• Главная

«Олени и нарты vs снегоходы – что выбирает коренной житель Крайнего Севера»

Дата публикации:

В Санкт-Петербурге прошла «Арктическая вечеринка», в рамках которой состоялся Science Slam. Наш коллега – старший преподаватель СПбГУ, этнограф-исследователь народов Севера Станислав Киселев принимал участие в этом интеллектуальном соревновании и победил. Об этом и не только мы побеседовали с молодым ученым.

— Расскажите, пожалуйста, в чем особенности проведения Science Slam?

Развитие Science Slam в России началось именно с таких открытых городских мероприятий. На данный момент классические слэмы проходят в 20 регионах страны. Городской Science Slam проходит как правило, в рок-клубе или в популярном баре. Молодые ученые рассказывают о главных научных идеях современности и собственных научных исследованиях. У каждого слэмера есть 10 минут, чтобы остроумно, доступно и интересно донести свою идею до публики, которая в свою очередь определит лучшего аплодисментами.

Science Slam придумали в Германии, а с 2013 года этот проект реализуется в Петербурге и Москве. Его организовывает одна и та же команда, медиакомпания «Бумага». За этот год в двух столицах они провели 6 университетских, 3 тематических и 2 городских Science Slam, на которых побывало больше двух тысяч человек и в десятки раз больше смогли посмотреть он-лайн трансляции.

— Каким образом отбирают участников?

Общая практика - ученые оставляют заявки, а потом это — дело организаторов. Но на меня они сами вышли и предложили участие. Не так много относительно молодых ученых занимается в Санкт-Петербурге коренными народами Севера, и все друг друга знают. Коллеги посоветовали мою кандидатуру. Мне было любопытно — новый опыт, расширение аудитории и прочее. Решил рассказать об оленеводах, чтобы на фоне рассказов о флоре и фауне, показать, что там тоже живут люди. Жители Арктики сильно отличаются от жителей других регионов: живут в чумах, пасут оленей и почему-то отказываются быть как все. Мне хотелось расскзать о том, чем вредны попытки «цивилизовать» ненцев. Культура этих народов — сложный адаптивный механизм, благодаря которому они могут выживать в экстремальных условиях Крайнего Севера. 

—Почему Вы решили остановить свой выбор именно на таких исследованиях?

Ненцы: занимаются кочевым оленеводством. Живут от Мурманской области до левобережья Енисея. Это коренной малочисленный народ РФ – с численностью до 50 тысяч человек.

Изучением ненцев я занимаюсь почти столько же времени, сколько и работаю в университете. Т.е. когда в 2002 году, сразу после защиты диплома меня взяли работать на кафедру этнографии и антропологии, я начал заниматься изучением этого народа. За это время было реализовано много проектов по Северу. Например, в 2007 году СПбГУ и Абердинский университет реализовали проект «Приполярная перепись – 80 лет спустя»: была организована экспедиция к ненцам полуострова Канин (Архангельская область), чтобы «переписать» ненцев, используя те же методики, что и в переписи 1926/27 года.

Как раз по ненцам Канина мною была защищена кандидатская диссертация.

Как эксперт я участвовал в этнологических экспертизах важнейших проектов промышленного освоения Севера. Например, работа на Ямале по проекту «Ямал СПГ» — добыча, сжижение и транспортировка природного газа (север Ямала); работа среди води и ижоры Ленинградской области по проекту Северный поток-2 и др.

Вместе с коллегами из Института наук о Земле мы разрабатывали корпоративную методику компенсации ущерба коренным народам при промышленном освоении регионов Крайнего Севера для ОАО «Газпром».

— Для СПбГУ изучение Арктики это одно из традиционных направлений. Расскажите, пожалуйста, подробнее об этом как этнограф.

Сейчас в учебном плане делается акцент на наиболее важные и актуальные вопросы развития коренных народов. В 2017 году была открыта магистерская программа «Этнологическая экспертиза». Упрощенно суть в следующем — цель экспертизы в разработке мер, которые защищают коренные народы от негативных воздействий, и разработка мер, позволяющих им развиваться. Например, начинают добычу нефти в Арктике, и, вместе с профильными разработчиками, туда обязательно едут этнографы, чтобы понять, как минимизировать негативные последствия такого промышленного освоения для коренного населения и как сделать так, чтобы уникальные культуры народов России сохранялись и развивались. Или, например, Федеральным агентством по делам национальностей разрабатывается и реализуется Программа национальной политики РФ. Участие этнографов-экспертов в этом процессе позволяет разработать и осуществить наиболее адекватные меры, которые позволят коренным народам жить и развиваться.

Магистерская программа СПбГУ как раз направлена на то, чтобы дать студентам возможность овладеть навыками экспертизы. Мне кажется это принципиально важно и актуально для двухуровневой системы образования, когда бакалавриат дает «базовые» фундаментальные знания, а магистратура позволяет овладеть практическими навыками. Важно, что это единственная такая магистерская программа в России. Причем, учитывая, что Федеральный закон об этнологической экспертизе находится на финальной стадии принятия его Государственной думой, значение такой программы сложно переоценить.

 

 

 Другие материалы:

Фотографии Science Slam с участием С.Киселева

Запись лекции можно посмотреть здесь