• Главная

Везде и нигде. Откуда пошли первые славяне

Дата публикации:

О том, кто такие славяне, об их прародине и первых протогосударствах рассказал в интервью газете «Санкт-Петербургские ведомости» доцент СПбГУ Роман Наливайко:

Как известно, отсчет русской государственности ведется с 862 года. Когда в 1862 году, при императоре Александре II, праздновалось тысячелетие России, оно было отмечено установкой памятника в Великом Новгороде. К 1150-летней годовщине российской державы в Старой Ладоге усилиями археолога Анатолия Николаевича Кирпичникова был установлен первый в стране памятник Рюрику и Олегу. В следующем году исполнится уже 1160 лет с момента основания государства...
Но у людей любознательных всегда остается недоумение: а что же было прежде? Не могла же история начаться только в 862 году.

– Роман Алексеевич, вопросом о том, кто такие славяне и откуда они взялись, ученые занимаются уже не одно столетие.

– И к однозначному ответу не пришли, версий меньше не становится. В нашем распоряжении есть источники, которые в разное время разными учеными были интерпретированы по-разному, из-за чего выстроить окончательную общепризнанную концепцию практически невозможно.
Вопрос вообще достаточно политизированный, поскольку, когда в XVIII – XIX веках начиналось его изучение, ни западные славяне (словаки, чехи), ни южные (хорваты, сербы, болгары) своей государственности не имели. Первые находились в составе Священной Римской империи (официально она просуществовала до 1806 года), вторые – под игом Османской. По поводу восточных славян в российской историографии как раз тогда бушевали споры норманистов и антинорманистов: способны ли были славяне вообще самостоятельно создать государственность?
Сложность ответа на этот вопрос в немалой степени в том, что под своим именем славяне появились только в VI веке нашей эры. Казалось, помочь могли бы археологические источники, но беда состоит в том, что археологические культуры, существовавшие до этого рубежа, исследователи затрудняются определить именно как славянские. В них смешаны различные традиции, характерные для балтов, германцев, славян, угро-финнов, и зачастую трудно сказать, в какой именно больше славянских черт.
Каждая последующая археологическая находка, каждое новое переосмысление существующих источников приводит к новым выводам. Не случайно современный московский историк Сергей Викторович Алексеев, автор серии книг, посвященных ранней истории славян, отмечает две крайности в исследовательской литературе: славяне или везде, или нигде. То есть либо ученые пытаются «удревнить» славян, возводя их появление к III тысячелетию до нашей эры, либо звучит тезис, что они появились только в V веке нашей эры.

– Как известно, для реконструкции древнейшей истории применяют «междисциплинарный подход», то есть используют данные самых разных наук.

– Конечно. Например, лингвистики. Согласно ее данным, славянские языки являются ветвью индоевропейской языковой семьи, к которой также относят германские, кельтские, романские, балтские языки. Предполагают, что некогда существовала индоевропейская общность, из состава которой славяне выделились еще в бронзовом веке, то есть в III тысячелетии до нашей эры. Правда, согласно другой версии, сначала существовала славяно-балтская общность, и в середине I тысячелетия до нашей эры произошло разделение славян и балтов.
Теперь о гипотезах археологов. Первой праславянской археологической культурой советский археолог-славист Валентин Васильевич Седов называл культуру Подклешевых погребений, которая существовала в V – I веках до нашей эры в бассейне средней и частично верхней Вислы, почти по всему бассейну Варты, а затем распространилась до среднего течения Одера на западе и Припятского Полесья и Волыни на востоке. Название происходит от того, что погребения накрывали сосудом, перевернутым вверх дном. По-польски сосуд – klosz (клош).
Также со славянами связывают еще несколько археологических культур – Зарубинецкую, Киевскую и ряд других. Причем по поводу каждой существуют дискуссии.
Наконец, все гипотезы «сходятся» на Черняховской археологической культуре, или, как ее еще называют, культурно-исторической общности. Она существовала в Северном Причерноморье в IV – V веках нашей эры, была этнически неоднородной, включала славян, иранские племена (потомков сарматов) и германцев.
Там господствовало германское племя готов, и славянские племена признавали его власть. Готский историк Иордан в своем труде «О происхождении и деяниях гетов» поведал о «державе готов», расцвет которой пришелся на правление короля Германариха в середине IV века.
Однако вскоре готы были разгромлены кочевниками-гуннами, им пришлось уходить на запад – это стало катализатором Великого переселения народов. Но часть «Черняховского населения» осталась на своем месте, и это дало начало археологическим культурам, которые точно признаются славянскими, – Пражской и Пеньковской. Время их формирования – V – VI века нашей эры. Пражскую культуру именуют так, поскольку археологи впервые обнаружили ее памятники около Праги, Пеньковская названа по селению Пеньковка на территории современной Украины.

– А что говорят о славянах письменные источники?

– Исследователи считают, что древнейшее название славян, зафиксированное в письменных источниках, – венеды. Речь о древнеримских авторах. Гай Плиний Старший в «Естественной истории» (77 год нашей эры) «помещает» венедов рядом с германцами и сарматами. Публий Корнелий Тацит в своем сочинении «О происхождении и местоположении германцев» (98 год нашей эры) упоминает венедов, но затрудняется сказать, к кому они ближе – к германцам или сарматам. И, наконец, Клавдий Птолемей около 160 года в сочинении «Руководство по географии» указывал, что венеды обитали в Сарматии вдоль некоего Венедского залива.
Возможно, венеды – это вообще некий собирательный этноним, который на каком-то историческом этапе закрепился за частью славян, а потом с распадом гипотетической «венедской общности» исчез. Хотя сами славяне себя венедами не называли. В Слове о полку Игореве есть упоминания о «венедицкой земле», что означает какую-то чужую, далекую землю.
Однако вот любопытная деталь: по-фински и сегодня Россия звучит как Веняйя, по-эстонски – Венемаа, то есть как раз «земля венедов».

– Так где же, собственно говоря, прародина славян?

– Автор Повести временных лет, ссылаясь на некие предания, утверждал, что предки славян жили на Дунае. Современные исследователи считают эту версию наименее доказуемой. В настоящий момент в среде ученых доминируют две концепции. Согласно первой, предки славян обитали между Вислой и Одером, согласно второй – в Среднем Поднепровье. Один из аргументов в споре – лексика: известно, что все слова в славянских языках, связанные с морем, являются заимствованными. Это говорит о том, что формирование славянской общности происходило на территориях, удаленных от него.
Как я уже упоминал, катализатором для расселения славян в IV веке нашей эры стало нашествие с востока кочевников-гуннов. Под их натиском германские, угорские племена уходили на запад, освобождались территории, на которые и пришли славяне.
Исследователи считают, что именно тогда и произошло разделение славян на три ныне существующие группы: южные, восточные и западные. Южные славяне – сербы, хорваты, болгары – двинулись на Балканы. Восточные славяне заселили Восточную Европу, западные – поляки, чехи, словаки – Центральную.
К западным славянам относят также полабские племена, названные так по реке Лаба, или Эльба: лютичей, ободритов, лужичан. В Средневековье они жили на побережье Балтийского моря и контролировали все торговые пути в регионе. Судьба их печальна: в XII столетии они были завоеваны немцами в ходе крестовых походов, онемечены и фактически прекратили свое существование в прежнем виде.
Такие города, как Росток, Мекленбург, Любек, когда-то были центрами полабских славян, название Бранденбург происходит от славянского «Бранибор». Вы, наверное, удивитесь, но на территории современного Берлина в VIII – XII веках проживали племена западных славян!.. Интересно, что и само название нынешней германской столицы считается славянским, его возводят к слову berdlin из древнечешского языка, которое в переводе обозначает «сторожевой пост».
Славянские языковые корни можно найти в названии некоторых микрорайонов Берлина – Букков, Рудов, Панков, Кладов. На юге города расположен район Бриц, что в переводе означает «березовый лес». Наименование административного района Кепеник также считают славянским по происхождению, его можно перевести как «поселение на острове». В легендарном фильме «Семнадцать мгновений весны» именно в Кепенике жила радистка Кэт, а Штирлиц оправдывался перед Мюллером: «Мне пришлось ехать в объезд, через Кепеник-штрассе, мимо казарм...».

– Когда славяне появились под своим нынешним именем?

– В исторических источниках под этим именем они впервые начинают фигурировать в V – VI веках. Первоначально – в форме «словене». Этот этноним объясняют как «владеющий словом, могущий говорить на понятном языке». В отличие от «немцев» – «немых», не умеющих говорить на понятном языке. Недаром слово «немец» когда-то, в далекой древности, распространялось на всех иноплеменников, говоривших на «непонятных» языках.
Существует и версия названия славян от «слава», то есть славные, храбрые. Правда, форма «славяне» является более поздней.
Академик Борис Александрович Рыбаков в своей работе «Киевская Русь и русские княжества XII – XIII вв.», опубликованной в 1982 году, предложил еще более экзотическую версию. Он разделил слово «словене» на две части: «слы» и «вене», получив «представители, послы венедов».

– Но если следовать такому методу, то можно много версий предложить.

– Возможно, вы в чем-то правы... Что же касается первых государств славян, то они появились в VII веке. Первым было «государство Само», названное так по имени франкского купца, выбранного князем и правившего в 623 – 658 годах. Находилось оно на территории современной Чехии, части Австрии, Силезии, Словакии и объединяло предков современных чехов, словаков, словенцев.
У южных славян первым государством было Болгарское царство. Его оформление датируют 681 годом, когда его признала Византия.
В 822 году появляется государство западных славян Великая Моравия, в 870-х годах – Чехия. Что касается польской государственности, то здесь, как правило, говорят о Х столетии: именно тогда действовал первый «исторически подтвержденный» князь Мешко, или Мечислав.
Что же касается восточных славян, то их расселение датируют VI – VIII веками. В Повести временных лет перечислены племена: поляне, северяне, древляне, радимичи, вятичи, кривичи, словене, волыняне, белые хорваты, уличи и тиверцы. Тогда же появились и так называемые племенные княжения. Летопись упоминает правителей радимичей и вятичей – Радима и Вятко.
Наиболее известными правителями той эпохи являются легендарные основатели города Киева – Кий, Щек, Хорив и сестра их Лыбедь. Некоторые историки, правда, считают, что Кий – это не имя, а обозначение деревянного посоха, символа княжеской власти. Но для летописца Кий был реально существовавшим персонажем.
Политическая история этого периода неизвестна. Мы не знаем времени правления этих князей, даже не знаем точно, существовали они или это легенда.

– Тем не менее получается, что к IX столетию, к которому относят известия о Рюрике, у восточных славян уже все-таки появляются некие «протогосударства».

– Да, однако даже известная дата – 862 год – и то весьма условна. Рюрик упоминается только в Повести временных лет, созданной в начале XII века. При этом в некоторых летописях он вообще не фигурирует. Академик Алексей Александрович Шахматов в своей работе «Сказание о призвании варягов», опубликованной в 1904 году, относил легенду о призвании варягов только к XII столетию – именно тогда она попала в летописи.
Сам факт призвания тоже вызывает большие вопросы, поскольку для Европы это, что называется, бродячий сюжет. Точно так же Англо-саксонская хроника упоминает призвание англов и саксов на территорию Британии. Опять же, когда создавалась Повесть временных лет, на киевское княжение в 1113 году был приглашен Владимир Мономах. То есть тоже призван, причем в условиях, похожих на те, что были при появлении Рюрика, – после восстания.
Важно и то, что современная историческая наука ни в коем случае не связывает начало государственности с 862 годом, поскольку даже если Рюрик и появился в Новгороде или в Ладоге, его уже кто-то призвал. То есть уже были какие-то политические структуры, которые могли и были полномочны это сделать.
Да к тому же точно неизвестно, куда именно пригласили Рюрика: то ли в Ладогу, то ли в Новгород... Новгород как город призвания появляется в более поздних летописях, составленных уже в XVI веке, – Никоновской, Воскресенской.

– Откуда пришел Рюрик – тоже вопрос.

– На этот счет есть несколько версий. Согласно одной, он происходил из полабских славян, к тому же приходился внуком легендарному новгородскому старейшине Гостомыслу. Согласно другой, он был скандинавом. В Дании известен конунг Рорик Фрисландский, который жил и действовал примерно одновременно с летописным Рюриком. Но исследователям не хватает данных, чтобы их отождествить.
Вообще знания о том периоде у историков очень смутные из-за минимума источников. В трактате императора Константина Багрянородного указывается, что княгиня Ольга, жена князя Игоря, прибыв в Византию, привезла с собой тринадцать родственников. Кто они – неизвестно. Ученым неведомы даже имена родителей княгини Ольги...
Это обстоятельство, с одной стороны, усложняет поиск, а с другой – делает его еще более интересным. То есть исследователи в данном случае чем-то напоминают настоящих сыщиков, эдаких Пинкертонов. При этом, естественно, им следует опираться на работы предшественников, иначе неизбежно начинается «изобретение велосипеда».
В последнее время у нас появляется огромное количество книг, авторы которых, претендуя на сенсацию, излагают версии и концепции, которым уже лет сто и больше. То есть они прозвучали еще в конце XIX века. А современные сочинители об этом не ведают, совершенно не интересуясь тем, есть ли на эту тему какая-либо критическая литература.
Важно также понимать время написания той или иной хроники, летописи, цели ее создания, вопросы авторства. Все это называется критикой исторического источника. Это особая тема, показывающая, насколько сложна работа исследователя, отличающая любителя, или, как сейчас выражаются, «фрика», от профессионального историка.

ИСТОЧНИК: Санкт-Петербургские ведомости