Божиею милостию, государемъ всеа Русии и великимъ княземъ, то перемирье до урочныхъ летъ держати крепко, какъ въ сей перемирной грамоте писано. А какъ будутъ у нашего государя у великого государя Жигимонта, Божиею милостию, короля полского и великого князя литовского и руского, и у сына его, государя нашего, короля и великого князя Августа Жигимонта, великого государя Ивана, Божиею милостию государя всеа Русии и великого князя бояре, и государю нашему, великому государю Жигимонту, Божиею милостию королю полскому и великому князю литовскому и русскому, и сыну государя нашего, королю и великому князю Жигимонту Августу съ тое грамоты, хъ которой мы печати свои привесили и крестъ на ней целовали, велети написати своя грамота слово въ слово, и печати свои хъ той грамоте привесити и крестъ на той грамоте великому государю нашему Жигимонту королю и сыну его королю и великому князю Августу Жигимонту целовати передъ его бояры, и та грамота государю нашему дати великого государя Ивана, Божиею милостию государя всеа Русии и великого князя бояромъ и бояръ его отпустити къ нему не задерживая. Писана на Москве, лета 7050.
 

Запись о себежских пустошах к перемирию 1537 года

Записи о себежских рубежах и пустошах. Новые протоколы должны были уточнить условия договора 1537 года, касательно себежских земель. Составлены и приняты в Москве в марте 1542 года вместе с утверждением перемирия.
 

Московская грамота[22]:

А се грамота великого князя бояръ и дьяковъ о Себежскихъ земляхъ съ королевыми послы, дали ей бояре королевымъ посломъ за своими печатми.

Мы, бояре великого государя Ивана, Божиею милостию, государя всея Русии и великого князя, Володимерского, и Московского, и Новгородцкого, и Псковского, и Резанского, и Тверского, и Югорского, и Пермьского и Болгарского и иныхъ, я бояринъ и наместникъ Великого Новагорода Василей Григорьевичь Морозовъ, я дворетцкой углецкой и колужской Федоръ Семеновичь Воронцовъ, мы диаки великого государя, Елизаръ Ивановичь Цыплятевъ, Третьякъ Михайловичь Раковъ, Григорей Захарьичь, говорили есмя съ великого государя Жигимонта, короля Полского и великого князя Литовского, Руского, Пруского, Жемоитцкого, Мозоветцкого и иныхъ, и сына его короля и великого князя Жигимонта Августа послы, съ паномъ Яномъ Юрьевичемъ, воеводою полотцкимъ и моршалкомъ ихъ, да съ паномъ Никодимомъ Яновичемъ, подстолимъ и старостою мелнитцкимъ, да съ писаремъ Николаемъ Николаевичемъ, державцею ожскимъ и переломскимъ, о Себежскихъ земляхъ, что вступаютца въ нихъ великого государя Жигмонта, короля полского и великого князя литовского, и сына его, короля и великого князя Жигимонта Августа, Полотцкие люди и называютъ те земли и воды Себежские Полотцкими землями, шесть пустошей, поконецъ озера Печерцы, надъ речкою надъ Чичерцею, въ пустошъ въ Шевердино, въ пустошъ въ Толмачево, въ Пустошъ Урдино, перелезчи за рубежъ за речку за Печерицу отъимаютъ силно, землю пашутъ и сена косятъ, и урожаи бортные ходятъ, и рыбу въ озере въ Нечерцы ловятъ. Да полотцкие же люди вступаютца въ озеро во Спарь, да въ озеро въ Островно, да въ озеро въ Долощъ, а изстари те озера Себежской ухожай, а межи Себежской земли съ Литовскою землею по Литовские волости, во Непадовичи, да по Сынчи, да по Обичаны, да по Непоротовляне. Да вступаютца въ Дединово, въ Себежские деревни, а даны те деревни помесчику Леве Дягилеву. Да вступаютца Полотцкие люди въ Себежскую землю въ Мочажу; а рубежъ той волости съ Литовскою землею отъ неметцкого рубежа отъ реки отъ Швеи, до озера до Выдрина, а отъ Выдрина озера до Ярцова озера, да по Мосточки на Мохъ, а отъ Ярцова озера въ речку въ Ормеицу, въ Красные Луки, а отъ Красныхъ Лукъ по конецъ Зеленские горы да въ озеро въ Нечерцо, а изъ озера внизъ рекою Нечерцицою до Лавъ, что на Листинской дороге Лавы, а отъ Лавъ до Пяти Мостовъ къ великой дороге боромъ, что отъ Полотцка идетъ ко Пскову, къ речке к Щелинице великою дорогою до Копыта, а отъ Копыта до Островна озера по заозерью да по старой рубежъ по Албецкой, къ Лукому, да къ Брынищамъ хъ Красному пню, къ речке къ Переходнице, внизъ рекою въ Богатой ручей, да ручьемъ въ великую реку до Урмеицы речки, на нашей стороне освиской воеводка приезжаетъ самъ, сена косить силно. И послы великого государя короля говорили, что те земли Полотцкие и рубежъ темъ землямъ сказывали; и промежъ насъ и пословъ о томъ споръ учинился: мы великого государя Ивана, Божиею милостию государя всеа Русии и великого князя бояре и диаки говорили, чтобъ тамъ послати на те земли нашему великому государю Ивану, Божиею милостию государю всеа Русии и великому князю своего сына боярского, а королю послати своего сына боярского, да съехався, о техъ земляхъ опытаютъ по крестному целованью на обе стороны прямые межи, да и межи учинятъ; а не возмогутъ межъ учинити, и они обослався со государи, межи учинятъ. А послы великого государя Жигимонта, короля полского и великого князя литовского, и сына его, короля и великого князя Жигимонта Августа такъ безо госудрей своихъ ведома не делали; а приговорили мы, великого государя Ивана, Божьею милостию государя всеа Русии и великого князя, бояре и диаки съ послы великого государя Жигимонта, короля и великого князя и сына его короля и великого князя техъ спорныхъ земель и водъ незамати съ обеихъ сторонъ, великого князя людемъ и королевымъ людемъ въ те села въ спорные не вступатца, доколе мы великого государя Ивана, Божиею милостию государя всеа Русии и великого князя бояре будемъ у великого государя Жигимонта, короля полского и великого князя, и у сына его короля и великого князя Жигимонта Августа, и о техъ спорныхъ земляхъ отъ государя своего учнемъ говорити и делати о техъ спорныхъ земляхъ; и зделаетца темъ спорнымъ землямъ у короля, и королю Жигимонту и великому князю и сыну его королю и великому князю Жигимонту Августу за темъ сего перемирья не рушити: перемирью быти по тому, какъ въ перемирныхъ писано, и крестъ Жигимонту, королю и великому князю литовскому, и сыну его, королю и великому князю Жигимонту Августу, на перемирныхъ целовати, и грамота своя перемирная съ печатью намъ, великого государя Ивана, Божиею милостию государя всеа Русии и великого князя, бояромъ дати. А на те на спорные земли съ обеихъ сторонъ государемъ нашимъ судей сослати, и судьи обыскавъ прямые межи съ обеихъ сторонъ, по крестному целованью, межъ учинятъ. И на томъ на всемъ слово свое прямое есмя молыли, и на утверженье къ сей грамоте печати свои приклали. Писана на Москве, лета 7050, марта месяца.
 

Литовская грамота[23]:

А се грамоте королевыхъ пословъ о Себежскихъ земляхъ, дали ее послы бояромъ за своими печатми.

Мы послы великого государя Жигимонта, короля Полского и великого князя Литоского, Русского, Прусского, Жемоитцкого, Мозоветцкого и иныхъ, и сына его милости государя нашего, короля и великого князя Жигимонта Августа, я Янъ Юрьевичъ Глебовичя, воевода полотцкой и маршалокъ государьский, я Никодимъ Яновичъ, подстолей государьский, староста мелницкий, я Миколай Миколаевичь, писарь государьский, державца ожский и переломский, говорили есмя съ великого государя Ивана, Божиею милостию, государя всеа Русии и великого князя, Володимерского, и Московского, Ноугородцкого, Псковского, Резаньского, Тверского и Югорского, Пермьского, Болгарского и иныхъ, зъ бояры его, бояриномъ и наместникомъ ноугородцкимъ съ Васильемъ Григорьевичемъ Морозовымъ, да зъ дворетцкимъ съ углечскимъ и съ колужскимъ съ Федоромъ Семеновичемъ Воронцовымъ, да зъ диаки съ Елизаромъ Ивановичемъ Цыплятевымъ, да съ Матфеемъ Михайловичемъ Раковымъ, да зъ Григорьемъ зъ Захарьичемъ о Полотцкихъ земляхъ и о водахъ, что вступаютца въ нихъ великого государя Ивана, Божиею милостию государя всеа Русии и великого князя Себежские люди, и называютъ те земли и воды Себежские волости въ Дедино, а то село пана Сопежино путные земли, въ Мочажо, а то село игуменьино Святаго Спаса и пановъ Корсаковъ путные земли. А въ Столевичи, а то село Ловейковичевъ да Ивана Становского, да въ Клишино, Осташково, у Овдошково село, у Ветропадовичи, а то село Нечерцкие земли путные, а во Мхиню, а то село мещанъ полотцкихъ, Васково, Овсяникова, да Гридково Поливикова путные земли. А рубежъ темъ селомъ зъ землею великого князя Московского поведали есмя, и тые рубежи все въ нашъ листъ описали. На первой рубежъ Дединцовъ зъ Лиденцы, почонши отъ границы неметцкие отъ трехъ Волотовокъ, которые суть межи границъ, у въ Исцо озеро, а съ Исца озера у Ситно озеро да въ Ису реку, а Исою рекою вверхъ, то починаетца рубежъ, тою Висою рекою Дединцомъ зъ Себежаны, а изъ Исы реки въ Везовенъ ручей, и Везовнемъ вверхъ отъ Везовна въ суходолъ, оттоле починаетца рубежъ Мочажа помъ, зъ Себежаны, а изъ суходола въ Черницо озеро, зъ Чернейца озера въ Деменцо озеро, изъ Деменца озера у Попелинцо озерко, а изъ Попелинца у въ Исорно озерко, а изо Исорны озерко мхомъ да въ Корасево озерко, изъ Корасева озерка въ Беленицу реку, а Беляница река ребежъ Сталевляномъ зъ Себежаны, зъ Беляницы реки да въ Белое озеро, зъ Белого въ Глыбочицу, зъ Глыбочицы въ Глубокое озеро, зъ Глубоково да въ Межтокъ, а Межтокъ рубежъ Себежаномъ съ Овдошковою землею, зъ Межтока у Колесо озеро, съ Колеса озера въ Горницу реку и то рубежъ Овдошковой земли зъ Себежаны, зъ Горницы да въ Себежо озеро, Себежо озеро рубежъ Мхиянцомъ зъ себежаны, а зъ Себежа въ Чорную реку, а Черная река Мхиянцомъ зъ Себежаны рубежъ; отъ Черной реки у Житицу реку, а зъ Житицы реки великою дорогою Витовтовою, то рубежъ Непоротовичемъ зъ Себежаны, да въ верховье у Переходинское, да въ Переходницу реку, зъ переходницы в Мохъ, Мхомъ въ Богатый ручей, зъ Богатого ручья въ Великую реку внизъ по Земцовъ перевозъ, то починаетца рубежъ Непоротовичемъ съ Опочаны, изъ Земцова перевоза у Липу, да въ Слизки мостокъ, да въ Тетерью гору, да въ Онаньиву гору, да въ Высокий лугъ, въ Дроздину реку, зъ Дроздины реки въ озеро въ Дрозцо, зъ Розца у въ Осинницо озеро, да въ Волховинцо озеро у Загоску изъ Загоски въ Бабку въ Камень, отъ Бабки у Колпинцо озеро, съ Колпица да въ Соколенский мохъ, съ того моху у Вололю реку, да въ Елцо ручей, да въ Литовку речку, да въ Чепелицу, да въ Чепило озеро, да въ Кракало въ селищо. А бояря и диаки великого государя говорили, что те земли Себежские, да и рубежъ темъ селомъ сказывали, и промежъ бояръ и диаковъ и насъ о томъ споръ учинился. И бояря и диаки великого государя говорили, чтобы тамъ послати на те земли великому государю Ивану, Божиею милостию, государю всеа Русии и великому князю, своего сына боярского, а великому госдуарю королю послати своего сына боярского, да съехався о техъ земляхъ опытаютъ по крестному целованью на обе стороны прямые межи, да и межи учинятъ. А не взмогутъ учинити, и они обослався со государи межи учинятъ. И мы послы великого государя Жигимонта короля такъ безо государя своего короля и великого князя, его милости, ведома не хотели кончати, и на томъ тые все речи бояре и диаки великого князя съ нами намовили, что техъ спорныхъ селъ и водъ вышеописанныхъ не замати съ обеихъ сторонъ: великого князя людемъ и нашего великого государя короля и великого князя людемъ въ те села въ спорные не вступатися, доколе великого государя Ивана, Божиею милостию, государя всеа Русии и великого князя бояря послы будутъ у нашего государя великого государя Жигимонта, Божиею милостию, короля полского, и у великого князя, и о техъ спорныхъ земляхъ въ тотъ часъ отъ государя своего моютъ тамъ говорити и делати. И естли тамъ при государе конецъ можетъ сстатися, ино велми добро; а не сстанетца конецъ темъ спорнымъ землямъ у государя нашего, и государю нашему Жигимонту королю и сыну, его милости, королю и великому князю Жигимонту Августу за темъ сего перемирья не рушити, перемирью быти по тому, какъ въ техъ перемирныхъ листехъ писано. И присягу государю нашему Жигимонту королю и сыну, его милости, королю полскому и великому князю Жигимонту водле нашихъ листовъ мошно держати. И листъ свой государьской съ печатью великого государя Ивана, Божиею милостию, государя всеа Русии и великого князя бояромъ и посломъ дати. А на те на спорные земли обеихъ сторонъ государемъ нашихъ судей сослати, и судьи обыскавши, подле Бога и справедливости, граници або стороны пререкли есмя, что государемъ нашимъ то здержатъ. И на твердость того листу нашего печати свои приложили. Писана на Москве, лета Божиа Нароженья … (недописано).  

А се запись дати королю о людехъ. Мы, великого государя Ивана, Божиею милостию, государя всеа Русии и великого князя послы, язъ, бояринъ и наместникъ Великого Новагорода Василей Григорьевичь Морозовъ, да язъ дворетцкой углетцкой и колужской Федоръ Семеновичь Воронцовъ, да язъ великого государя диакъ Федоръ Никитинъ сынъ Моклоковъ, дали есмя запись великому государю Жигимонту, королю полскому и великому князю литовскому, и сыну его, королю и великому князю Жигимонту Августу, на то, что Жигимонтъ король и сынъ его государя нашего людемъ свободу учинили, тягость съ нихъ всю велелъ снятии, и къ церкве имъ ослободили ходити, да и на иные на нужные дела ослободили имъ ходити и нужи имъ въ питье, и въ естве и въ одежи никоторые не будетъ; и людемъ государя нашего отъ Жигимонта короля и отъ сына къ нашему великому государю, безъ отпущенья королева и сына его никакъ не ехати, и дотоле, доколе великому государю Ивану, Божиею милостию, государю всеа Русии и великому князю зъ братомъ своимъ зъ Жигимонтомъ королемъ и великимъ княземъ, и съ сыномъ его о нихъ смолвка будетъ. И къ сей записи мы великого государя послы и печати свои привесили.

А нечто въ записи то написати: «а которой человекъ государя нашего приедетъ ко государю нашему безъ отпущенья, и государю нашему того человека отослати хъ королю и къ сыну его часа того»; и Василью и диаку Федору и то въ запись написати. А не учнутъ о томъ говорити, и Василью и Федору и диаку Федору того въ запись не писати.
 

Королевская грамота[24]:

А се такова запись королево слово.

Мы великий государь Жигимонтъ, король полский и великий князь литовский, и сынъ мой король и великий князь Жигимонтъ Августъ дали есмя сию запись брата своего и свата великого государя Ивана, Божиею милостию, государя всеа Русии и великого князя посломъ, боярину и наместнику Великого Новагорода Василью Григорьевичю Морозову, да вдоретцкому углецкому и колужскому Федору Семеновичю Воронцову, да диаку Федору Никитину сыну Моклокову, на то, что которые люди брата нашего великого государя Ивана, Божьею милостию, государя всеа Русии и великого князя у насъ, и мы темъ его людемъ свободу учинили, тягость есмя съ нихъ всю велели снятии и къ церкве есмя имъ ослободили ходити и на иные на нужные дела, и нужи имъ въ питье и въ естве и въ одеже ни которые не будетъ, и брата моего, великого государя Ивана, Божьею милостию, государя всеа Русии и великого князя людемъ, къ брату къ моему въ его землю никакъ не ехати, доколе мне Жигимонту королю и сыну моему зъ братомъ моимъ о нихъ смолвка будетъ; а которые мои королевы люди и сына моего у брата моего великого государя Ивана, Божьею милостию, государя всеа Русии и великого князя, и брату моему темъ нашимъ людемъ также свободу учинити, тягость съ нихъ всю велети снятии, и нужи бы имъ никоторые не было; а моимъ королевымъ людемъ и сына моего изъ земли отъ брата моего вх нашу землю безъ отпущенья также къ намъ никакъ не ехати, доколе мне Жигимонту королю и сыну моему также къ брату моему того человека прислати часа того. А къ сей записи мы великий государя Жигимонтъ, король полский и великий князь литовский, и сынъ мой, и печати свои велели есмя привесити.

И взмолвятъ Василью и Федору и Поснику, чтобы то въ ту запись написати: «а которой человекъ брата моего безъ отпущенья поедетъ къ брату моему, и брату моему того человека ко мне королю и къ сыну моему прислати»; и Василью и Федору и Поснику то въ запись велети написать; а не учнутъ о томъ говорити, ино и того не писати.

 

7. 20 сентября 1543 – 5 августа 1544 гг. Дело о размежевании Себежских земель. Выполняли государские судьи Карамышев и Грибакин:

А се список обыскной о Себежских волостех. По государя великого князя Ивана Васильевича всеа Руси приказу, Михайло Карамышев да Ширяй Грибакин обыскали на Себеже, тайно, тутошними себежских волостей старинными жилцы. Волость, государь, Себежская была к городу Полоцку, а в ней, государь были деревни королевские, в той же в Себежской волости, верста от города от Себежа, меж Себежа озера и Ворона озера, селищо Овдошково, своеземцево, а на ней было 4 дворцы; а ту, государь, с тое землицы королю конем. А Стоиловичи, государь, две версты от города, а было в них 8 дворцов, двор один Ловейковых вотчинка, а двор Клиша Осташкова, а та, государь, земля королевская, казак купил у сына боарского у Копца у Полочанина, а служил, государь, с тое землицы королю конем. А Стоиловичи, государь, две версты от города, а было в них 8 дворов, двор один Ловейковых вотчина, а двор Клига Осташкова, а та, государь, земля королевская, казак купил у черного человека; а иные, государь, дворцы Ивашка Становкова, торгового человека из Полотцка, и службу с тех деревень королю служили. А Овсяниково, государь, да Половейково верста от города, за Себежем за озером, противу города, а в них было 14 деревень, а все те, государь, противу города, а в них было 14 деревень, а все те, государь, противу города Себежа, а земли были черные, служили, государь, с тех земель королю конем. А Дедина, государь, волостка от города двенатцать верст с Красного Городка волостми с одного, а з другую, государь, сторону немецкой рубеж; а в той, государь, волостке деревень и починков и пустошей за Левою за Дягилевым 40, тое же волости Себежские, а та, государь, волостка была королевская черная, и запросил ту волостку пан Сопига у короля. А волостка, государь, Мочаж от города пятнадцать верст, а земля, государь, с одного с Дединьскою землею сошлась, а сторону неметцкой рубеж, а два жеребья той волостки запросили у короля дети боарские полоцик Корсаковы, а треть той волостки к Спасу дан королевской же изстари. А до Нечерца, государь, от Себежа пятнатцать (верст), на сей стороне Нечерчицы реки шесть пустошей Себежской жо волостки, изстари, государь, и по сесь час те все волостки приходили к Николе чудотворцу на Себеж.

 

8. Январь – 3 марта 1549 года. Королевское посольство Станислава Петровича Кишки, Яна Юрьевича Комаевского и писаря Глеба Ясманова. № 18. Перемирные грамоты: С. 303 – 307, 342 – 328:

Перемирная грамота Ивана IV[25]:

А се грамота перемирная, царя и великого князя слово.

Мы, великий государь Иванъ, Божьею милостию царь и великий князь всеа Русии, Володимерский, Московский, Новгородцкий, Псковский, Резанский, Тверский, Югорский, пермский, Болагрский и иныхъ. Что присылалъ до насъ ты братъ нашъ великий государь Жигимонтъ Августъ, Божиею милостию король Полский и великий князь Литовский, Русский, и князь Прусский и Жемотцкий и мазоветцкий и иныхъ, пословъ своихъ, воеводу витебского пана Станислава Петровича Кишку, да маршалка своего, державцу ожского и переломского, пана Яна Юрьевича Комаевского, да писаря своего Глеба Есманова о миру и о доброй смолве, и то межи насъ съ тобою съ братомъ нашимъ съ великимъ государемъ Жигимонтом Августомъ королемъ ныне не сталось. И послы твои брата нашего говорили намъ отъ тебя брата нашего, отъ великого государя Жигимонта Августа, короля Полского и великого князя Литовского и Русского, чтобъ мы съ тобою взяли перемирье на пять летъ на то, что намъ въ те перемирные лета межи себя рати и войны не замышляти, а слати намъ въ те перемирные лета межи себя на обе стороны своихъ великихъ пословъ, которые бъ межи насъ могли дела делати. И мы съ тобою съ братомъ своимъ, съ великимъ княземъ, перемирье взяли на пять летъ отъ Благовещеньева дни лета 7050 сдьмаго до Благовещеньева дни лета 7060 втораго на то, что тебе брату нашему, великому государю Жигимонту Августу королю и великому князю, въ те перемирные лета въ пять летъ нашихъ земель не воевати ни зацепляти ни чемъ: Московские земли и Новагорода Великого, и волостей ноугородцкихъ и Нооугородцкие земли всее, и города Пскова и Псковские земли всее, и города Себежа и себежсские земли всее, и Тверские земли всее, и Переславля Резанскаго и Резанские земли всее, и Пронска и Пронские земли всее, не воевати ни зацепляти ничемъ. Также тебе брату нашему Жигимонту Августу королю и великому князю и техъ нашихъ городовъ и волостей и земель не воевати ни зацепляти ничемъ въ те перемирные лета: города Рылска съ волостми, города Путивля съ волостми, города Новагорода Северского съ волостми, города Радогоща съ волостми, города Чернигова съ волостми, города Стародуба, города Почепа съ волостми, города Поповы Горы съ волостми, и волостей: Залесья, Бабичь, Светиловичь, Голодна, Скарбовичь, Липичь, города Карачева съ волостми и волостей: Хотимля, Сновка, Хороборя, Мглина, Дрокова; города Трубческа съ волостми, города Мосалска съ волостми, города Серпейска съ волостми и волостей: Замошья, Тухачева, Дегны, Фоминичь, Погостища, Мощины, Демены, Городечны, Ужеперети, Снопота, Ковылны, Шуи, Лазорева Городища, Ближевичь, Любуни, Даниловичь; города Брянска съ волостми и волостей: Соловьевичь, Прикладней, Пацыни, Федоровского, Осовика, Покиничь, Сухоря, Всеславля, Вороцни, Жерыни; города Рославля съ волостми, а рубежъ городу Рославлю со Мстиславлемъ промежъ Словнева да Шибнева къ Гневкову, Доброю речкою на Водоносъ, а отъ Водоноса Доброю речкою въ Остръ черезъ Великий Боръ въ реку въ Шумячу, къ Стрекуле, къ рубежу къ Кричевскому, а отъ Кричева города Рославлю рубежъ река Шумяча, а Шумячею реку въ Немелицу, а зъ Немелицы старымъ рубежомъ къ Заборью въ Ипуть реку, да внизъ Выпутьею къ Хмелю; города Смоленска съ путми и съ волостми, что къ нему тянетъ, и волостей: Еловца, Болваницъ, Лазоревщины, Пустоселья, Романовского, копотковичь, Молохвы всее, что къ ней потягло, и Петровского держаниа Кутева, и Зверовичь, Дубровенского пути, Катыни, Каспли, Поречья, Руды, Щучьи; а рубежъ Смоленску и волостемъ смоленскимъ съ Дубровною и съ романовымъ и съ Горами и со Мстиславлемъ: отъ Днепра ниже города Смоленска рекою Мереею вверхъ межи Пречистые Взруба и Зверовичъ въ Иваку реку, а изъ Иваки реки на Елински рубежъ да въ Городню, а Городнею въ Вехру въ Черной Мохъ, изъ Вехры въ Прудилну, а изъ Прудилны въ Железницу, а Железницею подъ Дубенки въ Вехру, а изъ Вехры въ Лютую Воду, а изъ Лютые Воды въ Выпино, а изъ Выпина въ Сожъ, а Сожемъ на низъ въ Березыню, а Березынею вверхъ сухомъ промежъ селъ Почина и Гладковичъ по холмомъ, а оттоле въ Пулневу. А за рекою за Днепромъ рубежъ Смолнеску внизъ по Днепру по реке ниже Клементья святаго пять врестъ; города Мценска съ волостьми и городища Дмитровца, города Мценска съ волостми, города Опакова съ волостми и волостей: Залидова, Недоходова, Бышковичъ, Лычина; города Вязмы и волостей вяземскихъ, что къ Вязме потягло; города Дорогобужа и волостей дорогобужскихъ всехъ, что къ нему потягло изстари; города Белые съ волостми, и Верховья, и Болшева, и волостей, и города Велижа и велижскихъ волостей. Рубежъ Торопцу и торопецкимъ волостемъ и велижскимъ, Данкову, Любуте, Дубне, Рожне, Туре, Бибереве, Старцове, Ниженской, Плавеетцкой, Жижетцкой, Озеретцкой, Казариновской и новгородцкимъ волостемъ, Лукамъ Великимъ и Пуповичамъ, и Ржеве, и городу Острею, и городу Заволочью, и волостемъ: Долысе и Березаю, Невлю, Усваю, Ловцу, Весне, Бологу, и Холмскому погосту, и Велиле, и Лопастицамъ, и Буйцу, и инымъ волостемъ всей земле Новгородцкой съ вашею землею, съ Литвою и съ Полочаны и съ Вибляны земле и воде по старымъ рубежомъ. А мне великому государю Ивану, Божиею милостию царю и великому князю всеа Русии, твоихъ великого государя Жигимонта Августа, короля полского и великого князя литовского и русского, земель не воевати ни зацепляти ничемъ въ те перемирные лета: города Киева съ волостми, города Канева съ волостми, города Чичерска съ волостми, города Житомеря съ волостми, города Вручья съ волостми, города Любечя съ волостми, города Гомья съ волостми и селъ: Уваровичъ, Телешовичъ, Тереничъ, Кошелева лесу, Морозовичъ, Липиничъ, Полешанъ; города Турова съ волостми, города Мозыри съ волостми, да волостей: Бчича, Брягина, Речицы, Горволи, Стрешина, Чичерска, Пропойска, Могилева; города Мстиславля, съ волостми и волостей Хотславичъ; города Кричева съ волостми, города Дубровны съ волостми, и волостей Горъ и Романова, и города Орши съ волостми и волостей Любавичъ, Микулина; города Витебска, и волостей: Бруса, Дречьихъ Лукъ, Свята, Озерища; города Полотцка и волостей: Мошниковъ, Дрысы, Освия, Нещерды, Непоротовичъ, вербиловы слободы, кубка, Вязма, Клина, Ситнянъ, Лисны, Замошья, Исца, Неведрея. А кого къ намъ ты братъ нашъ Жигимонтъ Августъ король пошлешь своих пословъ, и темъ твоимъ посломъ приехати къ намъ и отъехати доброволно безо всякие зацепки. Также кого мы пошлемъ къ тебе своихъ пословъ, и нашимъ посломъ по вашимъ землямъ къ вамъ доброволно приехати и отъехати безо всякихъ зацепокъ. А вашимъ купцомъ изо всехъ вашихъ земель во все наши земли приехати со всякимъ товаромъ и торговати на всякой таваръ; а приехати имъ и отъехати доброволно безо всякихъ зацепокъ. А нашимъ купцомъ изо всехъ нашихъ земель во все ваши земли приехати со всякимъ товаромъ и торговати на всякой таваръ, а приехати имъ и отъехати доброволно безо всякихъ зацепокъ. Также которые твои послы пойдутъ къ тебе черезъ наши земли съ какимъ таваромъ ни буди, и намъ техъ пословъ и гостей со всякимъ таваромъ черезъ свои земли безо всякие зацепки. Также наши послы и гости куды ни пойдутъ отъ насъ или къ намъ черезъ твои земли съ какимъ таваромъ ни буди, и тебе къ намъ нашихъ пословъ и гостей со всякимъ таваромъ черезъ своиземли безо всякихъ зацепокъ. А которые послы иныхъ государей откуды ни буди пойдутъ къ намъ черезъ твои земли и гости съ ними съ какимъ таваромъ ни буди, и вамъ у техъ нашихъ пословъ и гостей тавару не отнимати, а пропущати черезъ свои земли безо всякихъ зацепокъ. Также которые послы отъ иныхъ государей отколе ни буди пойдутъ кх намъ черезъ твои земли и гости съ ними съ какимъ таваромъ ни буди, и тебе у техъ пословъ и гостей тавару не отнимати, а пропущати тебе къ намъ техъ пословъ и гостей со всякимъ таваромъ черезъ свои земли безо всякихъ зацепокъ. А въ те перемирные лета какова учинитца обида межъ нашихъ князей и людей въ земляхъ и въ водахъ и въ иныхъ въ какихъ въ обидныхъ делехъ, и наши князи и намесники и волостели украинные, сослався, да темъ обиднымъ деломъ всякимъ управу учинятъ на обе стороны. А въ какихъ обидныхъ делехъ наши князи и намесники и волостели не учинятъ управы, ино о томъ сослати судей, и они, съехався, да темъ обиднымъ деломъ всемъ управу учинятъ на обе стороны безъ хитрости; а татя, беглеца, холопа, робу, должника по исправе выдати; а даное, положеное, заемное, поручное отдати. А отойдутъ по семъ перемирнымъ грамотамъ межъ насъ урочные лета и розмирица межъ насъ учинитца, а въ ту пору которые твоей земли купцы или послы прилучатца въ нашихъ земляхъ, и намъ техъ вашихъ купцовъ и пословъ не порубати, ни статковъ у нихъ не отнимати, а отпустити намъ ихъ всехъ доброволно со всеми ихъ сстатки. А которые наши послы или купцы прилучатца въ ту пору въ твоихъ земляхъ, и тебе нашихъ пословъ и купцовъ также не порубати, ни статковъ у нихъ не отнимати, а отпустити намъ ихъ всехъ доброволно со всеми ихъ сстатки. А которые наши послы или купцы прилучатца въ ту пору въ твоихъ земляхъ, и тебе нашихъ пословъ и купцовъ также не порубати и не имати, ни животовъ ихъ у нихъ не отнимати, а отпустити ихъ всехъ доброволно со всеми ихъ животы. А на томъ на всемъ, какъ въ сей перемирной грамоте писано.

А се припись посломъ Литовскимъ:

Мы великий государь Иванъ, Божиею милостию царь и великий князь всеа Русии, Володимерский, Московский, Новгородцкий, Псковский, Резанский, Тверский, Югорский, Пермский, Болгарский и иныхъ, целовали есмя крестъ тебе брату нашему, великому государю Жигимонту Августу, Божиею милостию королю Полскому и великому князю Литовскому, Русскому и Прусскому и Жемоитцкому и Мазоветцкому и иныхъ, на томъ, что намъ по сей перемирной грамоте до техъ урочныхъ пяти летъ тотъ миръ держати крепко по тому, какъ въ сей перемирной грамоте писано. Писана на Москве, лета 7000 пятдесятъ седмаго.
 

9. 11 июля – 3 декабря 1549 года. Посольство к королю с Михаилом Яковлевичем Морозовым для подтверждения перемирия. Перемирная королевская грамота, написанная еще в Москве. № 19. С. 324 – 328:

Перемирная грамота Сигизмунда II Августа[26]:

А се грамота, королево слово, а име въ ней царя и великого князя сполна писано. А какову грамоту написали на Москве послы королевы, и та писана назади съ царя и великого князя словомъ вместе после отпуска литовскихъ пословъ.

Мы великий государь Жигимонтъ Августъ, Божиею милостию король Полский и великий князь Литовский, Русский, Прусский, Жемотцкий, Мазоветцкий и иныхъ. Что посылали есмя до тебя брата нашего, великого государя Ивана, Божиею милостию царя и великого князя всеа Русии, Володимерьского, Московского, Новгородцкого, Псковского и Резанского и Тверского и Югорского, Пермского, Болгаръского и иныхъ, пословъ своихъ, воеводу витебского пана Станислава Петровича Кишку, да маршалка нашего, державцу ожского и переломского, пана Яна Юрьевича Комаевского, да дияка нашего Глеба Есмановича о миру и о доброй смолве, и то межи насъ съ тобою, братомъ нашимъ, съ великимъ государемъ Иваномъ, Божиею милостию царемъ и великимъ княземъ всеа Русии, ныне не ссталося. И послы наши говорили отъ насъ тебе брату нашему, великому государю Ивану, Божиею милостию царю и великому князю всеа Русии, чтобъ ты съ нами взялъ перемирье на пять летъ на то, что намъ въ те перемирные лета межи себя рати и войны не замышляти, а слати бъ намъ въ те лета межи себя на обе стороны своихъ великихъ пословъ, которые те дела межи насъ могутъ делати. И ты братъ нашъ, великий государь Иванъ, Божиею милостию царь и великий князь всеа Русии, перемирье съ нами взялъ на пять летъ, отъ Благовещеньева дни лета 7000 шестьдесятъ втораго, на то, что тебе брату нашему, великому государю Ивану, Божиею милостию царю и великому князю всеа Русии, въ те въ перемирные лета въ пять летъ нашихъ земель: города Киева съ волостми, города Гомья съ волостми и селъ: Уваровичъ, Телешовичъ, Тереничъ, Кошелева Лесу, Морозовичъ, Липиничъ, Полешанъ, города Турова съ волостми, города Мозыри съ волостми, да волости Бчича, Брегина, Речицы, Горволя, Стрешина, Чичерска, Пропойска, Могилева, города Мстиславля съ волостми и волости Хотславичъ, города Кричева съ волостми, города Дубровны съ волостми и волостей Горъ и Романова, и города Орши съ волостми и волостей Любавичъ, Микулина, города Витебска и волостей Бруса Дречьихъ Лукъ, Свята, Озерищъ, города Полотцка и волостей Мошниковъ, Дрисы, Освея, Нещерды, Непоротовичъ, Вирбиловы слободы, Кубка, Вязма, Клина, Ситнянъ, Листны, Замошья, Истца, Неведрея, не воевати и не зацепляти ничемъ в те перемирные лета. А мне великому государю Жигимонту Августу, Божиею милостию королю полскому и великому князю Литовскому и Русскому, въ те перемирные лета твоихъ брата нашего великого государя Ивана, божиею милостию царя и великого князя всеа Русии, земель не воевати ни зацепляти ничемъ въ те перемирные лета: Московские земли Новагорода Великого и волостей Новгородцкихъ, и Новгородцкие земли всее; города Себежа и волости Себежское и Тверские земли всее, и Переславля Резанского и Резанские земли всее, и Пронска и Пронские земли всее, и Пронска и Пронские земли всее, не воевати ни зацепляти ничемъ. Также мне великому государю Жигимонту Августу, Божиею милостию королю полскому и великому князю Литовскому и Русскому, техъ твоихъ городовъ и волостей и земель не воевати и ни зацепляти ничемъ въ те перемирные пять летъ: города Рылска съ волостми, города Путивля съ волостми, города Новагородка съ волостми, города Стародуба съ волостми, города Почепа съ волостми и волостей: Залесья, Бабичъ, Светиловичъ, Голодна, Скарбовичъ, Лапичъ; города Карачева съ волостми и волостей: Хотимля, Сновска, Хоробора, Мглина, Дрокова, Трубческа съ волостми, города Мосалска съ волостми; города Серпейска съ волостми и волостей: Замошья, Тухачева, Дегны, Фоминичъ, Погостищъ, Мощина, Демены, Городечны, Ужеперети, Снопота, Ковылны, Шуи, Лазорева Городища, Ближевичъ, Любуни, Даниловичъ; города Брянска съ волостми и волостей: Соловьевичъ, Прикладней, Пацыны, Федоровского, Осовика, Копиничъ, Сухаря, Свеславля, Вороницъ, Жерыни; города Рославля съ волостми; а рубежъ городу Рославлю со Мстиславлемъ промежи Словнева да Шибнева къ Гневкову Доброю речкою на Водоносъ, а отъ Водоноса Доброю жъ речкою въ Остръ черезъ Великой Боръ въ реку въ Шумяю, къ Стрекуле, къ рубежу къ Кричевскому; а отъ Кричева городу Рославлю рубежъ река Шумяча, а Шумячею въ реку въ немелицу, а изъ Немелицы старымъ рубежомъ къ Заборью въ Ипуть реку, да внизъ Ипутью къ Хмелю; города Смоленска съ путми и съ волостми, что къ нему тянетъ, и волостей: Еловца, Болваничъ, Лазоревщины, Пустоселья, Романовского, Копотковичъ, Молохвы всее, что къ ней потягло и Петровского держания Кутева, Зверовичъ, Дубровенского пути, Катыни, Каспли, Поречья, Руды, Щучьей; а рубежъ Смоленску и волостемъ Смоленскимъ съ Дубровною и съ Горами и со Мстиславлемъ: от Днепра, ниже города Смоленска, рекою Мереею вверхъ, ниже Причистые Взруба и Зверовичъ, въ Иваку реку, а изъ Иваки на Елинской рубежъ да въ Городню, а Городнею въ Вехру въ Черной Мохъ, а изъ Вехры въ Прудилню, а изъ Прудилны въ Железницу, а Железницею подъ Дубенки въ Вехру, а изъ Вехры въ Лютую Воду, а изъ Лютые Воды въ Выпино, а изъ Выпина въ Сожъ, а Сожемъ въ Березыню на низъ, а Березынею вверхъ сухомъ промежи селъ Почина и Гладковичъ похолмомъ, а оттоле въ Кулневу. А за рекою за Днепромъ рубежъ Смоленску внизъ по Днепру реке ниже Клементья святаго пять верстъ; города Мценска съ волостми, и города Дмитровца, и города Мещеска съ волостми, города Опакова съ волостми, и волостей дорогобужскихъ всехъ, что къ нему потягло из старины, и города Белые съ волостми, и Верховья, и Болшева, и Шептова, и Монвидовы слободы, и города Торопца и всехъ торопетцкихъ волостей, города Велижа и велижскихъ волостей; а рубежъ Торопцу и торопетцкимъ волостемъ и велижскимъ волостемъ, Данкову, Любуте, Дубне, Рожне, Туре, Бибиреве, Старцове, Нижинской, Плаветцкой, Жижетцкой, Озерской, Казариновской и новгородцкимъ волостемъ, Лукамъ Великимъ, Пупопвичамъ и Ржеве, и городу Острею и городу Заволочью, и волостемъ Долысе и Березаю, Невлю, Усваю, Ловцу, Весне, Бологу, и Холмскому погосту, и Велиле, и Лопастицамъ и Буйцу, и иныхъ волостемъ всее земли Ноугородцкие съ нашею землею Литовскою и съ Полочаны и съ Вибляны земли и воды по старымъ рубежомъ. А кого ты братъ нашъ, великий государь Иванъ, Божиею милостию царь и великий князь всеа Русии пошлешь къ намъ своихъ пословъ, и темъ твоимъ посломъ приехати къ намъ и отъехати доброволно безо всякие зацепки. Также кого мы къ тебе пошлемъ своихъ пословъ, и нашимъ посломъ по твоимъ землямъ къ тебе доброволно приехати и отъехати безо всякие зацепки. А твоимъ купцомъ изо всехъ земель во все наши земли приехавъ со всякимъ таваромъ и торговати на всякой таваръ, а приехати имъ и отъехати доброволно безо всякихъ зацепокъ. А нашимъ купцомъ изо всехъ же нашихъ земель во все твои земли приехавъ со всякимъ таваромъ и торговати на всякой таваръ, а приехати и отъехати доброволно безо всякихъ зацепокъ. Также которые ваши послы или гости где ни пойдутъ отъ васъ или къ вамъ черезъ наши земли съ какимъ таваромъ ни буди, и намъ у техъ вашихъ пословъ и гостей тавару не отнимати, а пропущати намъ къ тобе твоихъ пословъ и гостей со всякимъ таваромъ черезъ свои земли безо всякихъ зацепокъ. Также наши послы или гости где коли пойдутъ отъ насъ черезъ твои земли и съ какимъ таваромъ ни буди, и тебе у техъ нашихъ пословъ и у гостей тавару не отъимати, а пропущати тебк къ намъ нашихъ пословъ и гостей со всякимъ таваромъ черезъ свои земли безо всякихъ зацепокъ. А которые послы отъ иныхъ государей и отколь нибуди пойдутъ къ тебе черезъ наши земли съ какимъ таваромъ нибуди, и намъ у техъ пословъ и у гостей тавару не отъимати, а пропущати намъ къ тебе пословъ и гостей со всякимъ таваромъ черезъ свои земли безо всякихъ зацепокъ. А въ тые пермирные лета какова учинитца обида межи нашихъ князей и людей въ земляхъ и въ водахъ и въ иныхъ въ какихъ обидныхъ делехъ, и наши князи и наместники и волостели украинные, сослався, да темъ обиднымъ деломъ управу учинять на обе стороны; а въ какихъ обидныхъ делехъ наши князи и наместники и волостели не учинятъ управы, и намъ о томъ сослати судей, и они, съехався, да темъ обиднымъ деломъ всемъ управу учинятъ на обе стороны безхитростно. А татя, беглеца, холопа, робу, должника по исправе выдати; а даное, положеное, заемное, поручное отдати. А отойдутъ по семъ перемирнымъ грамотамъ межи насъ урочные лета и розмирица межи насъ учинитца, а въ ту пору которые твоей земли купцы или послы прилучатца въ нашихъ земляхъ, и намъ техъ твоихъ купцовъ и пословъ не порубати, ни сстатковъ у нихъ не отнимати, а отпустити намъ ихъ всехъ доброволно со всякими ихъ сстатки. А которые наши послы или купцы прилучатца въ ту пору въ вашихъ земляхъ, и тебе нашихъ купцовъ и пословъ также не порубати, ни имати, ни животовъ у нихъ не отнимати, а отпутисти всехъ доброволно со всеми ихъ животы. А на томъ на всемъ, какъ въ сей перемирной грамоте писано.

А се припись. Мы великий государь Жигимонтъ Августъ, Божиею милостию, король Полский и великий князь Литовской, Русской, Прусской, Жемотцкой, Мазоветцкой и иныхъ, целовалъ есми крестъ тебе брату нашему, великому государю Ивану, Божиею милостию царю и великому князю всеа Русии Володимерскому, Московскому, Новгородцкому, Псковскому, Резанскому, Тверскому, Югорскому, Пермьскому, Болгарьскому и иныхъ, на томъ по сей перемирной грамоте до техъ урочныхъ пяти летъ тотъ миръ держати крепко по тому, какъ въ сей перемирной грамоте писано.

 

10. 6 июля – 14 сентября 1553 года. Королевское посольство со Станиславом Станиславовичем Довойна, Остафием Богдановичем Воловичем и с писарем Петром Михайловичем Семашко в Москве. № 27. С. 407 – 414:

А се грамота перемирная, царя и великого князя слово, которая дана посломъ королевымъ за царя и великого князя печатью[27].

Мы великий государь Иванъ, Божиею милостию царь и великий князь всеа Русии, Володимерский, Москвоский, Новгородцкий, Казанский, Псковский, Резанский, Тверский, Югорский, Пермьский, Болгарский и иныхъ. Что присылалъ до насъ ты братъ нашъ, великий государь Жигимонтъ Августъ, Божьею милостию король Полский и великий князь Литовский, и княже Прусский, и Жемотцкий, и Мазоветцкий, и иныхъ, пословъ своихъ, воеводу полотцкого пана Станислава Станиславовича Довойна, да моршалка и писаря своего, державцу медницкого, пана Остафья Богдановича, да писаря своего Петра Михайловича Семашка, старосту кременитцкого, о миру и о доброй смолве, - и то межъ насъ съ тобою братомъ нашимъ, съ великимъ государемъ Жигимонтомъ Августомъ королемъ, не сталось. И наши бояре намъ били челомъ и просили насъ, чтобы намъ съ тобою братомъ нашимъ учинити перемирье на два года, чтобъ межъ насъ кровь христьянская не пролилася, что намъ въ те перемирные лета межи себя рати и войны не зымышляти, а слати намъ въ те перемирные лета межи себя на обе стороны своихъ великихъ пословъ, которые бы межъ насъ могли дела делати. И мы съ тобою братомъ своимъ, съ великимъ государемъ Жигимонтомъ Августомъ королемъ и великимъ княземъ, перемирье взяли на два года, отъ Благовещеньева дни лета 7000 шестьдесятъ втораго до Благовещеньева дни лета 7000 шестьдесятъ четвертаго, на то, что тебе брату нашему, великому государю Жигимонту Августу королю и великому князю, въ те перемирные лета, въ два года, нашихъ земель не воевати ни зацепляти ничемъ: Московские земли и Новагорода Великого и волостей Ноугородцкихъ и ноугородцкие земли всее, и города Пскова и Псковские земли всее, и Города Себежа и Себежские волости и Тверские земли всее, и Переславля Резанского и Резанские земли всее, и Пронска и Пронские земли всее не воевати не зацепляти ничемъ. Также тебе брату нашему, Жигимонту Августу королю и великому князю, и техъ нашихъ городовъ и волостей и земель не воевати и не зацепляти ничемъ въ те перемирные лета: города Рылска съ волостми, города Путивля съ волостми, города Новагородка Северского съ волостми, города Радогоща съ волостми, города Чернигова съ волостми, города Стародуба съ волостми, города Почепа съ волостми, города Поповы Горы съ волостми, и волостей: Залесья, Бабичъ, Светиловичъ, Голодна, Скарбовичъ, Лапичъ; города Карачева съ волостми и волостей: Хотимля, Сновка, Хороборя, Мглина, Дрокова; города Трубческа съ волостми, города Мосалска съ волостми, города Серпейска съ волостми и волостей: Замошья, Тухачева, Дегны, Фоминичъ, Погостища, Мощины, Демены, Городечны, Ужеперети, Снопота, Ковылны, Шуи, Лащарева Городища, Ближевичъ, Любуни, Даниловичъ; города Брянска съ волостми и волостей: Соловьевичъ, Прикладней, Пацыни, Федоровского, Осовика, Покиничъ, Сухоря, Всеславля, Вороцня, Жерыни, Жерыни, города Рославля съ волостми, а рубежъ городу Рославлю, со Мстиславлемъ промежъ Словнева да Шибнева къ Гневкову, Доброю речкою на Водоносъ, а отъ Водоноса Доброю речкою въ Остръ, черезъ Великий Боръ въ реку въ Шумячу, къ Стрекуле, къ рубежу хъ Кричевскому; а отъ Кричева городу Рославлю рубежъ река Шумяча, а Шумячею въ реку въ Немелицу, а зъ Немелицы старымъ рубежомъ къ Заборью въ Ипуть реку, да внизъ Выпутьею къ Хмелю; города Смоленска съ путми и съ волостми, что къ нему тянетъ, и  волостей: Еловца, Болваницъ, Лазаревщины, Пустоселья, Романовского, Копотковичъ, Молохвы всее, что къ ней потягло, и Каспли, Поречья, Руды, Щучьи. А рубежъ Смоленску и волостемъ Смоленскимъ за Дубровною и съ Романовымъ и зъ Горами и со Мстиславлемъ: отъ Днепра ниже города Смоленска рекою Мереею вверхъ, межи пречистые, Взруба и Зверовичъ въ Иваку реку, а изъ Иваки на Елинский рубежъ да въ Городню, а Городнею въ Вехры, въ Черной мохъ, изъ Вехры въ Прудилну, а изъ Прудилны въ Железницу, а Железницею подъ  Дуденки въ Вехру, а изъ Вехры въ Лютую Воду, а изъ Лютые Воды въ Выпино, а изъ Выпина въ Сожъ, а Сожемъ на низъ въ Березыню, а Березынею вверхъ сухомъ промежъ селъ Почина и Гладковичъ по холмомъ, а оттоле въ Кулневу. А за рекою за Днепромъ рубежъ Смоленску внизъ по Днепру, по реке ниже Клементья Святого пять верстъ. Города Мценска съ волостми, и городища Дмитровца, города Мещеска съ волостми, города Опакова съ волостми и волостей: Залидова, Недоходова, Бышковичъ, Лычина; города Вязмы и волостей Вяземскихъ, что къ Вязме потягло; города Дорогобужа и волостей Дорогобужскихъ всехъ, что къ нему потягло; города Белые съ волостми, и Верховья, и Болшова, и Шоптова, и Моневидовы слободы, и города Торопца и всехъ Торопетцкихъ волостей, и города Велижа и Велижскихъ волостей. Рубежъ Торопцу и Торопецкимъ волостемъ и Велижскимъ, Данкову, Любуте, Дубне, Рожне, Туре, Бибере, Старцове, Ниженской, Плавеетцкой, Жижетцкой, озеретцкой, Казариновской, и Новгородцкимъволостемъ, Лукамъ Великимъ и Пуповичамъ, и Ржеве, и городу Острею, и городу Заволочью, и волостемъ: Долысе и Березаю, Невлю, Усваю, Ловцу, Весне, Бологу, и Холмскому погосту, и Велиле и Лопастицамъ, и Буйцу, и инымъ волостемъ всей земле Новгородцкой съ вашею землею съ Литвою и съ Полочаны и съ Вибляны, земле и воде по старымъ рубежомъ. А мне великому государю Ивану, Божьею милостию царю и великому князю всеа Русии, твоихъ великого государя Жигимонта Августа, короля Полского и великого князя Литовского и Руссского земель не воевати ни зацепляти ничемъ въ те перемирные лета: города Киева съ волостми, города Канева съ волостьми, города Черкасъ съ волостми, города Житомеря съ волостьми, города Вручья съ волостми, города Любича съ волостми, города Гомья съ волостми, и селъ: Уваровичъ, Телешовичъ, Тереничъ, Кошелева Лесу, Морозовичъ, Липиничъ, Полешанъ, города Турова съ волостми, города Мозыри съ волостми, да волостей: Бчича, Брягина, Речицы, Горволя, Стрешина, Чичерска, Пропойска, Могилева, города Мстиславля съ волостми и волсотей Хотславичъ; города Кричева съ волостми, города Дубровны съ волостми и волостей Горъ и Романова, и города Орши съ волсотми и волостей Любавичъ, Микулина, города Витебска и волостей Бруса, Дречьихъ Лукъ, Свята, Озерища; города Полотцка и волостей Мошниковъ, Дрысы, Освия, Нищерды, Непоротовичъ, Вербиловы слободы, Кубка, Вязма, Клина, Ситнянъ, Лисны, Замошья, Исца, Неведрея. А кого къ намъ ты братъ нашъ Жигимонтъ Августъ король пошлешь своихъ пословъ, и темъ твоимъ посломъ приехати къ намъ и отъехати доброволно безо всякие зацепки. Также кого мы пошлемъ къ тебе своихъ пословъ, и нашимъ посломъ, по вашимъ землямъ къ вамъ доброволно приехати и отъехати безо всякихъ зацепокъ. А вашимъ купцомъ изо всехъ вашихъ земель во все наши земли приехати со всякимъ таваромъ и торговати на всякой таваръ, а приехати имъ и отъехати доброволно безо всякихъ зацепокъ. А нашимъ купцомъ изо всехъ нашихъ земель во все ваши земли приехати со всякимъ таваромъ и торговати на всякой тавар, и приехатии имъ и отъехати доброволно безо всякихъ зацепокъ. Также которые твои послы пойдутъ къ тебе черезъ наши земли и гости съ ними,  или опричь пословъ гости пойдутъ къ тебе черезъ наши земли съ какимъ таваромъ ни буди, и намъ у техъ пословъ и гостей тавару не отнимати, а пропущати намъ къ тебе пословъ и гостей со всякимъ таваромъ черезъ твои земли съ какимъ таваромъ ни буди, и тебе у техъ нашихъ пословъ и гостей тавару не отнимати, а пропущати тебе къ намъ нашихъ пословъ и гостей со всякимъ таваромъ черезъ свои земли безо всякихъ зацепокъ. А которые послы отъ иныхъ государей, откуды ни буди, пойдутъ къ намъ черезъ твои земли и гости съ ними съ какимъ таваромъ ни буди, и вамъ у техъ пословъ и гостей тавару не отнимати, а пропущати вамъ къ намъ техъ пословъ и гостей со всякимъ таваромъ черезъ свои земли безо всякихъ зацепокъ. Также которые послы отъ иныхъ государей, отколе ни буди, и тебе у техъ пословъ и гостей тавару не отнимати, а пропущати тебе къ намъ техъ пословъ и гостей со всякимъ таваромъ черезъ свои земли безо всякихъ зацепокъ. А въ те перемирные лета какова учинитца обида межъ нашихъ князей и людей въ земляхъ и въ водахъ и въ иныхъ въ какихъ въ обидныхъ делехъ, и наши князи и наместники и волостели украинные, сослався, да темъ обиднымъ деломъ всякимъ управу учинятъ на обе стороны, а въ какихъ обидныхъ делехъ наши князи и наместники и волостели не учинятъ управы, и намъ о томъ сослати судей, и они съехався, да темъ обиднымъ деломъ всемъ управу учинятъ на обе стороны безъ хитрости. А татя, беглеца, робу, дожника, по исправе выдати; а даное, положеное, заемное, поручное, отдати. А отойдутъ по семъ перемирнымъ грамотамъ межъ насъ урочные лета и розмирица межъ насъ учинитца, а въ ту пору которые твоей земли купцы или послы прилучатца въ нашихъ земляхъ, и намъ техъ вашихъ купцовъ и пословъ не порубати, ни статковъ у нихъ не отнимати, а отпустити намъ ихъ всехъ доброволно со всеми ихъ статки. А которые наши послы или купцы прилучатца въ ту пору въ твоихъ земляхъ, и тебе нашихъ пословъ и купцовъ также не порубати и не имати и животовъ ихъ у нихъ не отнимати, а отпустить ихъ всехъ доброволно со всеми ихъ животы. А на томъ на всемъ, какъ въ сей перемирной грамоте писано, мы великий государь Иванъ, Божиею милостью царь и великий князь всеа Русии, Володимерский, Московский, Новгородцкий, Казанский, Псковский, Резанский, Тверский, Югорский, Пермьский, Болгарский и иныхъ, целовали есмя крестъ тебе брату нашему, великому государю Жигимонту Августу, Божиею милостию королю Полскому и великому князю Литовскому, Русскому и Прусскому, и Жемотцкому, и Мазоветцкому и иныхъ, на томъ, что намъ по сей перемирной грамоте до техъ урочныхъ двухъ летъ тотъ миръ держати крепко по тому, какъ въ сей перемирной грамоте писано. Писана на Москве, лета 7000 шестьдесятъ втораго.
 

Королевская перемирная грамота[28]:

А се грамота перемирная, королево слово, которая взята у королевыхъ пословъ, у Станислава Станиславовича Довойна съ таварищи за ихъ печатми.

Мы великий государь Жигимонтъ Августъ, Божиею милостию король Полский и великий князь Литовский, Русский, Прусский, Жемоитцкий, Мазоветцкий и иныхъ. Что посылали есмя до тебя брата нашего, великого государя Ивана, Божиею милостию государя всеа Русии и великого князя, Володимерского, Московского, и Новгородцкого, Казанского, Псковского, Болгарского и иныхъ, пословъ своихъ великихъ, воеводу полотцкого пана Станислава Станиславовича Довойна, а маршалка и писаря нашего, державцу меднитцкого, пана Остафья Богдановича Воловича, и писаря своего, старосту кременитцкого, пана Петра Михайловича Семашку, о миру и о доброй смолве, и то межъ насъ съ тобою братом нашимъ, великимъ государемъ Иваномъ, Божиею милостию государемъ всеа Русии и великимъ княземъ, ныне не ссталося. И твои бояре били челомъ и просили тебе, чтобы намъ съ тобою братомъ нашимъ взяти перемирье на два года на то, что намъ въ тые перемирные дета межи себя рати и войны не замышляти, а слати бы намъ въ те перемирные дета межи себя на обе стороны своихъ великихъ пословъ, которые межи насъ те дела могутъ делати. И ты братъ нашъ великий государь Иванъ, Божиею милостию государь всеа Русии и великий князь, перемирье съ нами взялъ на два года, отъ Благовещеньева дни лета 7000 шестьдесятъ втораго до Благовещеньева дни лета 7000 шестьдесятъ четвертаго, на то, что тебе брату нашему, великому государю Ивану, Божиею милостию государю всеа Русии и великому князю, въ те перемирные лета, въ два года, нашихъ земель: города Киева съ волостми, города Канева съ волостми, города Черкасъ съ волостми, города Житомеря съ волостми, города Вручья съ волостми, города Любеча съ волостми, города Гомья съ волостми, и селъ Уваровичъ, Телешевичъ, Тереничъ, Кошелева Лесу, Морозовичъ, Полешанъ, города Турова съ волостми, города Мозыри съ волостми, да волости Бчича, Брегиня, Речицы, Горволя, Стрешина, Чичерска, Пропойска, Могилева, города Мстиславля съ волостми и волости Хотславичъ, города Кричева съ волостми, города Дубровны съ волостми и волостей Горъ и Романова, и города Орши съ волостми и волостей Любавичъ, Микулина, города Витебска и волостей Бурса, Дречьихъ Лукъ, Свята, Озерищъ, города Полотцка и волостей Мошниковъ, Дрисы, Освея, Нещеръды, Непоротовичъ, Вербиловы слободы, Кубка, Вязма, Клина, Ситнянъ, Листны, Замошья, Истца, Неведрея, не воевати ни зацепляти ни чемъ въ те перемирные лета. А мне великому князю Жигимонту Августу, Божиею милостию королю Полскому и великому князю Литовскому и Русскому, въ те перемирные лета твоихъ брата нашего великого государя Ивана, Божиею милостию государя всеа Русии и великого князя, земель не воевати ни зацепляти, ничемъ въ те перемирные лета: Московские земли, Новгорода Великого и волостей Новгородцкихъ и Новгородцкие земли всее, и Пскова и Псковские земли всее, города Себежа и волости Себежские и Тверские земли всее, и Переславля Резанского и Резанские земли всее, и Пронска и Пронские земли всее не воевати ни зацепляти ничемъ. Также мне великому государю Жигимонту Августу, Божиею милостию королю Полскому и великосу князю Литовскому и Русскому, техъ твоихъ городовъ и волостей и земель не воевати ни зацепляти ничемъ въ те перемирные два года: города Рылска съ волостми, города Путивля съ волостми, города Новагородка-Северского съ волостим, города Радогоща съ волостми, города Чернигова съ волостми, города Стародуба, города Почепа съ волостми, города Поповы Горы съ волостми, и волостей: Залесья, Бабичъ, Светиловичъ, Голодца, Скарбовичъ, Лапичъ, города Карачева съ волостми и волостей: Хотимля, Сновска, Хороборя, Мглина, Дрокова, города Трубчевска съ волостми, города Мосалска съ волостми, города Серпейска съ волостми и волостей: Замошья, Тухачева, Дегны, Фоминичъ, Погостищъ, Мощины, Демены, Городечны, Ужеперети, Снопота, Ковылны, Шуи, Лазарева городища, Ближевичъ, Любуни, Даниловичъ, города Брянска съ волостми, и волостей: Соловьевичъ, Прикладней, Пацыни, Федоровского, Осовика, Копиничъ, Сухаря, Свеславля, Вороницъ, Жерыни, города Рославля съ волостми; а рубежъ городу Рославлю со Мстиславлемъ промежъ Словнева да Шибнева къ Гневкову Доброю речкою на Водоносъ, а отъ Водоноса Доброю жъ речкою въ Остръ черезъ Великий Боръ въ реку въ Шумячю къ Стрекуле, къ рубежу Кричевскому, а отъ Кричева городу Рославлю рубежъ река Шумяча, а Шумячею въ реку въ Немелицу, а изъ Немелицы старымъ рубежомъ къ Заборью въ Ипуть реку, да внизъ Ипутью къ Хмелю; города Смоленска съ путми и съ волостми, что къ нему тянетъ, и волостей: Еловца, Болвановичъ, Лазаревщины, Пустоселья, Романовского, Копотковичь, Молохвы всее, что къ ней потягло, и Петровского держанья Кутева, Зверовичъ, Дубровенского пути, Катыни, Каспли, Поречья, Руды, Щучьей. А рубежъ городу Смоленску зъ Дубровною и съ Романовымъ и зъ Горами и съ Мстиславлемъ отъ Днепра, ниже города Смоленска, рекою Мереею, вверхъ межи Пречистые, Възруба и Зверовичъ въ Иваку реку, а изъ Иваки на Елинской рубежъ да въ Городню, а Городнею въ Верху въ Черной мохъ, а изъ Вехры въ Прудилну, а изъ Прудылны въ Железницу, а Железницею подъ Дуденки въ Вехру, а изъ Вехры въ Лютую Воду, а изъ Лютые Воды въ выпино, а изъ Выпина въ Сожъ, а Сожемъ на низъ въ Березыню, а Березынею въ Вехру сухомъ промежъ селъ Почина и Гладковичъ, по холмомъ, а оттоле въ кулневу. А за рекою за Днепромъ рубежъ Смоленску внизъ по Днепру реке, ниже Клементья святаго пять верстъ. Города Мценска съ волостми и городища Дмитровца, и города Мещеска съ волостми, и города Опакова съ волостми и волостей: Залидова, Недоходова, Бышковичъ, Лычина, и города Дорогобужа и волостей Дорогобужскихъ всехъ, что къ нему потягло изстари, и города Белые съ волостми, и Верховья, и Болшева, и Шептова, и Монивидовы слободы, и города Торопца и всехъ Торопецкихъ полостей, города Велижа и Велижскихъ волостей; а рубежъ Торопцу и Торопетцкимъ волостемъ и Велижскимъ волостемъ Данкову, Любуте, Дубне, Рожне, Туре, Бибереве, Старцове, Ниженской, Плавеетцкой, Жижетцкой, Озерской, Казариновской, и Новгородскимъ волостемъ Лукамъ Великимъ, Пуповичамъ и Ржеве, и городу Острею, и городу Заволочью, и волостемъ Долысе и Березаю, Невлю, Усваю, Ловцу, Весне, Бологу, и Холмскому погосту, и Велиле, и Лопастицамъ, и Буйцу и инымъ волостемъ всее земли Ноугородцкие съ нашею землею Литовскою и съ Полочаны и съ Видбляны земли и воды по старымъ рубежомъ. А кого ты братъ нашъ великий государь Иванъ, Божиею милостию государь всеа Русии и великий князь, пошлешь къ насъ своихъ пословъ, и темъ твоимъ посломъ приехати и отъехати доброволно безо всякие зацепки. Также ково мы къ тебе пошлемъ своихъ пословъ, и нашимъ посломъ по твоимъ землямъ къ тебе доброволно приехати и отъехати безо всякие зацепки. А твоимъ купцомъ изо всехъ твоихъ земель во все наши земли приехавъ со всяким таваромъ и торговати на всякой таваръ, а приехати имъ и отъехати доброволно безо всякихъ зацепокъ. А нашимъ купцомъ изо всехъ земель во все твои земли, приехавъ со всякимъ таваромъ, и торговати на всякой таваръ, а приехати имъ и отъехати доброволно безо всякихъ зацепокъ. Также которые ваши послы или гости где ни пойдутъ от васъ, или къ вамъ черезъ наши земли съ какимъ таваромъ ни буди, и насъ у техъ вашихъ пословъ и гостей тавару не отнимати, а пропущати намъ къ тебе твоихъ пословъ и гостей со всякимъ таваромъ черезъ свои земли безо всякихъ зацепокъ. Также наши послы или гости где коли ни пойдутъ отъ насъ или къ намъ черезъ твои земли и съ какимъ таваромъ ни буди, и тебе у техъ нашихъ пословъ и у гостей тавару не отнимати, а пропущати тебе къ намъ нашихъ послов и гостей со всякимъ таваромъ черезъ свои земли безо всякихъ зацепокъ. А которые послы отъ иныхъ государей отколе ни буди пойдутъ къ тебе черезъ наши земли и гости съ ними, или опричъ пословъ гости пойдутъ къ тебе черезъ наши земли съ какимъ таваромъ ни буди, и насъ у техъ пословъ и у гостей тавару не отнимати, а пропущати намъ къ тебе пословъ и гостей со всякимъ таваромъ черезъ свои земли безо всякихъ зацепокъ. А въ тые перемирные лета какова учинитца обида межъ нашихъ князей и людей въ земляхъ и водахъ и въ иныхъ какихъ обидныхъ делехъ, и наши князи и наместники и волостели украинные, сослався, да темъ обиднымъ деломъ всемъ управу учинятъ на обе стороны. А въ какихъ обидныхъ делехъ наши князи и наместники и волостели не учинятъ управы, и насъ о томъ сослати судей, и они, съехався, да темъ обиднымъ деломъ всемъ управу учинятъ на обе стороны безхитростно; а татя, беглеца, холопа, робу, должника по исправе выдати; а даное, положеное, заемное, поручное отдати. А отойдутъ по семъ перемирнымъ грамотамъ межи насъ урочные лета и розмирица межъ насъ учинитца, а въ тую пору которые твоей земли купцы или послы прилучатца въ нашихъ земляхъ, и намъ техъ твоихъ купцовъ и пословъ не порубати, ни статковъ у нихъ не отнимати, а пустити намъ ихъ всехъ доброволно со всякими ихъ сстатки. А которые наши послы или купцы прилучатца въ ту пору въ вашихъ земляхъ, и тебе нашихъ купцовъ и пословъ также не порубати, ни имати, ни животовъ ихъ у нихъ не отнимати, а отпускати всехъ доброволно со всеми ихъ животы. А на томъ на всемъ, какъ въ сей перемирной грамоте писано, мы великий государь Жигимонтъ Августъ, Божиею милостию король Полский и великий князь Литовский, Русской, Прусской, Жемоитцкой, Мазоветцкой и иныхъ, целовалъ есми крестъ тебе брату нашему, великому государю Ивану, Божиею милостию государю всеа Русии и великому князю, Володимерскому, Московскому, Новгородцкому, Казанскому, Псковскому, Резанскому, Тверскому, Югорскому, Пермьскому, Болгарскому и иныхъ, на томъ, что намъ по сей перемирной грамоте до техъ урочныхъ дву летъ тотъ миръ держати крепко по тому, какъ въ сей перемирной грамоте писано.

А се припись послова. На сей перемирной грамоте, мы великого государя Жигимонта Августа, Божиею милостию короля Полского и великого князя Литовского, Русского, Прусского, Жемоитцкого, Мазоветцкого и иныхъ, послы великие: я Станиславъ Станиславовичъ Довойно, воевода полотцкий, а я Остафей Богдановичъ Воловича, маршалокъ и писарь великого государя короля и великого князя, и я Петръ Михайловичъ Семашка, писарь его жъ королевские милости, староста кременитцкий, целовали есмя крестъ и печати свои къ сей перемирной грамоте привесили на то, что государю нашему, великому государю Жигимонту Авгутсу, Божиею милостию королю Полскому и великому князю Литовскому и Русскому, зъ братомъ своимъ великимъ государемъ Иваномъ, Божиею милостию государемъ всеа Русии и великимъ княземъ, то перемирье до урочныхъ летъ держати крепко, какъ въ сей перемирной грамоте писано. А какъ будутъ у нашего государя, у великого князя Литовского и Русского, великого государя Ивана, Божиею милостию государя всеа Русии и великого князя бояре, и государю нашему, великому государю Жигимонту Августу, Божиею милостию королю Полскому и великому князю Литовскому и Русскому, съ тое грамоты, до которой мы печати свои привесили и крестъ на ней целовали, велети написати своя грамота, слово въ слово, и печать своя ему къ той грамоте привестити, и крестъ на той грамоте великому государю нашему Жигимонту Августу, королю и великому князю, целовати передъ его бояры, и та грамота государю нашему дати великого государя Ивана, Божиею милостию государя всеа Русии и великого князя бояромъ, и бояръ его отпустить къ нему не задерживая.  
 

11. Королевское посольство с князем Степаном Федоровичем Збаражским в январе – феврале 1556 года. № 32. С. 511 – 515:

А се грамота перемирная, царя и великого князя слово, которая дана на Москве посломъ за царя и великого князя печатью.

Мы великий государь Иванъ, Божью милостью царь и великий князь всеа Русии, Владимерский, Московский, Новгородскый, Казанский, Астараханскый, Псковскый, Резанскый, Тферскый, Югорскый, Пермьскый, Вятцкый, Болгарский и иныхъ, и всеа Сибирскыа земли повелитель. Что присыдадъ до насъ братъ нашъ, великий госдуарь Жигимонтъ Августъ, Божиею милостью король Полскый и великий князь Литовскый, Рускый, Прускый и Жемотцкый и Мазоветскый и иныхъ, пословъ своихъ великыхъ, князя Стефана Андреевича Збаражского, воеводу витепского, да пана Яна Шинковичя, маршалка и писаря, старосту тикотинского, да писаря Венцслава Миколаева, секретаря, державца скертомонского, о миру и о доброй смолве, и то межъ насъ съ тобою братомъ нашимъ, съ великимъ государемъ Жигимонтомъ Августомъ, королемъ и великимъ княземъ, ныне не ссталося. И наши бояре намъ били челомъ и просили насъ, чтобъ намъ с тобою братомъ нашимъ взяти перемирье на шесть летъ на то, чтобъ межъ насъ кровь христьянская не пролилася, и что намъ въ те перемирные лета межъ собя на обе стороны своихъ великихъ пословъ, которые бъ межъ насъ могли те дела делати. И мы съ тобою братомъ своимъ, съ великимъ государемъ Жигимонтомъ Августомъ, королемъ и великимъ княземъ, перемирье взяли на шесть летъ, отъ Благовещеньева дни лета 7000 шестьдесятъ четвертаго до Благовещеньева дни лета 7000 седмьдесятнаго на то, что къ тебе брату нашему великому государю Жигимонту Августу, королю и великому князю литовскому и русскому, въ те перемирные лета въ шесть летъ нашихъ земель не воевати ни зацепляти ничемъ: Московские земли и Новагорода Великого и волостей Наугородскыхъ и Наугородскые земли всее, и Пскова и Псковскые земли всее, и города Себежа и волости Себежскые, и Тферскые земли всее, и Переславля Рязанского и Рязанскые земли всее, и Пронска и Пронскые земли всее, не воевати ни зацепляти ничемъ. Также тебе брату нашему, великому государю Жигимонту Августу, королю и великому князю литовскому и русскому, и техъ нашихъ городовъ и волостей и земель не воевати и не зацепляти ничемъ въ те перемирные лета шесть летъ: города Рылска съ волостьми, гороа Путивля съ волостми, города Новагородка Северского съ волостми, города Радогоща съ волостми, города Чернигова съ волостми, города Стародуба съ волостми, города Почепа съ волостми, города Поповы Горы съ волостми, Лапичъ, города Карачева съ волостми, и волостей Хотимля, Сновска, Хороборя, Мглина, Дрокова, города Трубческа съ волостми, города Мосалска съ волостми, города Серпейска съ волостми, и волостей Замошья, Тухачева, Дегны, Фоминичъ, Погостища, Мощины, Демены, Городечны, Ужеперети, Снопота, Ковылны, Шуи, Лазорева городища, Ближевичъ, Любуни, Даниловичъ, города Брянска съ волостми, и волостей Соловьевичъ, Прикладенй, Жерыни, города Рославля съ волостьми; а рубежъ городу Рославлю съ Мстиславлемъ промежъ Словнева да Шибнева къ Гневкову, Доброю жъ речкою въ Остръ черезъ Великий Боръ въ реку въ Шумячу къ Стрекуле, къ рубежу хъ Кричевскому, а отъ Кричева городу Рославлю рубежъ река Шумяча, а Шумячею въ реку въ Немелицу, а изъ Немелицы старымъ рубежомъ къ Заборью въ Ипуть реку, да внизъ Ипутьею къ Хмелю; города Смоленска съ путми и съ волостьми, что къ нему тягнетъ, и волостей Еловца, Балваницъ, Лазоревщины, Пустоселья, Романовского, Копотковичъ, Молохвы всее, что къ ней потягло, и Петровского держанья Кутева, Зверовичъ, Дубровенского пути, Катыни, Каспли, Поречья, Руды, Щучья; а рубежъ Смоленску и волостемъ Смоленскимъ за Дубровною и съ романовымъ и зъ Горами и со Мстиславлемъ, отъ Днепра ниже города Смоленска рекою Мереею вверхъ межи Пречитсые Взруба и Зверовичъ въ Иваку реку, а изъ Иваки на Елинскый рубежъ да въ Городню, а городнею въ Вехру въ Черный Мохъ, а изъ Вехры въ Прудилну, а изъ Прудилны въ Железницу, а Железницею под Дуденки въ Вехру, а изъ Вехры в Лютую Воду, в изъ Лютые Воды въ Выпино, а изъ Выпино въ Сожъ, а Сожемъ на низъ въ Березыню, а Березынею въ Пулневу. А за рекою за Днепромъ рубежъ Смоленску внизъ по Днепру по реке ниже Клементья святаго пять врестъ. Города Мценска съ волостьми и городища Дмитровца, города Мещеска съ волостми, города Опакова съ волостми и волостей: Залидова, Недоходова, Бышковичъ, Лычина; города Вязмы и волостей Вяземскихъ, что къ Вязме потягло; города Дорогобужа и волостей Дорогобужскихъ всехъ, что къ нему потягло; города Белые съ волостми, и Верховья, и Болшова, и Шоптова, и Моневидовы слободы, и города Торопца и всехъ Торопетцкихъ волостей, и города Велижа и Велижскихъ волостей. Рубежъ Торопцу и Торопецкимъ волостемъ и Велижскимъ, Данкову, Любуте, Дубне, Рожне, Туре, Бибере, Старцове, Ниженской, Плавеетцкой, Жижетцкой, озеретцкой, Казариновской, и Новгородцкимъволостемъ, Лукамъ Великимъ и Пуповичамъ, и Ржеве, и городу Острею, и городу Заволочью, и волостемъ: Долысе и Березаю, Невлю, Усваю, Ловцу, Весне, Бологу, и Холмскому погосту, и Велиле и Лопастицамъ, и Буйцу, и инымъ волостемъ всей земле Новгородцкой съ вашею землею съ Литвою и съ Полочаны и съ Вибляны, земле и воде по старымъ рубежомъ. А мне великому государю Ивану, Божьею милостию царю и великому князю всеа Русии, твоихъ великого государя Жигимонта Августа, короля Полского и великого князя Литовского и Русского земель не воевати ни зацепляти ничемъ въ те перемирные лета: города Киева съ волостми, города Канева съ волостьми, города Черкасъ съ волостми, города Житомеря съ волостьми, города Вручья съ волостми, города Любича съ волостми, города Гомья съ волостми, и селъ: Уваровичъ, Телешовичъ, Тереничъ, Кошелева Лесу, Морозовичъ, Липиничъ, Полешанъ, города Турова съ волостми, города Мозыри съ волостми, да волостей: Бчича, Брягина, Речицы, Горволя, Стрешина, Чичерска, Пропойска, Могилева, города Мстиславля съ волостми и волсотей Хотславичъ; города Кричева съ волостми, города Дубровны съ волостми и волостей Горъ и Романова, и города Орши съ волостми и волостей Любавичъ, Микулина, города Витебска и волостей Бруса, Дречьихъ Лукъ, Свята, Озерища; города Полотцка и волостей Мошниковъ, Дрысы, Освия, Нищерды, Непоротовичъ, Вербиловы слободы, Кубка, Вязма, Клина, Ситнянъ, Лисны, Замошья, Исца, Неведрея. А кого къ намъ ты братъ нашъ Жигимонтъ августъ король пошлешь своихъ пословъ, и темъ твоимъ посломъ приехати къ намъ и отъехати доброволно безо всякие зацепки; Также кого мы пошлемъ къ тебе своихъ пословъ, и нашимъ посломъ, по вашимъ землямъ къ вамъ доброволно приехати и отъехати безо всякихъ зацепокъ. А вашимъ купцомъ изо всехъ вашихъ земель во все наши земли приехати со всякимъ таваромъ и торговати на всякой таваръ, а приехати имъ и отъехати доброволно безо всякихъ зацепокъ. А нашимъ купцомъ изо всехъ нашихъ земель во все ваши земли приехати со всякимъ таваромъ и торговати на всякой тавар, и приехатии имъ и отъехати доброволно безо всякихъ зацепокъ. Также которые твои послы пойдутъ къ тебе черезъ наши земли и гости съ ними,  или опричь пословъ гости пойдутъ къ тебе черезъ наши земли съ какимъ таваромъ ни буди, и намъ у техъ пословъ и гостей тавару не отнимати, а пропущати намъ къ тебе пословъ и гостей со всякимъ таваромъ черезъ твои земли съ какимъ таваромъ ни буди, и тебе у техъ нашихъ пословъ и гостей тавару не отнимати, а пропущати тебе къ намъ нашихъ пословъ и гостей со всякимъ таваромъ черезъ свои земли безо всякихъ зацепокъ. А которые послы отъ иныхъ государей, откуды ни буди, пойдутъ къ намъ черезъ твои земли и гости съ ними съ какимъ таваромъ ни буди, и вамъ у техъ пословъ и гостей тавару не отнимати, а пропущати вамъ къ намъ техъ пословъ и гостей со всякимъ таваромъ черезъ свои земли безо всякихъ зацепокъ. Также которые послы отъ иныхъ государей, отколе ни буди, и тебе у техъ пословъ и гостей тавару не отнимати, а пропущати тебе къ намъ техъ пословъ и гостей со всякимъ таваромъ черезъ свои земли безо всякихъ зацепокъ. А въ те перемирные лета какова учинитца обида межъ нашихъ князей и людей въ земляхъ и въ водахъ и въ иныхъ въ какихъ въ обидныхъ делехъ, и наши князи и наместники и волостели украинные, сослався, да темъ обиднымъ деломъ всякимъ управу учинятъ на обе стороны, а въ какихъ обидныхъ делехъ наши князи и наместники и волостели не учинятъ управы, и намъ о томъ сослати судей, и они съехався, да темъ обиднымъ деломъ всемъ управу учинятъ на обе стороны безъ хитрости. А татя, беглеца, робу, дожника, по исправе выдати; а даное, положеное, заемное, поручное, отдати. А отойдутъ по семъ перемирнымъ грамотамъ межъ насъ урочные лета и розмирица межъ насъ учинитца, а въ ту пору которые твоей земли купцы или послы прилучатца въ нашихъ земляхъ, и намъ техъ вашихъ купцовъ и пословъ не порубати, ни статковъ у нихъ не отнимати, а отпустити намъ ихъ всехъ доброволно со всеми ихъ статки. А которые наши послы или купцы прилучатца въ ту пору въ твоихъ земляхъ, и тебе нашихъ пословъ и купцовъ также не порубати и не имати и животовъ ихъ у нихъ не отнимати, а отпустить ихъ всехъ доброволно со всеми ихъ животы. А на томъ на всемъ, какъ въ сей перемирной грамоте писано, мы великий государь Иванъ, Божиею милостью царь и великий князь всеа Русии, Володимерский, Московский, Новгородцкий, Казанский, Псковский, Резанский, Тверский, Югорский, Пермьский, Болгарский и иныхъ, целовали есмя крестъ тебе брату нашему, великому государю Жигимонту Августу, Божиею милостию королю Полскому и великому князю Литовскому, Русскому и Прусскому, и Жемотцкому, и Мазоветцкому и иныхъ, на томъ, что намъ по сей перемирной грамоте до техъ урочныхъ двухъ летъ тотъ миръ держати крепко по тому, какъ въ сей перемирной грамоте писано. Писана на Москве, лета 7000 шестьдесятъ четвертаго.
 

Королевская грамота[29]:

А се грамота перемирная, королево, слово, которая взята на Москве у королевыхъ пословъ, у князя Степана Збарежского съ товарыщи, за ихъ печатми.

Мы великий государь Жигимонтъ Августъ, Божиею милостию король Полский и великий князь Литовский, Русский, Прусский, Жемоитцкий, Мазоветцкий и иныхъ. Что посылали есмя до тебя брата нашего, великого государя Ивана, Божиею милостию государя всеа Русии и великого князя, Володимерского, Московского, и Новгородцкого, Казанского, Псковского, Болгарского и иныхъ, пословъ своихъ великихъ, воеводу витебского князя Стефана Збаражского, а маршалка и писаря нашего, старосту тыкотинского, пана Яна Шимковичя, а писаря и секретаря своего, державцу скирстоманского и росеинского, пана Венцлава Миколаевичя о миру и о доброй змолве, и то меди насъ съ тобою братомъ нашимъ, великимъ государемъ Иваномъ, Божиею милостью государемъ всеа Русии и великимъ княземъ, ныне не сталося. И твои бояре тебе били челомъ и просили тебе, чтобъ намъ съ тобою братомъ нашимъ взяти перемирье на шесть годовъ на то, что намъ въ тые перемирные лет межъ себе рати и войны не замышляти, и а слати бы намъ ыъ тые лета межи себе на обе стороны своихъ великихъ пословъ, которые межи насъ тые дела могутъ делати. И ты братъ нашъ, великий государь всеа Русии и великий князь перемирье съ нами взялъ на шесть годовъ, отъ Благовещеньева дни лета 7000 шестьдесятъ четвертаго до Благовещеньева дни лета 7000 семьдесятого, на то, что тебе брату нашему великому государю Ивану, Божьею милостью государю всеа Русии и великому князю, въ тые перемирные лета, въ шесть годовъ, нашихъ земель: города Киева съ волостми, города Канева съ волостми, города Черкасъ съ волостми, города Житомеря съ волостми, города Вручья съ волостми, города Любеча съ волостми, города Гомья съ волостми, и селъ Уваровичъ, Телешевичъ, Тереничъ, Кошелева Лесу, Морозовичъ, Полешанъ, города Турова съ волостми, города Мозыри съ волостми, да волости Бчича, Брегиня, Речицы, Горволя, Стрешина, Чичерска, Пропойска, Могилева, города Мстиславля съ волостми и волости Хотславичъ, города Кричева съ волостми, города Дубровны съ волостми и волостей Горъ и Романова, и города Орши съ волостми и волостей Любавичъ, Микулина, города Витебска и волостей Бурса, Дречьихъ Лукъ, Свята, Озерищъ, города Полотцка и волостей Мошниковъ, Дрисы, Освея, Нещеръды, Непоротовичъ, Вербиловы слободы, Кубка, Вязма, Клина, Ситнянъ, Листны, Замошья, Истца, Неведрея, не воевати ни зацепляти ни чемъ въ те перемирные лета. А мне великому князю Жигимонту Августу, Божиею милостию королю Полскому и великому князю Литовскому и Русскому, въ те перемирные лета твоихъ брата нашего великого государя Ивана, Божиею милостию государя всеа Русии и великого князя, земель не воевати ни зацепляти, ничемъ въ те перемирные лета: Московские земли, Новгорода Великого и волостей Новгородцкихъ и Новгородцкие земли всее, и Пскова и Псковские земли всее, города Себежа и волости Себежские и Тверские земли всее, и Переславля Резанского и Резанские земли всее, и Пронска и Пронские земли всее не воевати ни зацепляти ничемъ. Также мне великому государю Жигимонту Августу, Божиею милостию королю Полскому и великосу князю Литовскому и Русскому, техъ твоихъ городовъ и волостей и земель не воевати ни зацепляти ничемъ въ те перемирные два года: города Рылска съ волостми, города Путивля съ волостми, города Новагородка-Северского съ волостим, города Радогоща съ волостми, города Чернигова съ волостми, города Стародуба, города Почепа съ волостми, города Поповы Горы съ волостми, и волостей: Залесья, Бабичъ, Светиловичъ, Голодца, Скарбовичъ, Лапичъ, города Карачева съ волостми и волостей: Хотимля, Сновска, Хороборя, Мглина, Дрокова, города Трубчевска съ волостми, города Мосалска съ волостми, города Серпейска съ волостми и волостей: Замошья, Тухачева, Дегны, Фоминичъ, Погостищъ, Мощины, Демены, Городечны, Ужеперети, Снопота, Ковылны, Шуи, Лазарева городища, Ближевичъ, Любуни, Даниловичъ, города Брянска съ волостми, и волостей: Соловьевичъ, Прикладней, Пацыни, Федоровского, Осовика, Копиничъ, Сухаря, Свеславля, Вороницъ, Жерыни, города Рославля съ волостми; а рубежъ городу Рославлю со Мстиславлемъ промежъ Словнева да Шибнева къ Гневкову Доброю речкою на Водоносъ, а отъ Водоноса Доброю жъ речкою въ Остръ черезъ Великий Боръ въ реку въ Шумячю къ Стрекуле, къ рубежу Кричевскому, а отъ Кричева городу Рославлю рубежъ река Шумяча, а Шумячею въ реку въ Немелицу, а изъ Немелицы старымъ рубежомъ къ Заборью въ Ипуть реку, да внизъ Ипутью къ Хмелю; города Смоленска съ путми и съ волостми, что къ нему тянетъ, и волостей: Еловца, Болвановичъ, Лазаревщины, Пустоселья, Романовского, Копотковичь, Молохвы всее, что къ ней потягло, и Петровского держанья Кутева, Зверовичъ, Дубровенского пути, Катыни, Каспли, Поречья, Руды, Щучьей. А рубежъ городу Смоленску зъ Дубровною и съ Романовымъ и зъ Горами и съ Мстиславлемъ отъ Днепра, ниже города Смоленска, рекою Мереею, вверхъ межи Пречистые, Възруба и Зверовичъ въ Иваку реку, а изъ Иваки на Елинской рубежъ да въ Городню, а Городнею въ Верху въ Черной мохъ, а изъ Вехры въ Прудилну, а изъ Прудылны въ Железницу, а Железницею подъ Дуденки въ Вехру, а изъ Вехры въ Лютую Воду, а изъ Лютые Воды въ выпино, а изъ Выпина въ Сожъ, а Сожемъ на низъ въ Березыню, а Березынею въ Вехру сухомъ промежъ селъ Почина и Гладковичъ, по холмомъ, а оттоле въ кулневу. А за рекою за Днепромъ рубежъ Смоленску внизъ по Днепру реке, ниже Клементья святаго пять верстъ. Города Мценска съ волостми и городища Дмитровца, и города Мещеска съ волостми, и города Опакова съ волостми и волостей: Залидова, Недоходова, Бышковичъ, Лычина, и города Дорогобужа и волостей Дорогобужскихъ всехъ, что къ нему потягло изстари, и города Белые съ волостми, и Верховья, и Болшева, и Шептова, и Монивидовы слободы, и города Торопца и всехъ Торопецкихъ полостей, города Велижа и Велижскихъ волостей; а рубежъ Торопцу и Торопетцкимъ волостемъ и Велижскимъ волостемъ Данкову, Любуте, Дубне, Рожне, Туре, Бибереве, Старцове, Ниженской, Плавеетцкой, Жижетцкой, Озерской, Казариновской, и Новгородскимъ волостемъ Лукамъ Великимъ, Пуповичамъ и Ржеве, и городу Острею, и городу Заволочью, и волостемъ Долысе и Березаю, Невлю, Усваю, Ловцу, Весне, Бологу, и Холмскому погосту, и Велиле, и Лопастицамъ, и Буйцу и инымъ волостемъ всее земли Ноугородцкие съ нашею землею Литовскою и съ Полочаны и съ Видбляны земли и воды по старымъ рубежомъ. А кого ты братъ нашъ великий государь Иванъ, Божиею милостию государь всеа Русии и великий князь, пошлешь къ насъ своихъ пословъ, и темъ твоимъ посломъ приехати и отъехати доброволно безо всякие зацепки. Также ково мы къ тебе пошлемъ своихъ пословъ, и нашимъ посломъ по твоимъ землямъ къ тебе доброволно приехати и отъехати безо всякие зацепки. А твоимъ купцомъ изо всехъ твоихъ земель во все наши земли приехавъ со всяким таваромъ и торговати на всякой таваръ, а приехати имъ и отъехати доброволно безо всякихъ зацепокъ. А нашимъ купцомъ изо всехъ земель во все твои земли, приехавъ со всякимъ таваромъ, и торговати на всякой таваръ, а приехати имъ и отъехати доброволно безо всякихъ зацепокъ. Также которые ваши послы или гости где ни пойдутъ от васъ, или къ вамъ черезъ наши земли съ какимъ таваромъ ни буди, и насъ у техъ вашихъ пословъ и гостей тавару не отнимати, а пропущати намъ къ тебе твоихъ пословъ и гостей со всякимъ таваромъ черезъ свои земли безо всякихъ зацепокъ. Также наши послы или гости где коли ни пойдутъ отъ насъ или къ намъ черезъ твои земли и съ какимъ таваромъ ни буди, и тебе у техъ нашихъ пословъ и у гостей тавару не отнимати, а пропущати тебе къ намъ нашихъ послов и гостей со всякимъ таваромъ черезъ свои земли безо всякихъ зацепокъ. А которые послы отъ иныхъ государей отколе ни буди пойдутъ къ тебе черезъ наши земли и гости съ ними, или опричъ пословъ гости пойдутъ къ тебе черезъ наши земли съ какимъ таваромъ ни буди, и насъ у техъ пословъ и у гостей тавару не отнимати, а пропущати намъ къ тебе пословъ и гостей со всякимъ таваромъ черезъ свои земли безо всякихъ зацепокъ. А въ тые перемирные лета какова учинитца обида межъ нашихъ князей и людей въ земляхъ и водахъ и въ иныхъ какихъ обидныхъ делехъ, и наши князи и наместники и волостели украинные, сослався, да темъ обиднымъ деломъ всемъ управу учинятъ на обе стороны. А въ какихъ обидныхъ делехъ наши князи и наместники и волостели не учинятъ управы, и насъ о томъ сослати судей, и они, съехався, да темъ обиднымъ деломъ всемъ управу учинятъ на обе стороны безхитростно; а татя, беглеца, холопа, робу, должника по исправе выдати; а даное, положеное, заемное, поручное отдати. А отойдутъ по семъ перемирнымъ грамотамъ межи насъ урочные лета и розмирица межъ насъ учинитца, а въ тую пору которые твоей земли купцы или послы прилучатца въ нашихъ земляхъ, и намъ техъ твоихъ купцовъ и пословъ не порубати, ни статковъ у нихъ не отнимати, а пустити намъ ихъ всехъ доброволно со всякими ихъ сстатки. А которые наши послы или купцы прилучатца въ ту пору въ вашихъ земляхъ, и тебе нашихъ купцовъ и пословъ также не порубати, ни имати, ни животовъ ихъ у нихъ не отнимати, а отпускати всехъ доброволно со всеми ихъ животы. А на томъ на всемъ, какъ въ сей перемирной грамоте писано, мы великий государь Жигимонтъ Августъ, Божиею милостию король Полский и великий князь Литовский, Русской, Прусской, Жемоитцкой, Мазоветцкой и иныхъ, целовалъ есми крестъ тебе брату нашему, великому государю Ивану, Божиею милостию государю всеа Русии и великому князю, Володимерскому, Московскому, Новгородцкому, Казанскому, Псковскому, Резанскому, Тверскому, Югорскому, Пермьскому, Болгарскому и иныхъ, на томъ, что намъ по сей перемирной грамоте до техъ урочныхъ дву летъ тотъ миръ держати крепко по тому, какъ въ сей перемирной грамоте писано.

На сей перемирной грамоте мы великого государя Жигимонта Августа, Божьею милостью короля Полского и великого князя Литовского, Руского, Прусского, Жемоитского, Мозоветцкого и иныхъ, послы великие: язъ Стефанъ Андреевичь, воевода витебский, князь Збарецскый, и язъ Янъ Шимковичъ, моршалокъ и писарь великого государя короля и великого князя, староста тыкотинский, а язъ Венцславъ Миколаевичь, писарь и серкетарь его же королевские милости, державца скерстоманский и росенскый, целовали есмя крестъ и печати свои къ сей перемирной грамоте привесили на то, что государю нашему, великому князю Литовскому и Русскому, зъ братомъ своимъ, великимъ государемъ Иваномъ Божьею милостью государемъ всеа Русии и великимъ княземъ, то перемирье до урочныхъ летъ держати крепко, какъ въ сей перемирной грамоте писано. А какъ будутъ у нашего государя, у великого государя Жигимонта Августа, Божьею милостью короля Полского и великого князя Литовского и Русского, великогогосударя Ивана, Божьею милостью государя всеа Русии и великого князя бояре, и государю нашему, великому государю Жигимонту Августу, Божьею милостью королю Полскому и великому князю Литовскому и Русскому, съ тое грамоты, до которые мы печати свои привесили и крестъ на той грамоте великому государю нашме Жигимонту Августу, королю и великому князю, целовали передъ его бояры, и та грамота государю нашему дати великого государя Ивана, Божьею милостью государя всеа Русии и великого князя, бояромъ, и бояръ его отпустити къ нему не задерживая.
 

13.  10 января – 17 сентября 1570 года. Королевское посольство с Яном Скротошиным. Перемирные грамоты: С. 724 – 734:

А се грамота перемирная, царя и великого князя слово, которая дана на Москве литовскимъ посломъ, пану Яну Скратошину съ товарыщи, за царя и великого князя печатью.

Мы великий государь, Божьею милостию, царь и великий князь Иванъ Васильевичъ всеа Русии, владимерский, московский, ноугородцкий, царь казанский и царь астороханский, государь псковский и великий князь смоленский, тверский, югорский, пермский, вятцкий, болгарский и иныхъ; государь и великий князь Новагорода Низовские земли, черниговский, рязанский, полоцкий, ростовский, ярославский, белозерский, удорский, обдорский, кондинский и всее Сибирные земли и Северные страны повелитель и государь вотчинный земли Вифлянские и иныхъ. Что присылалъ до насъ ты братъ нашъ великий государь Жигимонтъ Августъ, Божьею милостию, король полский и великий князь литовский, руски, пруски, жемотцкий, мазоветский и иныхъ, пословъ своихъ великихъ Коруны Полские, воеводу иновоцлавского, пана Яна Андреевича Скратошина, а Великого Княжства Литовского, каштеляна менского, старосту дынемборского, пана Миколая Станиславовича Талваша, да старосту радеевского Рафаля Енова Злешня, а секретаря и подкоморья ноугородцкого Ондрея Иванова, о постановлении вечномъ: и то межи насъ съ тобою, братомъ нашимъ, великимъ государемъ Жигимонтомъ Августомъ королемъ и великимъ княземъ а ныне не сталося. И послы твои брата нашего говорили намъ отъ тебя брата нашего, чтобъ мы съ тобою Жигимонтомъ Августомъ королемъ взяли перемирье на три годы на то, что намъ въ те перемирные лета межъ себя на обе стороны своихъ великихъ пословъ, которые бъ межи насъ могли дела делати. И мы съ тобою, братомъ своимъ, съ великимъ государемъ Жигимонтомъ Августомъ, королемъ и велкимъ княземъ, перемирья взяли на три года отъ Петрова дни и Павлова лета 7078 до Петрова жъ дни и Павла лета 7081 на то, что мне великому, государю, Божьею милостью, царю и великому князю Ивану Васильевичю всеа русии, твоихъ великого государя брата моего Жигимонта Августа, короля полского и великого князя литовского, земель не воевати, ни зацепляти ничемъ въ те перемирные лета: города Киева съ волостми, города Канева съ волостьми, города Черкасъ съ волостми, города Житомеря съ волостьми, города Вручья съ волостми, города Любича съ волостми, города Гомья съ волостми, и селъ: Уваровичъ, Телешовичъ, Тереничъ, Кошелева Лесу, Морозовичъ, Липиничъ, Полешанъ, города Турова съ волостми, города Мозыри съ волостми, да волостей: Бчича, Брягина, Речицы, Горволя, Стрешина, Чичерска, Пропойска, Могилева, города Мстиславля съ волостми и волсотей Хотславичъ; города Кричева съ волостми, города Дубровны съ волостми и волостей Горъ и Романова, и города Орши съ волостми и волостей Любавичъ, Микулина, города Витебска и волостей Бруса, Дречьихъ Лукъ, города Сурожа и Сурожскихъ волостей, города Друи и Друйские земли, да и техъ городовъ, которые еси поставилъ въ Полотцкомъ повете, города Дрысы, города Копца, что усть Дисны, города Усть-Ушачи, города Воронача, города Лукомля, города Белмаковъ, города Чашниковъ, города Лепля, города Улы, города Лебедя, что на озере на Тетче. И мне великому государю, Божьею милостию, царю и великому князю Ивану Васильевичю всеа Русии, въ те твои брата нашего, Жигимонта Августа короля, городы и въ земли не вступатися и не воевати и городовъ не заседати и новыхъ не ставити до тово перемирново сроку. Также мне, великому государю, Божьею милостию, царю и великому князю въ те перемирные три годы въ Вифлянской земле техъ городовъ и мызъ, которые ты братъ нашъ за собою держишь, не воевати и местъ не поседати и не зацеплятии ничемъ до тово перемирново сроку. А тебе великому государю, Божьею милостию, Жигимонту Августу, королю полскому и великому князю литовскому, въ те перемирные три годы нашихъ земель не воевати, ни зацепляти ничемъ: Московские земли и Новагорода Великого и волостей Ноугородцких и Ноугородцкие земли всее, города Себежа и волостей Себежскихъ, города Тфери и Тферские земли всее, города Переславля Резанского и Резанские земли всее, и Пронска и Пронские земли всее не воевати, ни зацепляти ничемъ. Также тебе брату нашему великому государю Жигимонту Августу, королю полскому и великому князю литовскому, и техъ нашихъ городовъ и волостей и земель не воевати и не зацепляти ничемъ въ те перемирные три годы: города Рылска съ волостми, города Путивля съ волостьми, города Новагородка Северского съ волостьми, города Радогоща съ волостьми, города Чернигова съ волостьми, города Стародуба съ волостьми, города Почепа съ волостьми, города Поповы Горы съ волостьми, и волостей Залесья, Бабичь, Светиловичь, Голодна, Скарбовичь, Лапичь, города Карачеа съ волостьми и волостей Хотимля, Сновка, Хороборя, Мглина, Дрокова, города Трубческа съ волостми, города Мосалска съ волостми, города Серпейска съ волостьми, и волостей Замошья, Тухачева, Дегны, Фоминичь, Погостища, Мощины, Демены, Городечны, Ужеперети, Снопота, Ковылны, Шуи, Лазорева городища, Ближевичь, Лубуни, Даниловичь, города Брянска съ волостми, и волостей Соловьевичь, Прикладней, Пацыни, Федоровского, Осовика, Покиничь, Сухоря, Всеславля, Вороцни, Жерыни; города Рославля съ волостми; а рубежь городу Рославлю со Мстиславлем, промежь Словнева да Шибнева къ Гневкову, Доброю речкою на Водоносъ, а отъ Водоноса Доброю речкою въ Остръ черезъ великий боръ въ реку въ Шумячю, къ Стрекуле къ рубежу хъ кричевскому; а отъ Кричева города Рославлю рубежъ река Шумяча, а Шумячею рекою въ реку въ Немелицу, а зъ Немелицы старымъ рубежомъ къ Заборью въ Ипуть реку да внизъ Выпутьею къ Мехлю; города Смоленска съ путми и съ волостьми, что къ нему тянетъ, и волостей Еловца, Болваницъ, Лазоревщины, Пустоселья, Романовского, Копотковичь, Молохвы всее, что къ ней потягло, и Петровского держанья, Кутева и Зверовичь, Дубровенского пути, Катыни, Каспли, Поречья, Руды, Щучьи; а рубежъ Смоленску и волостемъ Смоленскимъ зъ Дубровною, и съ Романовымъ и зъ Горами, и со Мстиславлемъ, отъ Днепра ниже города Смоленска рекою Мереею вверхъ, межи Пречистые, Взруба и Зверовичъ въ Иваку реку, а зъ Иваки на Елинский рубежъ, да въ Городню, а Городнею въ Вехру, въ Черной мохъ, изъ Вехры въ Прудилну, а изъ Прудилны въ Железницу, а Железницею подъ Дуденки въ Вехру, а зъ Вехры въ Лютую воду, а зъ Лютые воды въ Выпино, а изъ Выпина въ Сожъ, а Сожемъ на низъ въ Березыню, а Березынею вверхъ сухомъ, промежъ селъ Почина и Гладковичъ, по холмомъ, а оттоле въ Пулневу; а за рекою за Днепромъ рубежъ Смоленску внизъ по Днепру по реке, ниже Клементия святаго 5 верстъ; города Полотцка съ волостми и съ путми и съ селы и полотцкихъ пригородовъ, города Сокола, что на усть Нищи, съ волостьми, города Ситны, что на озере Ситне, съ волостми, города Озерища съ волостьми и съ путми и съ селы, города Усвята съ волостми и съ путми и съ селы, да Полоцкихъ волостей Мошниковъ, Нещерды, Непоротовичъ, Вербиловы Слободы, Кубка, Вязна, Клина, Замошья, Исца, Дрысца, Неведрея, да полотцкихъ же пригородовъ, которые за Двиною рекою, города Копьи, что на озере Суше, съ волостьми, города Кречета, что на озере Отулове на Кугони, съ волостьми, города Красного, что на озере Плюсне, съ волостьми, города Туровли, что на Двине реке усть Туровли, съ волостьми. А о рубежахъ полоцкихъ и опоцкихъ пригородехъ о спорныхъ земляхъ твои послы, брата нашего Коруны Полские панъ Янъ Скратошина да Великого Княжства Литовского Миколай Талвашъ съ товарыщи, съ нашими бояры, зъ бояриномъ и Вифлянские земли наместникомъ съ Михайломъ Яковлевичемъ Морозовымъ и зъ бояриномъ и зъ дворецкимъ и наместникомъ тверскимъ съ Микитою Романовичемъ Юрьевича Захарьина съ товарыщи, говорили и постановленья о техъ рубежехъ учинити не могли и темъ спорнымъ рубежомъ запись наши бояре твоимъ брата нашего посломъ дали за своими печатми, за приписью дьяка нашего Ондрея Васильева. А твои послы брата нашего спорнымъ рубеженъ запись дали нашимъ бояромъ за своими печатми, а за приписми секретарей твоихъ Коруны Полские Рафаля Злешня, а великого Княжства Литовского Андрея Иванова, что въ те перемирные дета о техъ спорныхъ земляхъ слати намъ межъ собя на обе стороны своихъ великихъ пословъ, которые бъ межъ насъ съ тобою братомъ нашимъ те дела о рубежехъ поставити могли; а войне въ те перемирные въ три годы на обе стороны не быти и у техъ городовъ на техъ спорныхъ земляхъ местъ не поседати и городовъ не ставити и въ те въ спорные земли и во всякие угодья у техъ городовъ до тово перемирново сроку не вступатися. Также тебе брату нашему Жигимонту Августу королю въ те перемирные три годы не воевати нашихъ городовъ, ни зацепляти ничемъ: города Мценска съ волостьми, городища Дмитровца, города мещерска съ волостьми, города Опакова съ волостьми и волостей Залидова, Недоходова, Бышковичъ, Лычина, города Вязмы и волостей Вяземскихъ, что къ Вязме потягло, города Дорогобужа и волостей Дорогобужскихъ всехъ, что къ нему изстари потягло, города Белые съ волостьми, и Верховья, и Болшевы, и Шоптова, и Монивидовы слободы, и города Торопца и всехъ Торопецкихъ волостей, и города Велижа и Велижскихъ волостей; а рубежъ Торопцу и Торопецкимъ волостемъ и Велижскимъ волостемъ, Данкову, Любуте, Дубне, Рожне, Туре, Бибереве, Старцове, Ниженской, Плавеетцкой, Жижетцкой, Озерской, Казариновской и ноугородцкимъ пригородамъ, городу Лукамъ Великимъ и городу Невлю, что въ Пупоничахъ, и городу Ржеве и городу Острею, и городу Заволочью и волостемъ Долысе и Березаю, и городу Усваю, Ловцу, Весне, Болоху, и Холмскому погосту, и Велиле, и Лопастицамъ, и Буйцу, и инымъ волостемъ всей земли Новогородцкой съ вашею землею с Литовскою и с Видбляны земле и воде по старым рубежом. Также тебе брату нашему Жигимонту Августу королю въ те перемирные три годы въ нашей отчине въ Вифлянской земле и въ наши городы и въ мызы и пристанища морские и въ островы и во все угодья не вступатися и не воевати и иныхъ городовъ не поседати и новыхъ городовъ не ставити до того перемирново сроку. А ково мы великий государь, Божьею милостию, царь и великий князь Иванъ Васильевичъ всеа Русии, пошлемъ къ тебе брату своему своихъ пословъ, и темъ нашим послов приехати къ тебе и отъехати доброволно безо всякихъ зацепокъ. Также ты братъ нашъ Жигимонтъ Августъ, Божьею милостию, король полский и великий князь литовский, пошлешь къ намъ своихъ пословъ, и твоимъ посломъ по нашимъ землямъ приехати къ намъ и отъехати доброволно безо всякие зацепки. А нашимъ купцомъ изо всехъ нашихъ земель во все ваши земли приехати со всякимъ таваромъ и торговати на всякой тавар, и приехатии имъ и отъехати доброволно безо всякихъ зацепокъ; а вашимъ купцомъ изо всехъ вашихъ земель во все наши земли приехати со всякимъ таваромъ и торговати на всякой таваръ, а приехати имъ и отъехати доброволно безо всякихъ зацепокъ. Также которые наши послы пойдутъ къ тебе черезъ наши земли и гости съ ними, или опричь пословъ гости пойдутъ къ тебе черезъ наши земли съ какимъ таваромъ ни буди, и намъ у техъ пословъ и гостей тавару не отнимати, а пропущати намъ къ тебе пословъ и гостей со всякимъ таваромъ черезъ твои земли съ какимъ таваромъ ни буди, и тебе у техъ нашихъ пословъ и гостей тавару не отнимати, а пропущати тебе къ намъ нашихъ пословъ и гостей со всякимъ таваромъ черезъ свои земли безо всякихъ зацепокъ. Также которые твои послы и гости куды ни пойдутъ къ намъ через ваши земли съ какимъ товаромъ ни буди, и тебе брату нашему у техъ нашихъ пословъ и у гостей товару не отнимати, а пропущати тебе къ намъ пословъ и гостей со всемъ товаромъ черезъ свои земли безо всякихъ зацепокъ. А которые послы отъ иныхъ государей, откуды ни буди, пойдутъ къ намъ черезъ твои земли и гости съ ними съ какимъ таваромъ ни буди, и тебе Жигимонту Августу королю у техъ пословъ и гостей тавару не отнимати, а пропущати вамъ къ намъ техъ пословъ и гостей со всякимъ таваромъ черезъ свои земли безо всякихъ зацепокъ. Также которые послы отъ иныхъ государей, отколе ни буди пойдутъ къ тебе черезъ наши земли и гости съ ними съ какимъ товаромъ ни буди и намъ у техъ пословъ и у гостей товару не отнимати, а пропущати намъ къ тебе техъ пословъ и гостей со всякимъ товаромъ черезъ свою землю безо всякихъ зацепокъ. А въ те перемирные лета какова учинитца обида межъ нашихъ князей и людей въ земляхъ и въ водахъ и въ иныхъ въ какихъ въ обидныхъ делехъ, и наши князи и наместники и волостели украинные, сослався, да темъ обиднымъ деломъ всякимъ управу учинятъ на обе стороны, а въ какихъ обидныхъ делехъ наши князи и наместники и волостели не учинятъ управы, и намъ о томъ сослати судей, и они съехався, да темъ обиднымъ деломъ всемъ управу учинятъ на обе стороны безъ хитрости. А татя, беглеца, робу, дожника, по исправе выдати; а даное, положеное, заемное, поручное, отдати. А отойдутъ по семъ перемирнымъ грамотамъ межъ насъ урочные лета и розмирица межъ насъ учинитца, а въ ту пору которые твоей земли купцы или послы прилучатца въ нашихъ земляхъ, и намъ техъ вашихъ купцовъ и пословъ не порубати, ни статковъ у нихъ не отнимати, а отпустити намъ ихъ всехъ доброволно со всеми ихъ статки. А которые наши послы или купцы прилучатца въ ту пору въ твоихъ земляхъ, и тебе нашихъ пословъ и купцовъ также не порубати и не имати и животовъ ихъ у нихъ не отнимати, а отпустить ихъ всехъ доброволно со всеми ихъ животы. А на томъ на всемъ, какъ въ сей перемирной грамоте писано, мы великий государь Иванъ, Божиею милостью царь и великий князь всеа Русии, Володимерский, Московский, Новгородцкий, Казанский, Псковский, Резанский, Тверский, Югорский, Пермьский, Болгарский и иныхъ, целовали есмя крестъ тебе брату нашему, великому государю Жигимонту Августу, Божиею милостию королю Полскому и великому князю Литовскому, Русскому и Прусскому, и Жемотцкому, и Мазоветцкому и иныхъ, на томъ, что намъ по сей перемирной грамоте до техъ урочныхъ двухъ летъ тотъ миръ держати крепко по тому, какъ въ сей перемирной грамоте писано. Писана во царьствия нашего степени дворе града Москвы лета отъ созданья миру 7078, июня въ 20 день, индикта третьегонадесять, государьствия нашего 35, а царьствъ нашихъ Росийского 22, Казанского 19, Астороханского 15.
 

Королевская грамота[30]:

А се грамота перемирная, королево слово, которая взята у королевыхъ пословъ, Яна Скратошина съ товарыщи, за ихъ печати.

Мы великий государь Жигимонт Августъ, Божьею милостию, король полский и великий князь литовский, русский, прусский, жемотцкий, мазоветцкий, ифлянский и иныхъ. Что посылали есмо до тебя брата нашего великого государя Ивана, Божьею милостию государя всеа Русии и великого князя владимерского, московского, ноугородцкого, казанского, астароханского, псковского, рязанского, тверскаго, югорского, пермьского, болгарского и иныхъ, пословъ своихъ великихъ съ Коруны Полские, воеводу иновоцлавского, пана Яна Ондреевича Скратошина, а Великого княжства Литовского, коштеляна менского, старосту дынемборского, пана Миколая Станиславовича Талваша, а старосту радеевского Рафала Яновича Злешна, а секретаря нашего подкоморего ноугородцкого Ондрея Ивановича о миру и о доброй змове, и то межъ насъ съ тобою братомъ нашимъ великимъ государемъ всея Русии и великимъ княземъ, ныне не сталося. И послы наши говорили отъ насъ тебе брату нашему великому государю Ивану, Божьею милостию, государю всеа Русии и великому князю, чтобъ ты съ нами взялъ перемирья на три годы на то, что намъ въ тые перемирные лета межъ себе рати и войны не замышляти, а слати бъ намъ въ те перемирные дета межъ себе на обе стороны своихъ великихъ пословъ, которые межъ насъ те дела могутъ делати. И ты братъ нашъ великий государь Иванъ, Божьею милостию, государь всеа Русии и великий князь, перемирья зъ нами взялъ на три годы, отъ дни святого Петра и Павла лета 7078 до Петрова жъ дни и Павла лета 7081, на то, что тебе брату нашему великому государю Ивану, Божьею милостию, государю всеа Русии и великому князю, въ тые перемирные лета въ три годы нашихъ земель, города Киева съ волостми, города Канева съ волостьми, города Черкасъ съ волостми, города Житомеря съ волостьми, города Вручья съ волостми, города Любича съ волостми, города Гомья съ волостми, и селъ: Уваровичъ, Телешовичъ, Тереничъ, Кошелева Лесу, Морозовичъ, Липиничъ, Полешанъ, города Турова съ волостми, города Мозыри съ волостми, да волостей: Бчича, Брягина, Речицы, Горволя, Стрешина, Чичерска, Пропойска, Могилева, города Мстиславля съ волостми и волсотей Хотславичъ; города Кричева съ волостми, города Дубровны съ волостми и волостей Горъ и Романова, и города Орши съ волостми и волостей Любавичъ, Микулина, города Витебска и волостей Бруса, Дречьихъ Лукъ, города Сурожа и Сурожскихъ волостей, города Друи и Друйские земли, да и техъ городовъ, которые еси поставилъ въ Полотцкомъ повете, города Дрысы, города Копца, что усть Дисны, города Усть-Ушачи, города Воронача, города Лукомля, города Белмаковъ, города Чашниковъ, города Лепля, города Улы, города Лебедя, что на озере на Тетче не воевати, ни зацепляти ничемъ въ тые перемирные дета и городовъ новыхъ не ставити и волостей и селъ не воевати и земель не поседати. Также тебе брату нашему Ивану, Божьею милостию, государю всеа Русии и великому князю, въ тые перемирные лета въ три годы въ Вифлянской земле, что мы подъ собой держимъ, городовъ и мызъ не воевати и местъ не поседати и не зацепляти ничемъ до тово перемирново сроку. А мне великому государю Жигимонту Августу, Божьею милостию, королю полскому и великому князю литовскому, твоихъ брата моего великого государя Ивана, Божьею милостию, государя всеа Русии и великого князя, земель не воевати, ни зачепляти ничемъ въ те перемирные лета: Московские земли и Новагорода Великого и волостей Ноугородцких и Ноугородцкие земли всее, города Себежа и волостей Себежскихъ, города Тфери и Тферские земли всее, города Переславля Резанского и Резанские земли всее, и Пронска и Пронские земли всее не воевати, ни зацепляти ничемъ. Также мне великому государю Жигимонту Августу, королю и великому князю литовскому и русскому, и тыхъ твоихъ городовъ и волостей и земель не воевати и не зачепляти ничемъ въ ты перемирные три годы: города Рылска съ волостми, города Путивля съ волостьми, города Новагородка Северского съ волостьми, города Радогоща съ волостьми, города Чернигова съ волостьми, города Стародуба съ волостьми, города Почепа съ волостьми, города Поповы Горы съ волостьми, и волостей Залесья, Бабичь, Светиловичь, Голодна, Скарбовичь, Лапичь, города Карачеа съ волостьми и волостей Хотимля, Сновка, Хороборя, Мглина, Дрокова, города Трубческа съ волостми, города Мосалска съ волостми, города Серпейска съ волостьми, и волостей Замошья, Тухачева, Дегны, Фоминичь, Погостища, Мощины, Демены, Городечны, Ужеперети, Снопота, Ковылны, Шуи, Лазорева городища, Ближевичь, Лубуни, Даниловичь, города Брянска съ волостми, и волостей Соловьевичь, Прикладней, Пацыни, Федоровского, Осовика, Покиничь, Сухоря, Всеславля, Вороцни, Жерыни; города Рославля съ волостми; а рубежь городу Рославлю со Мстиславлем, промежь Словнева да Шибнева къ Гневкову, Доброю речкою на Водоносъ, а отъ Водоноса Доброю речкою въ Остръ черезъ великий боръ въ реку въ Шумячю, къ Стрекуле къ рубежу хъ кричевскому; а отъ Кричева города Рославлю рубежъ река Шумяча, а Шумячею рекою въ реку въ Немелицу, а зъ Немелицы старымъ рубежомъ къ Заборью въ Ипуть реку да внизъ Выпутьею къ Мехлю; города Смоленска съ путми и съ волостьми, что къ нему тянетъ, и волостей Еловца, Болваницъ, Лазоревщины, Пустоселья, Романовского, Копотковичь, Молохвы всее, что къ ней потягло, и Петровского держанья, Кутева и Зверовичь, Дубровенского пути, Катыни, Каспли, Поречья, Руды, Щучьи; а рубежъ Смоленску и волостемъ Смоленскимъ зъ Дубровною, и съ Романовымъ и зъ Горами, и со Мстиславлемъ, отъ Днепра ниже города Смоленска рекою Мереею вверхъ, межи Пречистые, Взруба и Зверовичъ въ Иваку реку, а зъ Иваки на Елинский рубежъ, да въ Городню, а Городнею въ Вехру, въ Черной мохъ, изъ Вехры въ Прудилну, а изъ Прудилны въ Железницу, а Железницею подъ Дуденки въ Вехру, а зъ Вехры въ Лютую воду, а зъ Лютые воды въ Выпино, а изъ Выпина въ Сожъ, а Сожемъ на низъ въ Березыню, а Березынею вверхъ сухомъ, промежъ селъ Почина и Гладковичъ, по холмомъ, а оттоле въ Пулневу; а за рекою за Днепромъ рубежъ Смоленску внизъ по Днепру по реке, ниже Клементия святаго 5 верстъ; города Полотцка съ волостми и съ путми и съ селы и полотцкихъ пригородовъ, города Сокола, что на усть Нищи, съ волостьми, города Ситны, что на озере Ситне, съ волостми, города Озерища съ волостьми и съ путми и съ селы, города Усвята съ волостми и съ путми и съ селы, да Полоцкихъ волостей Мошниковъ, Нещерды, Непоротовичъ, Вербиловы Слободы, Кубка, Вязна, Клина, Замошья, Исца, Дрысца, Неведрея, да полотцкихъ же пригородовъ, которые за Двиною рекою, города Копьи, что на озере Суше, съ волостьми, города Кречета, что на озере Отулове на Кугони, съ волостьми, города Красного, что на озере Плюсне, съ волостьми, города Туровли, что на Двине реке усть Туровли, зъ волостьми не воевати, ни зачепляти ничимъ. А о рубежехъ о полотцкихъ и о полотцкихъ пригородехъ о спорныхъ земляхъ наши послы, Коруны Полские панъ Янъ Скратошина, а Великого княжства Литовского Миколай Талвашъ съ товарыщи, съ твоими брата нашего бояры, зъ бояриномъ и Вифлянские земли наместникомъ съ Михайломъ Яковлевичемъ Морозовымъ и зъ бояриномъ и зъ дворецкимъ и наместникомъ тверскимъ съ Микитою Романовичемъ Юрьевича Захарьина съ товарыщи, говорили и постановленья о техъ рубежехъ учинити не могли и темъ спорнымъ рубежомъ листы наши послы бояром брата нашего дали за своими печатми и за приписми секретара нашего Коруны Полские Рафала Злешна и секретара нашего Великого княжства Литовского Андрея Ивановича; а твои брата нашего бояре нашимъ посломъ рубежемъ дали листъ за своими печатми, за приписью дияка твоего Ондрея Васильева, что въ те перемирные дета о техъ спорныхъ земляхъ слати намъ межъ собя на обе стороны своихъ великихъ пословъ, которые бъ межъ насъ съ тобою братомъ нашимъ те дела о рубежехъ постаити могли; а войне въ те перемирные въ три годы на обе стороны не быти и у техъ городовъ на техъ спорныхъ земляхъ местъ не поседати и городовъ не ставити и въ те въ спорные земли и во всякие угодья у техъ городовъ до тово перемирново сроку не вступатися. Также мне великому государю Жигимонту Августу, Божьею милостию,  королю и великому князю, въ те перемирные три годы не воевати твоихъ брата нашего городовъ и ни зацепляти ничемъ: города Мценска съ волостьми, городища Дмитровца, города Мещерска съ волостьми, города Опакова съ волостьми и волостей Залидова, Недоходова, Бышковичъ, Лычина, города Вязмы и волостей Вяземскихъ, что къ Вязме потягло, города Дорогобужа и волостей Дорогобужскихъ всехъ, что къ нему изстари потягло, города Белые съ волостьми, и Верховья, и Болшевы, и Шоптова, и Монивидовы слободы, и города Торопца и всехъ Торопецкихъ волостей, и города Велижа и Велижскихъ волостей; а рубежъ Торопцу и Торопецкимъ волостемъ и Велижскимъ волостемъ, Данкову, Любуте, Дубне, Рожне, Туре, Бибереве, Старцове, Ниженской, Плавеетцкой, Жижетцкой, Озерской, Казариновской и ноугородцкимъ пригородамъ, городу Лукамъ Великимъ и городу Невлю, что въ Пупоничахъ, и городу Ржеве и городу Острею, и городу Заволочью и волостемъ Долысе и Березаю, и городу Усваю, Ловцу, Весне, Болоху, и Холмскому погосту, и Велиле, и Лопастицамъ, и Буйцу, и инымъ волостемъ всей земли Новогородцкой съ вашею землею с Литовскою и с Видбляны земле и воде по старым рубежом. Также мне великому государю Жигимонту Августу,  Божьею милостию королю и великому князю въ те перемирные три годы въ нашей отчине въ Вифлянской земле и въ наши городы и въ мызы и пристанища морские и въ островы и во все угодья не вступатися и не воевати и иныхъ городовъ не поседати и новыхъ городовъ не ставити до того перемирново сроку.  

А ково ты братъ нашъ великий государь Иван, Божьею милостию, государь всея Русии и великий князь пошлешь къ намъ своихъ пословъ, и тымъ твоимх посломъ приехати къ намъ и отъехати доброволно безо всякихъ зацепокъ; также кого мы пошлемъ къ тебе брату своему своихъ пословъ, и нашимъ посломъ по вашимъ землямъ къ намъ приехати и отъехати безо всякие зацепокъ. А вашимъ купцомъ изо всехъ нашихъ земель во всехъ вашихъ земель во все наши земли приехати со всякимъ таваромъ и торговати на всякой тавар, а приехатии имъ и отъехати доброволно безо всякихъ зацепокъ; а нашимъ купцомъ изо всехъ нашихъ земель во все ваши земли приехати со всякимъ таваромъ и торговати на всякой таваръ, а приехати имъ и отъехати доброволно безо всякихъ зацепокъ. Также которые наши послы пойдутъ къ намъ черезъ наши земли и гости съ ними, або опричь пословъ гости пойдутъ къ вамъ черезъ наши земли съ якимъ ли товаромъ ни буди, и намъ у техъ пословъ и гостей тавару не отнимати, а пропущати намъ къ тебе пословъ и гостей со всякимъ таваромъ черезъ твои земли съ какимъ таваромъ ни буди, и намъ у техъ пословъ и у гостей тавару не отнимати, а пропущати намъ къ вамъ пословъ и гостей со всякимъ таваромъ черезъ свои земли безо всякихъ зацепокъ. А въ те перемирные лета какова якова учинитца обида межъ нашихъ князей и людей въ земляхъ и въ водахъ и въ иныхъ въ какихъ въ обидныхъ делехъ, и наши князи и наместники и волостели украинные, сослався, да темъ обиднымъ деломъ всякимъ управу учинятъ на обе стороны, а въ какихъ обидныхъ делехъ наши князи и наместники и волостели не учинятъ управы, и намъ о томъ сослати судей, и они съехався, да темъ обиднымъ деломъ всемъ управу учинятъ на обе стороны безъ хитрости. А татя, беглеца, робу, дожника, по исправе выдати; а даное, положеное, заемное, поручное, отдати. А отойдутъ по семъ перемирнымъ грамотамъ межъ насъ урочные лета и розмирица межъ насъ учинитца, а въ ту пору которые твоей земли купцы или послы прилучатца въ нашихъ земляхъ, и намъ техъ вашихъ купцовъ и пословъ не порубати, ни статковъ у нихъ не отнимати, а отпустити намъ ихъ всехъ доброволно со всеми ихъ статки. А которые наши послы или купцы прилучатца въ ту пору въ твоихъ земляхъ, и тебе нашихъ пословъ и купцовъ также не порубати и не имати и животовъ ихъ у нихъ не отнимати, а отпустить ихъ всехъ доброволно со всеми ихъ животы. А на томъ на всемъ, якъ въ сей перемирной грамоте писано, мы великий госдуарь Жигимонтъ Августъ, Божьею милостию, король полский и великий князь литовский, русский, прусский, жемотцкий и мазоветцкий и иныхъ, целовали есмя крестъ тебе брату нашему великому государю и великому князю Ивану, Божиею милостью государю всеа Русии и великому князю Володимерскому, Московскому, Новгородцкому, Казанскому, Псковскому, Резанскому, Тверскому, Югорскому, Пермьскому, Болгарскому и иныхъ, на томъ, что намъ по сей перемирной грамоте до техъ урочныхъ двухъ летъ тотъ миръ держати крепко по тому, какъ въ сей перемирной грамоте писано.

На сей перемирной грамоте мы великого государя Жигимонта Августа, Божьею милостию, короля полского и великого князя литовского, русского, прусского, жемотцкого и мазоветцкого и иныхъ, я Янъ Ондреевичъ Скратошинъ съ Коруны Полские, воевода иновоцлавский, я Миколай Станиславовичъ Талвашъ, зъ Великого княжства Литовского, каштелянъ менский, я Рафалъ Яновичъ Злешня, староста радеевский, я Ондрей Ивановичъ, секретарь, целовали есмя крестъ и печати свои къ сей перемирной грамоте привесили на то, что государю нашему Жигимонту Августу, Божьею милостию, королю полскому и великому князю литовскому, русскому, прусскому, жемоитцкому, мазоветцкому и иныхъ, зъ братомъ своимъ великимъ государемъ и великимъ княземъ Иваномъ Васильевичемъ, Божьею милостью, государем всеа Русии и великимъ князем, то перемирье до урочныхъ годовъ держати крепко, какъ въ сей перемирной грамоте писано. А какъ будутъ у государя нашего великого государя Жигимонта Августа, Божьею милостию короля полского и великого князя литовского и русского, великого государя Ивана, Божьею милостию, государя всеа Русии и великого князя, послы, и государю нашему великому государю Жигимонту Августу, Божьею милостию королю полскому и великому князю литовскому и русскому, съ тое грамоты, до которые мы печати свои привесили и крестъ на ней целовали, велети написати своя грамота слово в слово и печать своя къ той грамоте привестити и крестъ на той грамоте великому государю нашему Жигимонту Августу, королю и великому князю, целовати передъ его послы, и та грамота государю нашему дати великого государя Ивана, Божьею милостию, государя всеа Русии и великого князя, посломъ и пословъ его отпустити къ нему не задерживая. Писанъ на Москве лета 7078, июня месяца 22 дня.

 

Перемирие Ивана IV и Стефана Батория, заключенное на Москве 30 января 1578 г. Перемирие не было ратифицировано.

Грамота Ивана IV[31]:

Богъ нашъ Троица, Отецъ и Сынъ и Светый Духъ во единстве покланяемый нице, завжды и въ веки векомъ, аминь! Сего всемогущая десница милостью содержахомъ бразды скифетра Росейского царствия. Мы великий господаръ, Божью милостью, царь и великий князь Иван Васильевичъ всея Руси, Владимерский, Московский, Нвогородский, царь Казанский, царь Астороханский, господарь Псковский и великий князь Смоленский, Тверский, Югорский, Пермский, Вятский, Болгарский и иныхъ; господарь и великий князь Новагорода Низовские земли, Черниговский, Резанский, Полоцкий, Ростовский, Ярославский, Белоозерский и господарь отчизный и обладатель земли Ифлянское, Немецкого чину, Удорский, Обдорский, Кондынский и всея Сиверское земли и Сиверное страны повелитель и иныхъ многихъ земель, отчичь и дедичь и наследникъ. Что присылалъ ты до насъ суседъ нашъ, Стефанъ, по незмерной милости Божой и такъ великое великости людей короны Полское и Великого князства Литовского, по избранью великий господарь король Полский и великий князь Литовский, Руский, Пруский, Жомоитский, Мазовецкий, княже Седмикгродский и иныхъ, пословъ своихъ великихъ пана Станислава Криского, з Дробнина, воеводу Мазовецкого, старосту Плоцкого и Добринского, пана Миколая Павловича Сопегу, воеводу Менского, да пана Федора Скумина, подъскаръбего надворъного, Великого князства Литовского, о доброй змове, и то межи насъ съ тобою, суседомъ нашимъ и великимъ господаремъ Стефаномъ, королемъ Полскимъ и великимъ княземъ Литовскимъ ныне не сталосе; и послы твое говорили насъ отъ тебе, суседа нашого, чтобы мы с тобою, суседомъ своимъ Стефаномъ королемъ взяли перемирье на три годы на то, што намъ в тые перемиръные лета межи себе рати и войны не замышляти. А слати бы намъ в тые лета межи себе на обе стороне своихъ великихъ пословъ, которие бы межи насъ согли дело делати, и мы с тобою суседомъ своимъ, з великимъ господаремъ Стефаномъ, королемъ и великимъ княземъ перемирье взяли на три годы от Благовещеньева дни, лета семъ тисечь осмъдесятъ шостого, до Благовещеньева жъ дни, лета семъ тисечъ осмъдесятъ девятого, на то, што мне великому господару, Божьею милостью, цару и великому князю Ивану Васильевичу всея Руси, твоихъ, суседа моего, великого господара Стефана, короля Полского и великого князя Литовского, земль не воевати, а ни зачепляти ничимъ в тые перемирные лета города Киева съ волостми, города Канева съ волостьми, города Черкасъ съ волостми, города Житомеря съ волостьми, города Вручья съ волостми, города Любича съ волостми, города Гомья съ волостми, и селъ: Уваровичъ, Телешовичъ, Тереничъ, Кошелева Лесу, Морозовичъ, Липиничъ, Полешанъ, города Турова съ волостми, города Мозыри съ волостми, да волостей: Бчича, Брягина, Речицы, Горволя, Стрешина, Чичерска, Пропойска, Могилева, города Мстиславля съ волостми и волсотей Хотславичъ; города Кричева съ волостми, города Дубровны съ волостми и волостей Горъ и Романова, и города Орши съ волостми и волостей Любавичъ, Микулина, города Витебска и волостей Бруса, Дречьихъ Лукъ, города Сурожа и Сурожскихъ волостей, города Друи и Друйские земли, да и техъ городовъ, которые еси поставилъ въ Полотцкомъ повете, города Дрысы, города Копца, что усть Дисны, города Усть-Ушачи, города Воронача, города Лукомля, города Белмаковъ, города Чашниковъ, города Лепля, города Улы, города Лебедя, что на озере на Тетче. И мне великому государю, Божьею милостию, царю и великому князю Ивану Васильевичю всеа Русии, въ те твои суседа нашего, Стефана короля, городы и въ земли не вступатися и не воевати и городовъ не заседати и новыхъ не ставити до тово перемирново сроку. Также мне, великому государю, Божьею милостию, царю и великому князю въ те перемирные три годы въ Вифлянской земле техъ городовъ и мызъ, которые ты братъ нашъ за собою держишь, не воевати и местъ не поседати и не зацеплятии ничемъ до тово перемирново сроку. А тебе великому господарю, Божьею милостию, Стефану, королю полскому и великому князю литовскому, въ те перемирные три годы нашихъ земель не воевати, ни зацепляти ничемъ: Московские земли и Новагорода Великого и волостей Ноугородцких и Ноугородцкие земли всее, города Себежа и волостей Себежскихъ, города Тфери и Тферские земли всее, города Переславля Резанского и Резанские земли всее, и Пронска и Пронские земли всее не воевати, ни зацепляти ничемъ. Также тебе суседу нашему великому господарю Стефану, королю полскому и великому князю литовскому, и техъ нашихъ городовъ и волостей и земель не воевати и не зацепляти ничемъ въ те перемирные три годы: города Рылска съ волостми, города Путивля съ волостьми, города Новагородка Северского съ волостьми, города Радогоща съ волостьми, города Чернигова съ волостьми, города Стародуба съ волостьми, города Почепа съ волостьми, города Поповы Горы съ волостьми, и волостей Залесья, Бабичь, Светиловичь, Голодна, Скарбовичь, Лапичь, города Карачеа съ волостьми и волостей Хотимля, Сновка, Хороборя, Мглина, Дрокова, города Трубческа съ волостми, города Мосалска съ волостми, города Серпейска съ волостьми, и волостей Замошья, Тухачева, Дегны, Фоминичь, Погостища, Мощины, Демены, Городечны, Ужеперети, Снопота, Ковылны, Шуи, Лазорева городища, Ближевичь, Лубуни, Даниловичь, города Брянска съ волостми, и волостей Соловьевичь, Прикладней, Пацыни, Федоровского, Осовика, Покиничь, Сухоря, Всеславля, Вороцни, Жерыни; города Рославля съ волостми; а рубежь городу Рославлю со Мстиславлем, промежь Словнева да Шибнева къ Гневкову, Доброю речкою на Водоносъ, а отъ Водоноса Доброю речкою въ Остръ черезъ великий боръ въ реку въ Шумячю, къ Стрекуле къ рубежу хъ кричевскому; а отъ Кричева города Рославлю рубежъ река Шумяча, а Шумячею рекою въ реку въ Немелицу, а зъ Немелицы старымъ рубежомъ къ Заборью въ Ипуть реку да внизъ Выпутьею къ Мехлю; города Смоленска съ путми и съ волостьми, что къ нему тянетъ, и волостей Еловца, Болваницъ, Лазоревщины, Пустоселья, Романовского, Копотковичь, Молохвы всее, что къ ней потягло, и Петровского держанья, Кутева и Зверовичь, Дубровенского пути, Катыни, Каспли, Поречья, Руды, Щучьи; а рубежъ Смоленску и волостемъ Смоленскимъ зъ Дубровною, и съ Романовымъ и зъ Горами, и со Мстиславлемъ, отъ Днепра ниже города Смоленска рекою Мереею вверхъ, межи Пречистые, Взруба и Зверовичъ въ Иваку реку, а зъ Иваки на Елинский рубежъ, да въ Городню, а Городнею въ Вехру, въ Черной мохъ, изъ Вехры въ Прудилну, а изъ Прудилны въ Железницу, а Железницею подъ Дуденки въ Вехру, а зъ Вехры въ Лютую воду, а зъ Лютые воды въ Выпино, а изъ Выпина въ Сожъ, а Сожемъ на низъ въ Березыню, а Березынею вверхъ сухомъ, промежъ селъ Почина и Гладковичъ, по холмомъ, а оттоле въ Пулневу; а за рекою за Днепромъ рубежъ Смоленску внизъ по Днепру по реке, ниже Клементия святаго 5 верстъ; города Полотцка съ волостми и съ путми и съ селы и полотцкихъ пригородовъ, города Сокола, что на усть Нищи, съ волостьми, города Ситны, что на озере Ситне, съ волостми, города Озерища съ волостьми и съ путми и съ селы, города Усвята съ волостми и съ путми и съ селы, да Полоцкихъ волостей Мошниковъ, Нещерды, Непоротовичъ, Вербиловы Слободы, Кубка, Вязна, Клина, Замошья, Исца, Дрысца, Неведрея, да полотцкихъ же пригородовъ, которые за Двиною рекою, города Копьи, что на озере Суше, съ волостьми, города Кречета, что на озере Отулове на Кугони, съ волостьми, города Красного, что на озере Плюсне, съ волостьми, города Туровли, что на Двине реке усть Туровли, съ волостьми. А о рубежахъ полоцкихъ и опоцкихъ пригородехъ о спорныхъ земляхъ твои послы, суседа нашего Коруны Полские панъ Янъ Скратошина да Великого Княжства Литовского Миколай Талвашъ съ товарыщи, съ нашими бояры, зъ бояриномъ и Вифлянские земли наместникомъ съ Михайломъ Яковлевичемъ Морозовымъ и зъ бояриномъ и зъ дворецкимъ и наместникомъ тверскимъ съ Микитою Романовичемъ Юрьевича Захарьина съ товарыщи, говорили и постановленья о техъ рубежехъ учинити не могли и темъ спорнымъ рубежомъ запись наши бояре твоимъ брата нашего посломъ дали за своими печатми, за приписью дьяка нашего Ондрея Васильева. А твои послы брата нашего Жигимонта Августа спорнымъ рубеженъ запись дали нашимъ бояромъ за своими печатми, а за приписми секретарей твоихъ Коруны Полские Рафаля Злешня, а великого Княжства Литовского Андрея Иванова, что въ те перемирные дета о техъ спорныхъ земляхъ слати намъ межъ собя на обе стороны своихъ великихъ пословъ, которые бъ межъ насъ съ тобою братомъ нашимъ те дела о рубежехъ поставити могли; а войне въ те перемирные въ три годы на обе стороны не быти и у техъ городовъ на техъ спорныхъ земляхъ местъ не поседати и городовъ не ставити и въ те въ спорные земли и во всякие угодья у техъ городовъ до тово перемирново сроку не вступатися. Также тебе суседу нашему Стефану королю въ те перемирные три годы не воевати нашихъ городовъ, ни зацепляти ничемъ: города Мценска съ волостьми, городища Дмитровца, города Мещерска съ волостьми, города Опакова съ волостьми и волостей Залидова, Недоходова, Бышковичъ, Лычина, города Вязмы и волостей Вяземскихъ, что къ Вязме потягло, города Дорогобужа и волостей Дорогобужскихъ всехъ, что къ нему изстари потягло, города Белые съ волостьми, и Верховья, и Болшевы, и Шоптова, и Монивидовы слободы, и города Торопца и всехъ Торопецкихъ волостей, и города Велижа и Велижскихъ волостей; а рубежъ Торопцу и Торопецкимъ волостемъ и Велижскимъ волостемъ, Данкову, Любуте, Дубне, Рожне, Туре, Бибереве, Старцове, Ниженской, Плавеетцкой, Жижетцкой, Озерской, Казариновской и ноугородцкимъ пригородамъ, городу Лукамъ Великимъ и городу Невлю, что въ Пупоничахъ, и городу Ржеве и городу Острею, и городу Заволочью и волостемъ Долысе и Березаю, и городу Усваю, Ловцу, Весне, Болоху, и Холмскому погосту, и Велиле, и Лопастицамъ, и Буйцу, и инымъ волостемъ всей земли Новогородцкой съ вашею землею с Литовскою и с Видбляны земле и воде по старым рубежом. Также тобе, суседу нашему, Стефану королю в тые перемирные три годы в нашу отчину в Лифлянскую землю не вступатися и не воевати и не зачепляти ничимъ города Кеси с пригороды, со всими города Невгиня, то есть, Дынемборкъ и за всимъ с тымъ, што к нему изстари потягло, города Куконоса, то есть: Коконгавзъ зо всимъ тымъ, што к нему зстародавна потягло, города Риги и Рызское земли всее и княжати Курляндское и Курляндской земли з Литовскою землею и с Прускою и з Жомоитскою по старимъ рубежомъ. Также тобе, суседу нашему, Стефану, королю в нашой отчизне: в Лифлянской и в Курлянской земли в наши городы и в мызы, в пристанища морские и в островы и во всякие угодья не вступатися и не воевати, и городовъ не заседати и новыхъ городовъ не ставити и ничимъ зачепки всякое и шкоды в Лифлянской и в Курлянской не делати, и из Ифлянское земли и Курлянское людей и городовъ к собе не приймати. А хто почиетъ бити чоломъ и тыхъ чоломбитья не слухати до того перемирного сроку, до Благовещеньева дни, лета семь тисячь осмъдесятъ девятого; а кого мы великий господаръ Божьею милостью царь и великий князь Иванъ Васильевичъ всея Руси пошлемъ к тобе, к суседу своему, Стефану, королю Полскому и великому князю Литовскому своихъ пословъ и тымъ нашимъ посломъ приехати к тобе отъехати доброволно, без всякихъ зачепокъ, также ты, суседъ нашъ Стефанъ, король Полский и великий князь Литовский пошлешь к намъ своихъ пословъ, и твоимъ посломъ суседа нашого Стефана, короля Полского, ко нашимъ землямъ приехати к намъ и отъехати доброволно без всякой зачепки, а нашимъ купцомъ изо всехъ нашихъ земель во все ваши земли приехати со всякимъ таваромъ и торговати на всякой тавар, и приехатии имъ и отъехати доброволно безо всякихъ зацепокъ; а вашимъ купцомъ изо всехъ вашихъ земель во все наши земли приехати со всякимъ таваромъ и торговати на всякой таваръ, а приехати имъ и отъехати доброволно безо всякихъ зацепокъ. Также которые наши послы пойдутъ къ тебе черезъ наши земли и гости съ ними, или опричь пословъ гости пойдутъ къ тебе черезъ наши земли съ какимъ таваромъ ни буди, и намъ у техъ пословъ и гостей тавару не отнимати, а пропущати намъ къ тебе пословъ и гостей со всякимъ таваромъ черезъ твои земли съ какимъ таваромъ ни буди, и тебе у техъ нашихъ пословъ и гостей тавару не отнимати, а пропущати тебе къ намъ нашихъ пословъ и гостей со всякимъ таваромъ черезъ свои земли безо всякихъ зацепокъ. Также которые твои послы и гости куды ни пойдутъ къ намъ через ваши земли съ какимъ товаромъ ни буди, и тебе суседу нашему у техъ нашихъ пословъ и у гостей товару не отнимати, а пропущати тебе къ намъ пословъ и гостей со всемъ товаромъ черезъ свои земли безо всякихъ зацепокъ. А которые послы отъ иныхъ государей, откуды ни буди, пойдутъ къ намъ черезъ твои земли и гости съ ними съ какимъ таваромъ ни буди, и тебе Стефану  королю у техъ пословъ и гостей тавару не отнимати, а пропущати вамъ къ намъ техъ пословъ и гостей со всякимъ таваромъ черезъ свои земли безо всякихъ зацепокъ. Также которые послы отъ иныхъ государей, отколе ни буди пойдутъ къ тебе черезъ наши земли и гости съ ними съ какимъ товаромъ ни буди и намъ у техъ пословъ и у гостей товару не отнимати, а пропущати намъ къ тебе техъ пословъ и гостей со всякимъ товаромъ черезъ свою землю безо всякихъ зацепокъ. А въ те перемирные лета какова учинитца обида межъ нашихъ князей и людей въ земляхъ и въ водахъ и въ иныхъ въ какихъ въ обидныхъ делехъ, и наши князи и наместники и волостели украинные, сослався, да темъ обиднымъ деломъ всякимъ управу учинятъ на обе стороны, а въ какихъ обидныхъ делехъ наши князи и наместники и волостели не учинятъ управы, и намъ о томъ сослати судей, и они съехався, да темъ обиднымъ деломъ всемъ управу учинятъ на обе стороны безъ хитрости. А татя, беглеца, робу, дожника, по исправе выдати; а даное, положеное, заемное, поручное, отдати. А отойдутъ по семъ перемирнымъ грамотамъ межъ насъ урочные лета и розмирица межъ насъ учинитца, а въ ту пору которые твоей земли купцы или послы прилучатца въ нашихъ земляхъ, и намъ техъ вашихъ купцовъ и пословъ не порубати, ни статковъ у нихъ не отнимати, а отпустити намъ ихъ всехъ доброволно со всеми ихъ статки. А которые наши послы или купцы прилучатца въ ту пору въ твоихъ земляхъ, и тебе нашихъ пословъ и купцовъ также не порубати и не имати и животовъ ихъ у нихъ не отнимати, а отпустить ихъ всехъ доброволно со всеми ихъ животы. А на томъ на всемъ, какъ въ сей перемирной грамоте писано, мы великий государь Иванъ, Божиею милостью царь и великий князь всеа Русии, Володимерский, Московский, Новгородцкий, Казанский, Псковский, Резанский, Тверский, Югорский, Пермьский, Болгарский и иныхъ, целовали есмя крестъ тебе суседу нашему, великому господарю Стефану, Божиею милостию королю Полскому и великому князю Литовскому, Русскому и Прусскому, и Жемотцкому, Мазоветцкому, княже Седмигродскому и иныхъ, на томъ, что намъ по сей перемирной грамоте до техъ урочныхъ двухъ летъ тотъ миръ держати крепко по тому, какъ въ сей перемирной грамоте писано. Писана во царьствия нашего степени дворе града Москвы лета отъ созданья миру семь тысячъ осмъдесятъ шостого, господарствия нашого сорокъ пятого, а царствъ нашихъ Росейского тридъцать первого, Казанского двадцать шостого, Астараханского двадцать третего.

Тотъ листъ князя великого Московского отосланъ ему назадъ, черезъ гонца его королевской милости, Вацлава Лопатинского, при листе его королевское милости, яко нижей. Уписанъ есть в тотъ часъ, кгды его королевская милость подъ Полоцкъ тегнучи рачилъ, а Лопатинский отправленъ з Вилна.
 

Грамота Стефана Батория[32]:

Мы, великий господаръ, Стефанъ, Божьею милостью король Полский и великий князь Литовский, Руский, Пруский, Жомоитский, Мазовецкий, Лифлянский, княже Седмигродское и иныхъ; што посылали есмо мы, суседъ твой, до тебе, великого господра Ивана, Божьею милостью господара всея Руси и великого князя Володимерского, Московского, Новгородского, Казанского, Астараханского, Псковского, Тверского, Югорского, Пермского, Вяцкого, Болгарского и иныхъ, пословъ своихъ великихъ, пана станислава Криского, з Дробнина, воеводу земли Мазовецкое, старосту Плоцкого и Добринского, пана Миколая Павловича Сопегу, воеводу Менского, а пана Федора Скумина, подскарбего надворного Великого князства Литовского о миру и о доброй змове, и то межи насъ с тобою з великимъ господаремъ Иваномъ, Божьею милостью господаремъ всея Руси и великимъ княземъ ныне не сталося, и послы наши говорили от насъ тобе, великому господару Ивану, Божьею милостью господару всея Руси и великому князю, штобы ты з нами взялъ перемирье на три годы на томъ, што намъ в тые перемирные лета межи себе рати и войны не замышляти, а слатибы намъ в тые перемирные лета межи себе на обе стороне своихъ великихъ пословъ, которие межи насъ тые дела могутъ делати, и ты, великий господаръ Иванъ, Божьею милостью господаръ всея Руси и великий князь, перемирья со мною, суседомъ своимъ, з великимъ господаремъ Стефаномъ, королемъ Полскимъ и великим княземъ Литовскимъ, взялъ на три годы от Благовещеньева дни лета семь тисечъ осмъдесятъ шостого, до Благовещеньева жъ дни лета семъ тисечъ осмъдесятъ девятого на томъ, што тобе великому господару Ивану, Божьею милостью господару всея Руси и великому князю в тые перемирные три годы нашихъ земль, суседа своего, города Киева съ волостми, города Канева съ волостьми, города Черкасъ съ волостми, города Житомеря съ волостьми, города Вручья съ волостми, города Любича съ волостми, города Гомья съ волостми, и селъ: Уваровичъ, Телешовичъ, Тереничъ, Кошелева Лесу, Морозовичъ, Липиничъ, Полешанъ, города Турова съ волостми, города Мозыри съ волостми, да волостей: Бчича, Брягина, Речицы, Горволя, Стрешина, Чичерска, Пропойска, Могилева, города Мстиславля съ волостми и волсотей Хотславичъ; города Кричева съ волостми, города Дубровны съ волостми и волостей Горъ и Романова, и города Орши съ волостми и волостей Любавичъ, Микулина, города Витебска и волостей Бруса, Дречьихъ Лукъ, города Сурожа и Сурожскихъ волостей, города Друи и Друйские земли, да и техъ городовъ, которые еси поставилъ въ Полотцкомъ повете, города Дрысы, города Копца, что усть Дисны, города Усть-Ушачи, города Воронача, города Лукомля, города Белмаковъ, города Чашниковъ, города Лепля, города Улы, города Лебедя, что на озере на Тетче не воевати, ни зачепляти ничимъ в тые перемирные лета и городовъ новыхъ не ставити и волостей и селъ не воевати и земель не поседати, до того перемирного року. А мне, суседу твоему, Стефану, королю Полскому и великому князю Литовскому, твоихъ великого господара, Божьею милостью господара всея Руси и великого князя земль не воевати, ни зачепляти ничимъ в тые перемирные лета, Московские земли и Новагорода Великого и волостей Ноугородцких и Ноугородцкие земли всее, города Себежа и волостей Себежскихъ, города Тфери и Тферские земли всее, города Переславля Резанского и Резанские земли всее, и Пронска и Пронские земли всее не воевати, ни зацепляти ничемъ. Также мне суседу твоему великому господарю Стефану, королю Полскому и великому князю Литовскому, и техъ нашихъ городовъ и волостей и земель не воевати и не зацепляти ничемъ въ те перемирные три годы: города Рылска съ волостми, города Путивля съ волостьми, города Новагородка Северского съ волостьми, города Радогоща съ волостьми, города Чернигова съ волостьми, города Стародуба съ волостьми, города Почепа съ волостьми, города Поповы Горы съ волостьми, и волостей Залесья, Бабичь, Светиловичь, Голодна, Скарбовичь, Лапичь, города Карачеа съ волостьми и волостей Хотимля, Сновка, Хороборя, Мглина, Дрокова, города Трубческа съ волостми, города Мосалска съ волостми, города Серпейска съ волостьми, и волостей Замошья, Тухачева, Дегны, Фоминичь, Погостища, Мощины, Демены, Городечны, Ужеперети, Снопота, Ковылны, Шуи, Лазорева городища, Ближевичь, Лубуни, Даниловичь, города Брянска съ волостми, и волостей Соловьевичь, Прикладней, Пацыни, Федоровского, Осовика, Покиничь, Сухоря, Всеславля, Вороцни, Жерыни; города Рославля съ волостми; а рубежь городу Рославлю со Мстиславлем, промежь Словнева да Шибнева къ Гневкову, Доброю речкою на Водоносъ, а отъ Водоноса Доброю речкою въ Остръ черезъ великий боръ въ реку въ Шумячю, къ Стрекуле къ рубежу хъ кричевскому; а отъ Кричева города Рославлю рубежъ река Шумяча, а Шумячею рекою въ реку въ Немелицу, а зъ Немелицы старымъ рубежомъ къ Заборью въ Ипуть реку да внизъ Выпутьею къ Мехлю; города Смоленска съ путми и съ волостьми, что къ нему тянетъ, и волостей Еловца, Болваницъ, Лазоревщины, Пустоселья, Романовского, Копотковичь, Молохвы всее, что къ ней потягло, и Петровского держанья, Кутева и Зверовичь, Дубровенского пути, Катыни, Каспли, Поречья, Руды, Щучьи; а рубежъ Смоленску и волостемъ Смоленскимъ зъ Дубровною, и съ Романовымъ и зъ Горами, и со Мстиславлемъ, отъ Днепра ниже города Смоленска рекою Мереею вверхъ, межи Пречистые, Взруба и Зверовичъ въ Иваку реку, а зъ Иваки на Елинский рубежъ, да въ Городню, а Городнею въ Вехру, въ Черной мохъ, изъ Вехры въ Прудилну, а изъ Прудилны въ Железницу, а Железницею подъ Дуденки въ Вехру, а зъ Вехры въ Лютую воду, а зъ Лютые воды въ Выпино, а изъ Выпина въ Сожъ, а Сожемъ на низъ въ Березыню, а Березынею вверхъ сухомъ, промежъ селъ Почина и Гладковичъ, по холмомъ, а оттоле въ Пулневу; а за рекою за Днепромъ рубежъ Смоленску внизъ по Днепру по реке, ниже Клементия святаго 5 верстъ; города Полотцка съ волостми и съ путми и съ селы и полотцкихъ пригородовъ, города Сокола, что на усть Нищи, съ волостьми, города Ситны, что на озере Ситне, съ волостми, города Озерища съ волостьми и съ путми и съ селы, города Усвята съ волостми и съ путми и съ селы, да Полоцкихъ волостей Мошниковъ, Нещерды, Непоротовичъ, Вербиловы Слободы, Кубка, Вязна, Клина, Замошья, Исца, Дрысца, Неведрея, да полотцкихъ же пригородовъ, которые за Двиною рекою, города Копьи, что на озере Суше, съ волостьми, города Кречета, что на озере Отулове на Кугони, съ волостьми, города Красного, что на озере Плюсне, съ волостьми, города Туровли, что на Двине реке усть Туровли, съ волостьми. А о рубежахъ полоцкихъ и опоцкихъ пригородехъ о спорныхъ земляхъ твои послы, суседа нашего Коруны Полские панъ Янъ Скратошина да Великого Княжства Литовского Миколай Талвашъ съ товарыщи, съ нашими бояры, зъ бояриномъ и Вифлянские земли наместникомъ съ Михайломъ Яковлевичемъ Морозовымъ и зъ бояриномъ и зъ дворецкимъ и наместникомъ тверскимъ съ Микитою Романовичемъ Юрьевича Захарьина съ товарыщи, говорили и постановленья о техъ рубежехъ учинити не могли и темъ спорнымъ рубежомъ запись наши бояре твоимъ брата нашего посломъ дали за своими печатми, за приписью дьяка нашего Ондрея Васильева. А послы брата нашего Жигимонта Августа спорнымъ рубеженъ запись дали нашимъ бояромъ за своими печатми, а за приписми секретарей твоихъ Коруны Полские Рафаля Злешня, а великого Княжства Литовского Андрея Иванова, что въ те перемирные дета о техъ спорныхъ земляхъ слати намъ межъ собя на обе стороны своихъ великихъ пословъ, которые бъ межъ насъ съ тобою братомъ нашимъ те дела о рубежехъ поставити могли; а войне въ те перемирные въ три годы на обе стороны не быти и у техъ городовъ на техъ спорныхъ земляхъ местъ не поседати и городовъ не ставити и въ те въ спорные земли и во всякие угодья у техъ городовъ до тово перемирново сроку не вступатися. Также тебе суседу нашему Стефану королю въ те перемирные три годы не воевати нашихъ городовъ, ни зацепляти ничемъ: города Мценска съ волостьми, городища Дмитровца, города Мещерска съ волостьми, города Опакова съ волостьми и волостей Залидова, Недоходова, Бышковичъ, Лычина, города Вязмы и волостей Вяземскихъ, что къ Вязме потягло, города Дорогобужа и волостей Дорогобужскихъ всехъ, что къ нему изстари потягло, города Белые съ волостьми, и Верховья, и Болшевы, и Шоптова, и Монивидовы слободы, и города Торопца и всехъ Торопецкихъ волостей, и города Велижа и Велижскихъ волостей; а рубежъ Торопцу и Торопецкимъ волостемъ и Велижскимъ волостемъ, Данкову, Любуте, Дубне, Рожне, Туре, Бибереве, Старцове, Ниженской, Плавеетцкой, Жижетцкой, Озерской, Казариновской и ноугородцкимъ пригородамъ, городу Лукамъ Великимъ и городу Невлю, что въ Пупоничахъ, и городу Ржеве и городу Острею, и городу Заволочью и волостемъ Долысе и Березаю, и городу Усваю, Ловцу, Весне, Болоху, и Холмскому погосту, и Велиле, и Лопастицамъ, и Буйцу, и инымъ волостемъ всей земли Новогородцкой съ вашею землею с Литовскою и с Видбляны земле и воде по старым рубежом. А кого ты великий господаръ Божьею милостью царь и великий князь Иванъ Васильевичъ всея Руси пошлешь к тнамъ, своихъ пословъ и тымъ твоимъ посломъ приехати к намъ и отъехати доброволно, без всякихъ зачепокъ, также кого мы к тобе пошлемъ своихъ пословъ, и тымъ посломъ по вашимъ землямъ к вамъ доброволно приехати и отъехати без всякой зачепки, а нашимъ купцомъ изо всехъ нашихъ земель во все ваши земли приехати со всякимъ таваромъ и торговати на всякой тавар, и приехатии имъ и отъехати доброволно безо всякихъ зацепокъ; а вашимъ купцомъ изо всехъ вашихъ земель во все наши земли приехати со всякимъ таваромъ и торговати на всякой таваръ, а приехати имъ и отъехати доброволно безо всякихъ зацепокъ. Также которые наши послы пойдутъ къ тебе черезъ наши земли и гости съ ними, или опричь пословъ гости пойдутъ къ тебе черезъ наши земли съ какимъ таваромъ ни буди, и намъ у техъ пословъ и гостей тавару не отнимати, а пропущати намъ къ тебе пословъ и гостей со всякимъ таваромъ черезъ твои земли съ какимъ таваромъ ни буди, и тебе у техъ нашихъ пословъ и гостей тавару не отнимати, а пропущати тебе къ намъ нашихъ пословъ и гостей со всякимъ таваромъ черезъ свои земли безо всякихъ зацепокъ. Также которые твои послы и гости куды ни пойдутъ къ намъ через ваши земли съ какимъ товаромъ ни буди, и тебе суседу нашему у техъ нашихъ пословъ и у гостей товару не отнимати, а пропущати тебе къ намъ пословъ и гостей со всемъ товаромъ черезъ свои земли безо всякихъ зацепокъ. А которые послы отъ иныхъ государей, откуды ни буди, пойдутъ къ намъ черезъ твои земли и гости съ ними съ какимъ таваромъ ни буди, и тебе Стефану  королю у техъ пословъ и гостей тавару не отнимати, а пропущати вамъ къ намъ техъ пословъ и гостей со всякимъ таваромъ черезъ свои земли безо всякихъ зацепокъ. Также которые послы отъ иныхъ государей, отколе ни буди пойдутъ къ тебе черезъ наши земли и гости съ ними съ какимъ товаромъ ни буди и намъ у техъ пословъ и у гостей товару не отнимати, а пропущати намъ къ тебе техъ пословъ и гостей со всякимъ товаромъ черезъ свою землю безо всякихъ зацепокъ. А въ те перемирные лета какова учинитца обида межъ нашихъ князей и людей въ земляхъ и въ водахъ и въ иныхъ въ какихъ въ обидныхъ делехъ, и наши князи и наместники и волостели украинные, сослався, да темъ обиднымъ деломъ всякимъ управу учинятъ на обе стороны, а въ какихъ обидныхъ делехъ наши князи и наместники и волостели не учинятъ управы, и намъ о томъ сослати судей, и они съехався, да темъ обиднымъ деломъ всемъ управу учинятъ на обе стороны безъ хитрости. А татя, беглеца, робу, дожника, по исправе выдати; а даное, положеное, заемное, поручное, отдати. А отойдутъ по семъ перемирнымъ грамотамъ межъ насъ урочные лета и розмирица межъ насъ учинитца, а въ ту пору которые твоей земли купцы или послы прилучатца въ нашихъ земляхъ, и намъ техъ вашихъ купцовъ и пословъ не порубати, ни статковъ у нихъ не отнимати, а отпустити намъ ихъ всехъ доброволно со всеми ихъ статки. А которые наши послы или купцы прилучатца въ ту пору въ твоихъ земляхъ, и тебе нашихъ пословъ и купцовъ также не порубати и не имати и животовъ ихъ у нихъ не отнимати, а отпустить ихъ всехъ доброволно со всеми ихъ животы. А на томъ на всемъ, какъ в сей пермирной грамоте написано, мы, великий господаръ, Стефанъ , Божьею милостью король Полский, великий князь Литовский, и Руский, Пруский, Жомоитский, Мазоветский, Лифлянский, княжа Седмигродское и иныхъ, целовали есмо крестъ, тобе, суседу нашому, великому господару и великому Ивану Васильевичу, Божьею милостью господару всея Руси, Володимерскому, Московскому, Новгородскому, Резанскому, Тверскому, Югорскому, Пермскому, Болгарскому, и иныхъ, на томъ, што намъ, по сей перемирной грамоте до тыхъ урочныхъ трехъ годовъ тотъ миръ держати крепко по тому, какъ в сей перемирной грамоте писано.

На сей перемирной грамоте, мы, великого господара Стефана, Божьею милостью короля  Полского и великого князя Литовского, княжати Седмигродского и иныхъ послы, я, Станиславъ Криский, з Дробнина, воевода земли Мазовецкое, староста Плоцкий, и Добринский; я, Миколай Сопега, воевода Менский, я Федоръ Скуминъ Тишкевича подскарбий дворный Великого князства Литовского, целовали есмо крест и печати свое к сей грамоте привесили на томъ, што господару нашому, Стефану, Божьею милостью королю Полскому и великому князю Литовскому, и Рускому, зъ суседомъ своимъ, великимъ господаромъ и великимъ княземъ Иваномъ Васильевичомъ, Божьею милостью господаремъ всея Руси, тое перемирье до урочныхъ летъ держати крепко, якъ в сей перемирной грамоте описано. А якъ будутъ у господара нашого, великого короля, Божьею милость. короля Полского и великого князя Литовского и Руского – великого князя Ивана Васильевича, Божьею милостью господара всея Руси и великого князя послы, и господару нашому великому королю Стефану, Божьею милостью, королю Полскому и великому князю Литовскому и Рускому с тое грамоты, до которое мы печати свое привесили и крестъ на ней цаловали, велети написати свою грамоту, слово в слово и печать свою к той грамоте привесити, и крестъ на той грамоте великому господару Стефану, Божьею милостю, королю Полскому, и великому князю Литовскому целовали, перед его послы, и тую грамоту господару нашому дати воликого господара Ивана, Божьею милостью господара всея Руси и великого князя посломъ, и пословъ его отпустити к нему не задерживаючы. Писанъ на Москве, лета Божъего нароженья, тисеча пятьсотъ семъдесятъ осмого, месяца генваря.

          

Ям-Запольское перемирие

Перемирная грамота Ивана IV[33]:

Божьею милостью мы великий господарь, царь и великий князь Иванъ Васильевичъ всея Руси, Владимерский, Московъский, Новгородъский, царь Казанский, царь Астороханский, господарь Пъсковский и великий князь Смоленъский, Тверский, Югорский, Пермъский, Вятъский, Болъгарский и иныхъ, господарь и великий князь Новагорода Низовъское земли, Черниговский, Резанский, Ростовский, Ярославский, Белоозерский, Лифлянтъский, Удорский, Объдорский, Кондынский и всее Сиверское земли и Сиверныя страны повелитель и иныхъ многихъ земль господаръствъ. Что прислалъ до насъ ты, – великий господраъ Стефанъ, Божьею милостью король Полский и великий князь Литовский, Руский, Пруский, Жомоитский, Мазоветцкий, княже Седмигродское и иныхъ, – пословъ своихъ великихъ: воеводу Браславского, старосту Кремянецкого и Пинъского князя Януша Збаражъского, а каштеляна Жомоитъского старосту Радуньского пана Миколая Талвоша, а писара своего, Великого князства Литовского, пана Михайла Гарабурду. И послы твои говорили намъ от тебе, Стефана короля, чтобъ мы зъ с тобою, Стефаномъ королемъ, то перемирье на десеть летъ по приговору пословъ нышыхъ, как послы наши – дворенин и наместникъ Кашинский князь Дмитръ Петровичъ Елецкий с товарыщи на съезде, на Заполскомъ Яму, зъ твоими зъ Стефановыми королевыми послы з воеводою Браславскимъ княземъ Янушемъ Збаражъскимъ, с товарыщи – приговорили на то, что намъ в тые перемирные лета, межъ себя рати и войны не замышляти, а слати бъ намъ в тые перемирные лета, межъ себя на обе стороны своихъ великихъ пословъ, которые межъ насъ могли дело доброе делати. И мы с тобою, великимъ господаремъ Стефаномъ, Божъю милостью королемъ Польскимъ и великимъ княземъ Литовскимъ, перемирье взяли на десять летъ от дни светыхъ Апостолъ Петра и Павла, лета семъ тисечъ девяностого, до дни Светыхъ Апостолъ Петра жъ и Павла, лета семъ тисечъ сотного году на то, что мне великому господару, Божъю милостью цару и великому князю Ивану Васильевичу всея Руси, твоихъ великого господара Стефана, Божью милостью короля Полского и великого князя Литовского, земель не воевати, ни зачепляти ничимъ в тые перемирные лета города Киева з волостьми, города Канева з волостми, города Черкас з волостьми, города Вручья з волостьми, города Любечи з волостьми, города Гомли з волостьми, из сел: Уварович, Телешович, Теренич, Кошелева Лесу, (*) Морозович, Липинич, Полешан; города Турова з волостьми, города Мозыри з волостьми, да волостей: Бчича, Брагиня, Речицы, Горволя, Стрешина, Чечерска, Пропойска, Могилева, города Мстиславля з волостьми, и волостей: (**) Горы, Романова, и города Орши з волостьми, и волостей: Лубавич, Микулина; города Витебска и волостей: (*) Уруса, Дречьих Лук, города Суражи и Сурожских волостей, и Усвята, и Озерища, города Велижа, города Полоцка и с пригородки и з волостьми, города Красного, города Копия, города Улы, города Туровли города Дрисы, города Копца, тож и Дисна, города Козъяна, города Ситны, города Нещерды, города Сокола; да Полоцкого жъ повету города Лукомля зъ волостьми, города Белмаковъ зъ волостьми, города Ушачи, города Лебедка, да Полоцких волостей: Мошников, Непоротович, Вербиловы слободы, Кубка, Вязня, Клина, Замошья, Истца, Неведреева, городища Кречета, что на озере на Отулове, на Кугони з волостьми, города Друи з волостьми, города Иказня з волостьми. Также господару нашому царю и великому князю Ивану Васильевичу всея Руси не воевати и не зачепляти ничим Курлянское земли всее и городов в земли Ифлянтской: города Риги болшое, города Риги малое, города Доленя, города Керколня, города Куконоса, города Ровного, города Ленварда, города Кружборха, города Искиля, города Родопожа, города Дынемента, города Инеса, Трехградов, Кремона, тож и Туройна, Трейдана, Зейвольда, города Сонцеля, города Нитова, города Юрензборха, города Нарбея, города Розембека, города Розеня, города Лемзина, города Мояна, города Летепели, города Кеси, города Ерли, города Невгина, города Пиболды, города Скуйна, города (**) Дербени, города Смилтина, города Берзуна, города Чествина, города Триката, города Ровного, городища Левдуна, гороища Голбина, города Резицы, города Лужи, города Влеха, города Володимерца, города Илисеан, города Плетенборха, города Плетенберя, города Алыста, города Векеля, города Новагородка Ливонского, города Керепети, города Кговьи, Курслова, города Юрьева, Мукова, Рандега, Рынголя, Конгота, Кавлета, Лаюса, Борхолма, Полчева, Пайды, Вильяна, Тарваса, Пернова-Старого и Пернова-Нового. А рубежом быти всих городов по старым рубежом. Также и великому господару Стефану божью милостью королю Полскому и великому князю Литовскому, самому на господара нашого цара и великого князя Ивана Васильевича всея Руси во всей земли господарства его ратью не ходити, и панов радных, и воевод з людми не посылати, и мест в господара нашого в отчизне не заседати, и порубежным людем обид никаких не делати, в тые перемирные лета не воевати, ни зачепляти ни чим господара нашого земль: Московское земли всее, и Новагорода Великого и волостей Новгородских, и Новгородское земли всее; и города Пскова и пригородов Псковских: Опочки, Красного, Острова, Велии, Вороноча (*), Гдова, Кобылья, Врева, Дупкова, Вышогорода, Володимерца, и волостей Псковских и Псковское земли всее, и города Себежа и волостей Себежских, и города Твери и Тверские земли сел, и города Переславля-Резанского, и Резанское земли всее, и города Пронска, и Пронское земли всее не воевати, ни зачепляти ни чим. Также великому господару Стефану королю тых господара нашого городов и волостей и земль не воевати и ни зачепляти ничим в тые перемирные лета: города Рыльска з волостьми, города Новагородка-Сивирскаго з волостьми, города Радогоща з волостьми, города Чернигова з волостьми, города Старобуда з волостьми, города Почепа з волостьми, города Поповы горы з волостьми, и волостей: Залесья, Бабич, Светилович, Голодна, Скарбович, Лапич, города Карачева з волостьми, и волостей: Хотейла, Гороборя, Мглина, Дрокова, города Трупчевска з волостьми, города Можайска з волостьми, города Серпейска з волостьми, и волостей: Замошья, Тухачева, Десны, Фоминич, Погостищ, Мощина, Демены, Городечны, Ужеперети, Снопота, Кобылнищи, Лазарева городища, Ближевич, Лубуни, Данилович; города Бранска з волостьми, и волостей: Соловьевич, Приклавней, Пацыни, Фодоровского, Осовика, Копынич, Сухара, Всеславя, Норочя, Жерини, города Рославля з волостьми, ; а рубежь городу Рославлю со Мстиславлем, промежь Словнева да Шибнева къ Гневкову, Доброю речкою на Водоносъ, а отъ Водоноса Доброю речкою въ Остръ черезъ великий боръ въ реку въ Шумячю, къ Стрекуле къ рубежу хъ кричевскому; а отъ Кричева города Рославлю рубежъ река Шумяча, а Шумячею рекою въ реку въ Немелицу, а зъ Немелицы старымъ рубежомъ къ Заборью въ Ипуть реку да внизъ Выпутьею къ Мехлю, города Смоленска с путми и волостми, что к нему тягнет, и волостей: Еловца, Болвани, Лазаревщины, Пустоселья, Романовского, Коповкович, Мологви всее, что к ней потягло, и Петровского (*) Верканъя Кутева, Исверович, Дуровенского пути, Катыни, Каспли, Поречье, Руды Щучьей, а рубежъ Смоленску и волостемъ Смоленскимъ зъ Дубровною, и съ Романовымъ и зъ Горами, и со Мстиславлемъ, отъ Днепра ниже города Смоленска рекою Мереею вверхъ, межи Пречистые, Взруба и Зверовичъ въ Иваку реку, а зъ Иваки на Елинский рубежъ, да въ Городню, а Городнею въ Вехру, въ Черной мохъ, изъ Вехры въ Прудилну, а изъ Прудилны въ Железницу, а Железницею подъ Дуденки въ Вехру, а зъ Вехры въ Лютую воду, а зъ Лютые воды въ Выпино, а изъ Выпина въ Сожъ, а Сожемъ на низъ въ Березыню, а Березынею вверхъ сухомъ, промежъ селъ Почина и Гладковичъ, по холмомъ, а оттоле въ Пулневу; а за рекою за Днепромъ рубежъ Смоленску внизъ по Днепру по реке, ниже Клементия святаго 5 верстъ, города Мценска з волостьми, города Дмитровца, города мещеска з волостьми, города Опаков аз волостьми, и волостей Залидова Недоходова, Быскович, Лычина, города Вязмы и волостей Вяземскихъ всих, что к Вязме потягло; города Дорогобужа, и волостей Дорогобужских всих, что к нему потягло изстары; города Белые з волостьми и Верхова, и Болшова, и Шоптова, и Монвидови слободы, города Лук Великих, и волостей Луцких: Долысы, Березея, Усвя, Яловца, Весни, Болога, города Холму, и волостей Холмских: Велили, и Лопастицы, и (**) Птица; города Заволочья, тож и Ржевы Пустые и Ржевских волостей; города Невля, города Торопца, и всих Торопецких волостей, Дашковы, Любуты, Дубны, Рожны, Туры, Быбиревы, Старцовы, Нежелские, Плавецкие, Жижецкие Велижи, Озерецкие, Казариновские. и ноугородцкимъ пригородамъ, городу Лукамъ Великимъ и городу Невлю, что въ Пупоничахъ, и городу Ржеве и городу Острею, и городу Заволочью и волостемъ Долысе и Березаю, и городу Усваю, Ловцу, Весне, Болоху, и Холмскому погосту, и Велиле, и Лопастицамъ, и Буйцу, и инымъ волостемъ всей земли Новогородцкой съ вашею землею с Литовскою и с Видбляны земле и воде по старым рубежом. Также тебе Стефану королю въ те перемирные три годы въ нашей отчине въ Вифлянской земле и въ наши городы и въ мызы и пристанища морские и въ островы и во все угодья не вступатися и не воевати и иныхъ городовъ не поседати и новыхъ городовъ не ставити до того перемирново сроку; а кого мы великий господаръ Божьею милостью царь и великий князь Иванъ Васильевичъ всея Руси пошлемъ к тобе, Стефану, королю Полскому и великому князю Литовскому своихъ пословъ и тымъ нашимъ посломъ приехати к тобе отъехати доброволно, без всякихъ зачепокъ, также ты, суседъ нашъ Стефанъ, король Полский и великий князь Литовский пошлешь к намъ своихъ пословъ, и твоимъ посломъ Стефана, короля Полского, ко нашимъ землямъ приехати к намъ и отъехати доброволно без всякой зачепки, а нашимъ купцомъ изо всехъ нашихъ земель во все ваши земли приехати со всякимъ таваромъ и торговати на всякой тавар, и приехатии имъ и отъехати доброволно безо всякихъ зацепокъ; а вашимъ купцомъ изо всехъ вашихъ земель во все наши земли приехати со всякимъ таваромъ и торговати на всякой таваръ, а приехати имъ и отъехати доброволно безо всякихъ зацепокъ. Также которые наши послы пойдутъ къ тебе черезъ наши земли и гости съ ними, или опричь пословъ гости пойдутъ къ тебе черезъ наши земли съ какимъ таваромъ ни буди, и намъ у техъ пословъ и гостей тавару не отнимати, а пропущати намъ къ тебе пословъ и гостей со всякимъ таваромъ черезъ твои земли съ какимъ таваромъ ни буди, и тебе у техъ нашихъ пословъ и гостей тавару не отнимати, а пропущати тебе къ намъ нашихъ пословъ и гостей со всякимъ таваромъ черезъ свои земли безо всякихъ зацепокъ. Также которые твои послы и гости куды ни пойдутъ къ намъ через ваши земли съ какимъ товаромъ ни буди, и тебе суседу нашему у техъ нашихъ пословъ и у гостей товару не отнимати, а пропущати тебе къ намъ пословъ и гостей со всемъ товаромъ черезъ свои земли безо всякихъ зацепокъ. А которые послы отъ иныхъ государей, откуды ни буди, пойдутъ къ намъ черезъ твои земли и гости съ ними съ какимъ таваромъ ни буди, и тебе Стефану  королю у техъ пословъ и гостей тавару не отнимати, а пропущати вамъ къ намъ техъ пословъ и гостей со всякимъ таваромъ черезъ свои земли безо всякихъ зацепокъ. Также которые послы отъ иныхъ государей, отколе ни буди пойдутъ къ тебе черезъ наши земли и гости съ ними съ какимъ товаромъ ни буди и намъ у техъ пословъ и у гостей товару не отнимати, а пропущати намъ къ тебе техъ пословъ и гостей со всякимъ товаромъ черезъ свою землю безо всякихъ зацепокъ. А въ те перемирные лета какова учинитца обида межъ нашихъ князей и людей въ земляхъ и въ водахъ и въ иныхъ въ какихъ въ обидныхъ делехъ, и наши князи и наместники и волостели украинные, сослався, да темъ обиднымъ деломъ всякимъ управу учинятъ на обе стороны, а въ какихъ обидныхъ делехъ наши князи и наместники и волостели не учинятъ управы, и намъ о томъ сослати судей, и они съехався, да темъ обиднымъ деломъ всемъ управу учинятъ на обе стороны безъ хитрости. А татя, беглеца, робу, дожника, по исправе выдати; а даное, положеное, заемное, поручное, отдати. А отойдутъ по семъ перемирнымъ грамотамъ межъ насъ урочные лета и розмирица межъ насъ учинитца, а въ ту пору которые твоей земли купцы или послы прилучатца въ нашихъ земляхъ, и намъ техъ вашихъ купцовъ и пословъ не порубати, ни статковъ у нихъ не отнимати, а отпустити намъ ихъ всехъ доброволно со всеми ихъ статки. А которые наши послы или купцы прилучатца въ ту пору въ твоихъ земляхъ, и тебе нашихъ пословъ и купцовъ также не порубати и не имати и животовъ ихъ у нихъ не отнимати, а отпустить ихъ всехъ доброволно со всеми ихъ животы. А на томъ на всемъ, какъ въ сей перемирной грамоте писано, мы великий государь Иванъ, Божиею милостью царь и великий князь всеа Русии, Володимерский, Московский, Новгородцкий, Казанский, Псковский, Резанский, Тверский, Югорский, Пермьский, Болгарский и иныхъ, целовали есмя крестъ тебе великому господарю Стефану, Божиею милостию королю Полскому и великому князю Литовскому, Русскому и Прусскому, и Жемотцкому, Мазоветцкому, княже Седмигродскому и иныхъ, на томъ, что намъ по сей перемирной грамоте до техъ урочныхъ двухъ летъ тотъ миръ держати крепко по тому, какъ въ сей перемирной грамоте писано. Писана во царьствия нашего степени дворе града Москвы лета отъ созданья миру семь тисечъ девяностого, господарствия нашого 48, а царств\ нашихъ: Росейского 36, Казанского 30, Астороханского двадцать осмого.
 

Грамота Стефана Батория[34]:

Мы великий господарь Стефанъ, Божью милостью король Полский, великий князь Литовский, Руский, Пруский, Жомоитский, Мазоветцкий, Ифлнтский, княжа Седмигродское и иныхъ. Что присылали до тебе Великого господара Ивана Васильевича, Божью милостью господара всея Руси и великого князя Володимерского, Московского, Новгородоского, Казанского, Астороханского, Псковского, Тверского, Югорского, Пермъского, Вятъского, Болгарского и иныхъ, пословъ своихъ великихъ: воеводу Браслаского старосту Кремянецкого и Пинского, князя Януша Збаражского; а каштеляна Жомоитъского старосту Радуньского пана Миколая Талвоша, а писара своего, Великого князства Литовского, пана Михайла Гарабурду. И послы твои говорили намъ от насъ, чтобъ мы зъ с тобою, Стефаномъ королемъ, то перемирье на десеть летъ по приговору пословъ нышыхъ, как послы наши – дворенин и наместникъ Кашинский князь Дмитръ Петровичъ Елецкий с товарыщи на съезде, на Заполскомъ Яму, зъ твоими зъ Стефановыми королевыми послы з воеводою Браславскимъ княземъ Янушемъ Збаражъскимъ, с товарыщи – приговорили на то, что намъ в тые перемирные лета, межъ себя рати и войны не замышляти, а слати бъ намъ в тые перемирные лета, межъ себя на обе стороны своихъ великихъ пословъ, которые межъ насъ могли дело доброе делати. И мы с тобою, великимъ господаремъ Иваном Васильевичемъ, Божъю милостью господаремъ всея Руси и великимъ княземъ, перемирье взяли на десять летъ от дни свтеыхъ Апостолъ Петра и Павла, лета семъ тисечъ девяностого, до дни Светыхъ Апостолъ Петра жъ и Павла, лета семъ тисечъ сотного году на то, что мне великому господару, Божъю милостью, королю Полскому и великому князю Литовскому, твоихъ великого господара Ивана Васильевича, Божъю милостью господара всея Руси и великого князя, земель не воевати, не зачепляти ничимъ в тые перемирные лета: Московское земли всее, и Новагорода Великого и волостей Новгородских, и Новгородское земли всее; и города Пскова и пригородов Псковских: Опочки, Красного, Острова, Велии, Вороноча (*), Гдова, Кобылья, Врева, Дупкова, Вышогорода, Володимерца, и волостей Псковских и Псковское земли всее, и города Себежа и волостей Себежских, и города Твери и Тверские земли сел, и города Переславля-Резанского, и Резанское земли всее, и города Пронска, и Пронское земли всее не воевати, ни зачепляти ни чим. Также великому господару Стефану королю тых господара нашого городов и волостей и земль не воевати и ни зачепляти ничим в тые перемирные лета: города Рыльска з волостьми, города Новагородка-Сивирскаго з волостьми, города Радогоща з волостьми, города Чернигова з волостьми, города Старобуда з волостьми, города Почепа з волостьми, города Поповы горы з волостьми, и волостей: Залесья, Бабич, Светилович, Голодна, Скарбович, Лапич, города Карачева з волостьми, и волостей: Хотейла, Гороборя, Мглина, Дрокова, города Трупчевска з волостьми, города Можайска з волостьми, города Серпейска з волостьми, и волостей: Замошья, Тухачева, Десны, Фоминич, Погостищ, Мощина, Демены, Городечны, Ужеперети, Снопота, Кобылнищи, Лазарева городища, Ближевич, Лубуни, Данилович; города Бранска з волостьми, и волостей: Соловьевич, Приклавней, Пацыни, Фодоровского, Осовика, Копынич, Сухара, Всеславя, Норочя, Жерини, города Рославля з волостьми, ; а рубежь городу Рославлю со Мстиславлем, промежь Словнева да Шибнева къ Гневкову, Доброю речкою на Водоносъ, а отъ Водоноса Доброю речкою въ Остръ черезъ великий боръ въ реку въ Шумячю, къ Стрекуле къ рубежу хъ кричевскому; а отъ Кричева города Рославлю рубежъ река Шумяча, а Шумячею рекою въ реку въ Немелицу, а зъ Немелицы старымъ рубежомъ къ Заборью въ Ипуть реку да внизъ Выпутьею къ Мехлю, города Смоленска с путми и волостми, что к нему тягнет, и волостей: Еловца, Болвани, Лазаревщины, Пустоселья, Романовского, Коповкович, Мологви всее, что к ней потягло, и Петровского (*) Верканъя Кутева, Исверович, Дуровенского пути, Катыни, Каспли, Поречье, Руды Щучьей, а рубежъ Смоленску и волостемъ Смоленскимъ зъ Дубровною, и съ Романовымъ и зъ Горами, и со Мстиславлемъ, отъ Днепра ниже города Смоленска рекою Мереею вверхъ, межи Пречистые, Взруба и Зверовичъ въ Иваку реку, а зъ Иваки на Елинский рубежъ, да въ Городню, а Городнею въ Вехру, въ Черной мохъ, изъ Вехры въ Прудилну, а изъ Прудилны въ Железницу, а Железницею подъ Дуденки въ Вехру, а зъ Вехры въ Лютую воду, а зъ Лютые воды въ Выпино, а изъ Выпина въ Сожъ, а Сожемъ на низъ въ Березыню, а Березынею вверхъ сухомъ, промежъ селъ Почина и Гладковичъ, по холмомъ, а оттоле въ Пулневу; а за рекою за Днепромъ рубежъ Смоленску внизъ по Днепру по реке, ниже Клементия святаго 5 верстъ, города Мценска з волостьми, города Дмитровца, города мещеска з волостьми, города Опаков аз волостьми, и волостей Залидова Недоходова, Быскович, Лычина, города Вязмы и волостей Вяземскихъ всих, что к Вязме потягло; города Дорогобужа, и волостей Дорогобужских всих, что к нему потягло изстары; города Белые з волостьми и Верхова, и Болшова, и Шоптова, и Монвидови слободы, города Лук Великих, и волостей Луцких: Долысы, Березея, Усвя, Яловца, Весни, Болога, города Холму, и волостей Холмских: Велили, и Лопастицы, и (**) Птица; города Заволочья, тож и Ржевы Пустые и Ржевских волостей; города Невля, города Торопца, и всих Торопецких волостей, Дашковы, Любуты, Дубны, Рожны, Туры, Быбиревы, Старцовы, Нежелские, Плавецкие, Жижецкие Велижи, Озерецкие, Казариновские. и ноугородцкимъ пригородамъ, городу Лукамъ Великимъ и городу Невлю, что въ Пупоничахъ, и городу Ржеве и городу Острею, и городу Заволочью и волостемъ Долысе и Березаю, и городу Усваю, Ловцу, Весне, Болоху, и Холмскому погосту, и Велиле, и Лопастицамъ, и Буйцу, и инымъ волостемъ всей земли Новогородцкой съ вашею землею с Литовскою и с Видбляны земле и воде по старым рубежом. и великому князю Ивану Васильевичу всея Руси, твоихъ великого господара Стефана, Божью милостью короля Полского и великого князя Литовского, земель не воевати, ни зачепляти ничимъ в тые перемирные лета города Киева з волостьми, города Канева з волостми, города Черкас з волостьми, города Вручья з волостьми, города Любечи з волостьми, города Гомли з волостьми, из сел: Уварович, Телешович, Теренич, Кошелева Лесу, (*) Морозович, Липинич, Полешан; города Турова з волостьми, города Мозыри з волостьми, да волостей: Бчича, Брагиня, Речицы, Горволя, Стрешина, Чечерска, Пропойска, Могилева, города Мстиславля з волостьми, и волостей: (**) Горы, Романова, и города Орши з волостьми, и волостей: Лубавич, Микулина; города Витебска и волостей: (*) Уруса, Дречьих Лук, города Суражи и Сурожских волостей, и Усвята, и Озерища, города Велижа, города Полоцка и с пригородки и з волостьми, города Красного, города Копия, города Улы, города Туровли города Дрисы, города Копца, тож и Дисна, города Козъяна, города Ситны, города Нещерды, города Сокола; да Полоцкого жъ повету города Лукомля зъ волостьми, города Белмаковъ зъ волостьми, города Ушачи, города Лебедка, да Полоцких волостей: Мошников, Непоротович, Вербиловы слободы, Кубка, Вязня, Клина, Замошья, Истца, Неведреева, городища Кречета, что на озере на Отулове, на Кугони з волостьми, города Друи з волостьми, города Иказня з волостьми. Также господару нашому царю и великому князю Ивану Васильевичу всея Руси не воевати и не зачепляти ничим Курлянское земли всее и городов в земли Ифлянтской: города Риги болшое, города Риги малое, города Доленя, города Керколня, города Куконоса, города Ровного, города Ленварда, города Кружборха, города Искиля, города Родопожа, города Дынемента, города Инеса, Трехградов, Кремона, тож и Туройна, Трейдана, Зейвольда, города Сонцеля, города Нитова, города Юрензборха, города Нарбея, города Розембека, города Розеня, города Лемзина, города Мояна, города Летепели, города Кеси, города Ерли, города Невгина, города Пиболды, города Скуйна, города (**) Дербени, города Смилтина, города Берзуна, города Чествина, города Триката, города Ровного, городища Левдуна, гороища Голбина, города Резицы, города Лужи, города Влеха, города Володимерца, города Илисеан, города Плетенборха, города Плетенберя, города Алыста, города Векеля, города Новагородка Ливонского, города Керепети, города Кговьи, Курслова, города Юрьева, Мукова, Рандега, Рынголя, Конгота, Кавлета, Лаюса, Борхолма, Полчева, Пайды, Вильяна, Тарваса, Пернова-Старого и Пернова-Нового. А рубежом быти всих городов по старым рубежом. И тобе великому господару Ивану, Божью милостью господару всея Руси и великому князю, в тые наши великого господара Стефана, Божъю милостью короля Полского и великого князя Литовского, городы и в земли по тому жъ не вступатися, и не воевати, и городовъ и земель не заседати, и новыхъ городовъ не ставити до того перемирного сроку; а кого мы пошлемъ к тобе своихъ пословъ и тымъ нашимъ посломъ приехати к тобе отъехати доброволно, без всякихъ зачепокъ, также ты, пошлешь к намъ своихъ пословъ, и твоимъ посломъ ко нашимъ землямъ приехати к намъ и отъехати доброволно без всякой зачепки, а нашимъ купцомъ изо всехъ нашихъ земель во все ваши земли приехати со всякимъ таваромъ и торговати на всякой тавар, и приехатии имъ и отъехати доброволно безо всякихъ зацепокъ; а вашимъ купцомъ изо всехъ вашихъ земель во все наши земли приехати со всякимъ таваромъ и торговати на всякой таваръ, а приехати имъ и отъехати доброволно безо всякихъ зацепокъ. Также которые наши послы пойдутъ къ тебе черезъ наши земли и гости съ ними, или опричь пословъ гости пойдутъ къ тебе черезъ наши земли съ какимъ таваромъ ни буди, и намъ у техъ пословъ и гостей тавару не отнимати, а пропущати намъ къ тебе пословъ и гостей со всякимъ таваромъ черезъ твои земли съ какимъ таваромъ ни буди, и тебе у техъ нашихъ пословъ и гостей тавару не отнимати, а пропущати тебе къ намъ нашихъ пословъ и гостей со всякимъ таваромъ черезъ свои земли безо всякихъ зацепокъ. Также которые твои послы и гости куды ни пойдутъ къ намъ через ваши земли съ какимъ товаромъ ни буди, и тебе суседу нашему у техъ нашихъ пословъ и у гостей товару не отнимати, а пропущати тебе къ намъ пословъ и гостей со всемъ товаромъ черезъ свои земли безо всякихъ зацепокъ. А которые послы отъ иныхъ государей, откуды ни буди, пойдутъ къ намъ черезъ твои земли и гости съ ними съ какимъ таваромъ ни буди, и тебе Стефану  королю у техъ пословъ и гостей тавару не отнимати, а пропущати вамъ къ намъ техъ пословъ и гостей со всякимъ таваромъ черезъ свои земли безо всякихъ зацепокъ. Также которые послы отъ иныхъ государей, отколе ни буди пойдутъ къ тебе черезъ наши земли и гости съ ними съ какимъ товаромъ ни буди и намъ у техъ пословъ и у гостей товару не отнимати, а пропущати намъ къ тебе техъ пословъ и гостей со всякимъ товаромъ черезъ свою землю безо всякихъ зацепокъ. А въ те перемирные лета какова учинитца обида межъ нашихъ князей и людей въ земляхъ и въ водахъ и въ иныхъ въ какихъ въ обидныхъ делехъ, и наши князи и наместники и волостели украинные, сослався, да темъ обиднымъ деломъ всякимъ управу учинятъ на обе стороны, а въ какихъ обидныхъ делехъ наши князи и наместники и волостели не учинятъ управы, и намъ о томъ сослати судей, и они съехався, да темъ обиднымъ деломъ всемъ управу учинятъ на обе стороны безъ хитрости. А татя, беглеца, робу, дожника, по исправе выдати; а даное, положеное, заемное, поручное, отдати. А отойдутъ по семъ перемирнымъ грамотамъ межъ насъ урочные лета и розмирица межъ насъ учинитца, а въ ту пору которые твоей земли купцы или послы прилучатца въ нашихъ земляхъ, и намъ техъ вашихъ купцовъ и пословъ не порубати, ни статковъ у нихъ не отнимати, а отпустити намъ ихъ всехъ доброволно со всеми ихъ статки. А которые наши послы или купцы прилучатца въ ту пору въ твоихъ земляхъ, и тебе нашихъ пословъ и купцовъ также не порубати и не имати и животовъ ихъ у нихъ не отнимати, а отпустить ихъ всехъ доброволно со всеми ихъ животы. А на томъ на всемъ какъ в сей перемирной грамоте писано, мы великий господарь Стефанъ Божью милостью король Полский и великий князь Литовский, Руский, Пруский, Жомоитцкий, Мазоветцкий, Ифлянский, княже Седмиградский и иныхъ, цаловали есмо крестъ тобе великому господару Ивану Васильевичу Божью милостью господару всея Руси и великому князю Володимерскому, Новгородскому, Казанскому, Астороханскому, Псковскому, Тверскому, Югорскому, Пермскому, Вятскому, Болгарскому и иныхъ на томъ, што намъ по сей перемирной грамоте до тыхъ урочныхъ десети летъ, тотъ миръ держати крепко по тому, какъ в сей перемирной грамоте писано. Писана у Варъшаве, отъ созданья миру лета семъ тысячъ девяеностого, а отъ Рожества Христового 1582, месяца октебра … дня.


[1]  Среди наиболее подробных общих работ см.: Формирование территории Российского государства. XVI – начало XX в. (границы и геополитика) / отв. ред. Е.П. Кудрявцева. М.: Институт российской истории РАН; Русский фонд содействию образования и нуке, 2015. С. 9-39; Граля И. Иван Михайлов Висковатый. Карьера гос. деятеля в России XVI в. М.: Радикс, 1994; История внешней политики России. Конец XV – XVII век (от свержения ордынского ига до Северной войны). М.: 1999. С. 109-196; Филюшкин А.И. Изобретая первую войну России и Европы. Балтийские войны второй половины XVI в. глазами современников и потомков. СПб., Дмитрий Буланин, 2013.

[2] Тексты приведены по изданию Сборник императорского Русского исторического общества. СПб., 1882. Т. 35. № 24. С. 125-133.

[3] Переговоры см.: СИРИО. СПб., 1882. Т. 35. № 24. С. 111-137.

[4] Там же. С. 118-119.

[5] Там же. С. 120.

[6] Там же. С. 125-129.

[7] Там же. С. 129-132.

[8] Грамота опубликована по: СИРИО. Т. 35. № 75. С. 398-402.

[9] Текст приведен по: Сборник Муханова. Изд. 2-е. СПб., 1866. № 79. С. 125-129.

[10] Текст приведен по: АЗР. СПб., 1848. Т. 2. № 43. С. 53-56.

[12] СИРИО. Т. 35. С. 593 – 594.

[13] РИО. Т. 35. С. 637 – 641.

[14] АЗР. Т. II. С. 148 – 151.

[15] РИО. Т. 35. С. 743 – 747.

[16] Сборник императорского Русского исторического общества. СПб., 1887. Т. 59.

[18] Формирование территории российского государства. С. 33-34.

[19] РИО. Т. 59. С. 189-193.

[20] Формирование территории российского государства. С. 33.

[21] РИО. Т. 59. С. 193-194.

[22] СИРИО. Т. 59.

[23] СИРИО. Т. 59.

[24] СИРИО. Т. 59. С. 248-249.

[25] СИРИО. Т. 59. С. 303-306.

[26] СИРИО. Т. 59. С. 324-328.

[27] СИРИО. Т. 59. С. 407-411.

[28] СИРИО. Т. 59. С. 411-414.

[29] СИРИО. Т. 59. С. 514-516.

[30]СИРИО. Т. 71. С. 729.